Глава 60 ОБ ИССТУПЛЕНИИ И ДЕВИНАЦИИ, КОТОРАЯ ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ВО ВРЕМЯ БДЕНИЯ

На главнуюАвторы и книгифорум rumagic.comНаша твиттер лентаСмОтРеТь ФиЛьМы о МаГиИОбмен линками
 




Глава шестидесятая

ОБ ИССТУПЛЕНИИ И ДЕВИНАЦИИ, КОТОРАЯ ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ВО ВРЕМЯ БДЕНИЯ; О СВОЙСТВЕ МЕЛАНХОЛИЧЕСКОГО СОКА, БЛАГОДАРЯ КОТОРОМУ ПОДЧАС ЗАСТАВЛЯЮТ ДЕМОНОВ ВХОДИТЬ В ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ТЕЛА

Бывает, что не только те, кто спит, но и бодрствует, подчас имеют дух расслабленный и распространенный мыслями. Божественный Аристотель называет такую девинацию исступлением и ведет ее происхождение от меланхолического сока, говоря что меланхолики очень хорошо гадают и девинируют, быстро приобретают к этому привычку, и легко получают впечатления от небесных тел, а в "Проблемах" он говорит, что сивиллы, вакхиды, Пикератиз Сиракуз, Химон стали гадателями благодаря меланхолическому соку. Если существует в человеческом теле нечто, причиняющее человеку исступление, то это меланхолический сок, но не тот, который называют черной желчью, вещью столь скверной и столь ужасной, что медики и физики утверждают будто ее буйность и неистовость могут заставить демонов осадить человеческое тело; мы же подразумеваем здесь меланхолический сок, который называется натуральным и белым. Когда он возбужден и воспален или разогрет и взволнован, то возбуждает исступление, ведущее к девинации, особенно, если ему помогает какое-либо небесное влияние, более всего Сатурна, который будучи холодным и сухим, как и меланхолический сок,повседневно влияет на него, увеличивает его и сохраняет. Помимо того, будучи патроном тайного и уединенного созерцания, он сообщает ей знания и предсказания вещей будущих; и именно так понимает это Аристотель в своей книге "Проблемы": благодаря меланхолии, говорят строки книги, случается, что люди становятся поэтами. Помимо того, он говорит, что все, кто отличается в науках, в большинстве своем являются меланхоликами. Демокрит писал, что некоторые люди в жизни могут быть грубыми, смутьянами, глупцами, как например Гесиод, Тинник, Кальциньян, Гомер, Лукреций, но они в моменты исступления создавали столь замечательные творения, что с трудом понимали их сами. То же говорит божественный Платон о большинстве поэтов, которые, когда их оставит исступление, не понимают того, что они написали, хотя и очень хорошо писали во время исступления. Кроме того, говорят, что меланхолический сок столь повелителен, что своим огнем, своей необузданностью заставляет прийти в тела людей небесных духов. Благодаря их присутствию, ощущению, инстинкту, или инспирации, как говорят древние, люди бывали восхищаемы и говорили множество прекрасных вещей. Они говорят, что душу, побуждаемую меланхолическим соком, ничто не остановит и, порвав телесные узы и путы, она вся восхищена воображением и становится также обиталищем низших демонов, у которых зачастую учится искусству; вот почему бывает, что совершенно невежественный и весьма грубый человек внезапно становится умелым художником или знаменитым архитектором, или мастером, умелым в каком-нибудь другом искусстве. А когда этот вид духов нам предсказывает будущее, они нам то, что касается перемен, переворотов в государстве и видоизменений погоды, наводнения, землетрясения, смертность, голод, упадок и тому подобное. Когда душа совершенно разумна, она становится обиталищем духов средних или воздуха и, таким образом, она обретает науку и знание вещей естественных и человеческих, и мудрость, приобретая таким образом качества, при которых человек становится внезапно большим философом, умелым врачом и красноречивым оратором, предсказывает другим людям грядущее как это делали сивиллы у римлян. Но когда душа пробуждается в духе, становясь обителью духов высочайших или высших, он познает от них секреты вещей божественных, а именно, закон Бога, порядок ангелов и то, что касается вечного знания вещей спасения душ; она предвидит вещи, зависящие от Божественного предзнаменования, например, чудеса и необычные явления, которые должны совершиться, пророков, которые должны прийти, и изменение религии или закона; так сивиллы предсказали пришествие Иисуса Христа много ранее того, и даже Вергилий предсказывает его в разных местах.

Существуют также определенные предсказания, находящиеся между естественной и сверхъестественной девинации, как это бывает у умирающих и отягощенных старостью. Они многократно предвидели то, что должно произойти, ибо, как говорит Платон в своей "Республике", у тех, чьи чувства менее сильны, те слышат лучше и проникают глубже в вещи, и находятся ближе от места, куда должны уйти, и их путы уже как бы расслабились и, не столь сильно подчиняясь телу, они получают более легко свет божественных откровений.


Глава шестьдесят первая

О ФОРМАЦИИ ЧЕЛОВЕКА, О ЧУВСТВАХ ВНЕШНИХ И ВНУТРЕННИХ, И О ДУХЕ; О ТРЕХ АППЕТИТАХ ДУШИ И О СТРАСТЯХ ВОЛИ

Некоторые теологи считают, что Бог не сотворил немедленно тело первого человека, но что он использовал небо и элементы, чтобы его составить и сформировать. Алкинус, который следовал доктрине Платона, того же мнения и считает, что Бог - Верховный Творец всего мира, богов и демонов, посему они бессмертны, и что меньшие боги или младшие, ведя порядок от Великого Бога, сотворили остальное и все виды животных; ибо, если бы Он сотворил их тоже, они были бы также бессмертны. Боги же, взяв нечто от земли, огня, воздуха и воды и, соединив эти части вместе, сделали тело для служения душе, наделяя каждую из них своей способностью, вплоть до самых низших и меньших, тех, которые расположены наиболее низко, а именно, гнев - сердцу, похотливость - животу, но чувства наиболее благородные - голове или цитадели всего тела, и, кроме того, различные органы речи и слова. Чувства делятся на внешние и внутренние; внешние подразделяются на пять, всем известных, которым присваивается пять органов или исполнителей, как некие основы, расположенные таким образом, что размещенные в наиболее высокой части тела, являются вместе с тем и самыми чистыми. Так глаза, находящиеся в самом высоком месте, очень чисты, будучи в натуральной связи со светом и природным огнем; затем уши, находящиеся во втором ряду по местонахождению и чистоте, сравнимы с воздухом; затем - орган вкуса, который наиболее груб и тяжел, и который подобен воде; наконец, в последнем ряду осязание, распространенное повсюду, предназначенное для чувственности. Чувства самые сильные есть те, которые воспринимают без приближения натуральных вещей, сообщаясь с ними и получая от них сообщения и впечатления, как-то зрение и слух; и даже обоняние воспринимает вещи в среде воздуха без приближения к ним. Вкус не чувствует ничего, не будучи рядом; осязание имеет два качества, ибо чувствует тела, близкие к нему, и подобно зрению, видящему вещи в воздушной среде, осязание с помощью прута или палки чувствует вещи твердые и мягкие, и жидкие.

Чувства внутренние, согласно Авероесу, подразделяются на четыре, из которых первое называется общее чувство, потому что оно получает и собирает первым ощущения и совершенствует все образы, представленные внешними чувствами; второе - сила или способность представления, его роль которого удерживать образы, которые оно получило от первого чувства, и предоставить их чувству третьего вида или силе и способности думать и верить в свой предмет, или природе, которое есть фантазия и, получив образы, понимать и судить какого рода в каком они состоянии, и в каком качестве. Задача и роль фантазии - рекомендовать или давать памяти, являющейся четвертой способностью (качеством), те вещи, которые она распознала, соединила собрала, поняла, ибо все эти способности вообще - рассуждения, расположения, рассмотрения и т.д. - есть то, что побуждает к действию. Что касается духа и вещей интеллектуальных, то - понятия, способности, дисциплины, рассудок, советы, выбор - именно эти чувства показывает нам в снах вещи, которые должны произойти. Вот почему иногда называют фантазию рассудком фантастическим, и это есть последний след разума, потому что, как говорит Ямвлих, родившись со всеми силами духа, она изобретает всевозможные фигуры сходных видов и действий, и переводит то, что видит, или впечатления одних способностей другим. Она заставляет верить тому, что исходит от понимания, но сама своей силой она получает от всех других образы и обозначает их благодаря своему свойству; так что она их собирает, сравнивает и находит в них подобие, она формирует или изобретает все акции души и приспосабливает внешние к внутренним, а затем запечатлевает в теле. Итак, эти чувства имеют свои органы в голове, ибо общее чувство и представление удерживают первые места, первые жилища, обители или клетки (ячейки) мозга. Аристотель говорит, что орган общего чувства располагается в сердце, мысль или способность мыслить помещается в середине головы, а память помещается сзади головы. Кроме того, есть много органов голоса и речи или слова, а именно: мышцы межреберные в груди; грудной панцирь, легкие, трахея, гортань, и все те мышцы, которые являются органами дыхания. Орган слова есть сам рот, в котором формируются и образуются слова, язык и гортань, занимающая место у смычки, и небо, проводящее звук в движение при открытии рта, как струны инструмента; помимо того нос, способствующий приданию хорошего или плохого звука. Дух, который не связан с телом, занимает место выше чувственной души, которая выражает его силы через органы тела. Этот дух имеет две натуры, - одну, которая изыскивает вещи, содержащиеся и порядке природы, их причины, их свойства и их развитие, и которая состоит в созерцании и поиске истины; по этой причине она называется дух созерцающий. Другая натура, сила или свойство духа - распознающая вещи, которые следует сделать или избегать. Эта натура занимается лишь консультацией и действием, поэтому называется дух активный, или активная способность. Природа ввела такой порядок в свои силы, чтобы благодаря чувствам внешним мы познавали, помимо сходства тел вещи, наиболее абстрактные, которые не являются ни телами, ни подобными им вещами; и следуя этим трем порядкам сил души, рождаются три вида аппетитов в душе. Первый является естественным, состоящим в определенной склонности природы стремиться во всех вещах к цели; второй является животным, повинующимся чувствам, и подразделяющийся на раздражительный и пожелательный; третий аппетит является интеллектуальным, называющимся волей, который сам по себе отличается от чувственного, и который не вожделеет или не желает ничего из того, что может представиться чувствам, не поняв этого некоторым образом. Но воля, особенно часто простирающаяся на то, что возможно, поскольку она свободна по своей сущности, может также простираться и на вещи невозможные, подобно желанию демона быть равным Богу. Вот почему она постоянно искажается или извращается чувствованиями вещей низших. Так этот извращенный аппетит порождает в себе четыре страсти, которыми подчас одержимо и тело.

Первая из них называется Наслаждение, являющаяся некоей изнеженностью и угодливостью духа или воли, ибо они охотно позволяют себя увлечь к этой сладости, которую представляют им с чувствами, чтобы они на нее согласились и ей подчинились; вот почему ее определяют как склонность духа к наслаждению, которое его изнеживает и дает трусость.

Вторая называется Излиянием. Это расслабление или растворение способности или силы происходит, когда вся сила и намерение духа увлекается, теряется, растворяется, распыляется в наличествующем благе. Дух выходит, чтобы воспользоваться им.

Третья называется Тщеславие или кичливость. Тогда считают себя приобретшим или достигшим некоего великого бога, обладанием которым заносчиво похваляются, радуются и славят себя всуе.

Четвертая и последняя - Недоброжелательность, являющаяся определенным удовольствием от видения несчастья другого, не будучи в нем заинтересованным, или не находя в том личного интереса, т.к. если кто-нибудь радуется скорее от доброжелательности к себе, чем от недоброжелательности к другим.

Боль рождает четыре страсти, противоположные вышеописанным, порожденным неумеренным аппетитом к удовольствию, а именно Отвращение, Грусть, Страх и Разочарование или досада, постигаемые, когда видят благо другого, которое нам не причиняет зла, что и называют завистью; т.е. грусть при счастье у других, в то время, как сострадание есть грусть при их болях и несчастьях.


Глава шестьдесят вторая

О СТРАСТЯХ ДУШИ, О ИХ ПРОИСХОЖДЕНИИ, О ИХ РАЗЛИЧИИ И ВИДАХ

Страсти души есть не что иное, как определенные движения или склонности, происходящие от того, как рассматривают ту или иную вещь, а именно как хорошую или плохую, подходящую или нет. Существует три вида взглядов или восприятий, а именно, чувственные, рассудочные; и отсюда существуют также три вида страстей в душе. Когда они следуют чувственному восприятию, тогда они касаются добра или зла временного как-то: удобного или неудобного, приятного или отталкивающего и называют их страстями натуральными или животными. Когда они выходят из рассудочного восприятия, тогда они касаются добра и зла как добродетели и пророки, как похвалы и порицания, как полезного и бесполезного, честного и бесчестного и называются страстями рассудочными или произвольными. Они происходят подчас от ментального восприятия, и касаются добра и зла, или некоего справедливого и несправедливого, истинного и ложного и тогда они называются страстями интеллектуальными. Страсти души, подразделяющихся на нежелательные и раздражительные, касаются добра и зла в том и другом случае, но по-разному, ибо часть нежелательная касается подчас добра и зла неким абсолютным манером; и в этом причина и происхождение любви и сильной склонности и наоборот, - ненависти. Если какое-либо благо отсутствует или удалено, то отсюда может исходить боль и желание, но не как наличествующие, но готовые произойти. Можно обнаружить одиннадцать страстей в духе, каковые есть любовь, ненависть, желание, отвращение, радость, грусть, надежда и отчаяние, смелость, страх и гнев.


Глава шестьдесят третья

КАК СТРАСТИ ДУШИ МЕНЯЮТ ДАЖЕ ТЕЛО, ВОЛНУЯ ДУХ

Когда страсти души выходят из чувственного восприятия, то ими управляет фантазия или сила воображения, которую она имеет над различными страстями, изменяя чувствительным образом собственное тело, меняя акциденции в теле, заставляя дух идти вверх или вниз, наружу или внутрь, производя разные изменения в членах; так радость расширяет дух, страх сжимает его, стыд поднимает его в мозг. В радости сердца дух расширяется мало-помалу, в грусти он понемногу сжимается. То же самое в гневе и в страхе происходит внезапно. Гнев и желание мстить также производят жар, красноту, вкус горечи и понос. Страх привлекает холод, трепетание сердца, изъяны голоса и бледность. Грусть заставляет потеть и придает белый или желтый цвет лица. Сочувствие или сострадание располагает тело сочувствующего таким образом, что оно кажется телом другого; вещь достаточно обыденная, когда между любовниками существует столь сильная склонность и привязанность, что если кто-либо из них страдает, то другой переживает тоже самое. Печаль заставляет сохнуть и чернеть. Страсти могут причинить смерть, когда они слишком сильны. Вполне обыденная вещь, когда подчас умирают от избытка радости, грусти, любви, ненависти и излечивается также зачастую благодаря этим крайностям. Из истории известно, что тиран Сиракузский умер внезапно, получив известие о своем поражении; также одна мать умерла в поле, увидев своего сына, вернувшимся после битвы при Каннах. Мы знаем, что есть собаки, умирающие от грусти, потеряв своего хозяина или видев его смерть. Случаются также длительные болезни от этих страстей, которые трудно лечатся. Подобно этому есть люди, которые дрожат, когда смотрят с высоты, становятся как бы оглушенными и теряют все чувства: отсюда происходят рыдания лихорадки, эпилепсия, которые иногда проходят вследствие определенных воздействий. Как это случилось с сыном Креза, которого мать родила немым, но сильный страх и большое желание говорить возвратили ему дар речи. Когда мы застигнуты врасплох, зачастую жизнь тотчас покидает нас, но во многих случаях она возвращается также внезапно. Александр Великий продемонстрировал, что может сделать гнев в соединении с большой храбростью и отвагой, когда выступая на Индию, его тело испускало огонь и свет.

В истории видим, что отец Теодорий испускал искры от всего своего тела настолько, что искрящиеся языки пламени сверкали со всех сторон. Иногда подобные вещи проявляются у животных. Говорили о коне Тиберия, испускавшего пламя изо рта.


Глава шестьдесят четвертая

КАК СТРАСТИ ДУШИ МЕНЯЮТ ТЕЛО ПО СХОДСТВУ И ПУТЕМ ПОДРАЖАНИЯ; О ТРАНСФОРМАЦИИ И ПЕРЕРОЖДЕНИИ ЛЮДЕЙ И О СИЛЕ, КОТОРАЯ ОБЛАДАЕТ СПОСОБНОСТЬЮ ВООБРАЖЕНИЯ

Упомянутые страсти подчас изменяют тело благодаря подражанию, вызываемому похожими вещами, которые возбуждают живое и сильное воображение. Это, например, происходит, когда зевают, видя зевоту. Есть люди, у которых становится кисло во рту, когда им называют кислые вещи. Неудовольствие от какого-либо досадного зрелища вызывает отвращение и угнетение. Существуют также люди, которые плохо себя чувствуют, увидев человеческую кровь. Гийом говорит, что видел человека, которому было достаточно лишь увидеть лекарство, всякий раз, когда он нуждался в его действии, чтобы наступило сразу послабление желудка, хотя он не касался самого лекарства, но только потому, что видел его. По этой же причине тот, кто во сне страдает подчас невыносимо, как если 6 горел на самом деле, хотя в действительности здесь нет огня, но лишь видимое подобие. Случается, что даже тела людей трансформируются и преображаются иногда во сне, а подчас и наяву. Так Киппус, избранный впоследствии царем Италии, посмотрев с чрезмерной страстью на бой быков и размыслив над ней, уснул с этой мыслью и, проведя ночь, обнаружил наутро у себя рога, что произошло благодаря вегетативной способности, возбужденной сильным воображением, которое подтолкнуло или подняло соки в голову и заставило появиться рогам. Ибо, когда живое и пылкое воображение сильно взволновало чувственные образы, оно очерчивает и облик вещи, который передается в кровь, а кровь запечатлевает его во всех органах, которые питает. По этой же причине существует множество людей, которые внезапно становятся старыми, а маленький мальчик, в продолжение одной ночи, становится сформировавшимся мужчиной. Многие захотят присовокупить к этому раны Дагобора и стигматы Св. Франциска. Первый сильно боялся порчи, второй пылко созерцал раны Иисуса Христа. Также есть люди, которые могут быть перенесены из одного места в другое, проходя через реки, огонь и недоступные места, пребывая в состоянии полусна. Его члены возбуждены к движению, движимы и несутся к месту, которое воображается не зрением, но внутренней фантазией. Власть души над телом такова, что она поднимает самое тело и носит везде, где она себя воображает или грезит. Мы видим множество других примеров, которые обнаруживают замечательную власть духа над телом, подобно тому, что рассказывает Авиценна об одном человеке, который становился парализованным, когда этого хотел. Вот что говорят произошло с Галлием Вибием, который желал показать себя сумасшедшим и считая, что его страсти или порывы будут только трюком, действительно стал сумасшедшим. Св. Августин говорит, что есть люди, которые, если захотят, то меняют место своих ушей, а другие заставляют переместиться низ головы на верх, а затем перемещают обратно, когда захотят. И еще сегодня мы видим людей, которые так хорошо передразнивают голоса птиц, животных и даже людей и столь выразительно, что нет никакой разницы. Плиний также рассказывает, что женщины изменялись в мужчин, и дает тому много примеров. А Потанус говорит, что это произошло также и в его время с женщиной Гаетаной и некой Эвилией, которые будучи много лет замужем, преобразились в мужчин. Нет никого, кто не знал бы сколь велики власть воображения над духом, ибо она более близка субстанции души, чем чувства. Через сны, воображение и наитие можно заставить женщину или мужчину полюбить Кого-нибудь. Говорят, что таким образом Медея влюбилась в Ясона благодаря сну. Душа подчас выходит из тела благодаря сильному воображению. Это явствует из того, что рассказывает Цельс об одном жреце, который лишал себя чувств всякий раз, когда хотел, душа вышла из тела, и оставался подобно мертвому так, что не чувствовал никакой боли, когда его кололи или жгли. Впоследствии мы будем говорить более широко об этом.

Загрузить еще?
  Содержание :: Глава 60 ОБ ИССТУПЛЕНИИ И ДЕВИНАЦИИ, КОТОРАЯ ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ВО ВРЕМЯ БДЕНИЯ
Глава пятая О ЧУДЕСНОЙ ПРИРОДЕ ОГНЯ И ЗЕМЛИ Глава десятая ОБ ОККУЛЬТНЫХ СВОЙСТВАХ ВЕЩЕЙ
Глава 15 КАК МЫ ДОЛЖНЫ ИСКАТЬ И ДЕЛАТЬ ИСПЫТАНИЕ СВОЙСТВ ВЕЩЕЙ ПУТЕМ СХОДСТВА Глава семнадцатая КАК МОЖНО ПОЗНАВАТЬ И ИСПЫТАТЬ СВОЙСТВА ВЕЩЕЙ ПО ИХ СОГЛАСИЮ И ИХ ПРОТИВОРЕЧИЮ
Глава 20 СУЩЕСТВУЮТ ЕСТЕСТВЕННЫЕ СВОЙСТВА, КОТОРЫЕ НАХОДЯТСЯ ВО ВСЕЙ СУБСТАНЦИИ ИНДИВИДА И В КАКИХ-ЛИБО ЧАСТЯХ ИЛИ ЧЛЕНАХ ДРУГИХ Глава 25 О ВЕЩАХ, КОТОРЫЕ ЗАВИСЯТ ОТ САТУРНА
Глава 30 О ТОМ, ЧТО ПОДЛУННЫЙ МИР И ВСЕ, ЧТО ОН СОДЕРЖИТ, РАСПРЕДЕЛЕНО МЕЖДУ ПЛАНЕТАМИ Глава 35 О СМЕСЯХ ВЕЩЕЙ НАТУРАЛЬНЫХ И ИХ ПОЛЬЗЕ
Глава 40 О СПОСОБАХ СВЯЗЫВАТЬ: КАКОГО ВИДА ОНИ БЫВАЮТ И КАК ОНИ ОСУЩЕСТВЛЯЮТСЯ Глава 45 О ПЛАСТЫРЯХ, О МАЗЯХ, О ЯДАХ, КОТОРЫЕ ЗАСТАВЯТ ЛЮБИТЬ, И ОБ ИХ СВОЙСТВАХ
Глава 50 О КОЛДОВСТВЕ, ОКОЛДОВАНИИ И ЕГО ИСКУССТВЕ Глава 55 КАК АУСПИЦИИ ПРОВЕРЯЮТСЯ ПОСРЕДСТВОМ ЕСТЕСТВЕННОГО СВЕТА ЧУТЬЯ
Глава 60 ОБ ИССТУПЛЕНИИ И ДЕВИНАЦИИ, КОТОРАЯ ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ВО ВРЕМЯ БДЕНИЯ Глава 65 КАК СТРАСТИ ДУШИ ДЕЙСТВУЮТ НА ДРУГОЕ ТЕЛО
Глава семидесятая О СВОЙСТВАХ СОБСТВЕННЫХ ИМЕН Генрих Корнелий Агриппа. Оккультная философия
   
 





 

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста,
которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

  электронная библиотека © rumagic.com