ГЛАВА VI

На главнуюАвторы и книгифорум rumagic.comНаша твиттер лентаСмОтРеТь ФиЛьМы о МаГиИОбмен линками
 



ГЛАВА VI

1930 год отмечает последний год того, что я называю нормальной жизнью. Начиная с этого времени, я стала поглощена работой в Европе, Великобритании и Соединённых Штатах, а также обучением и замужеством девочек, что потребовало от меня значительной эмоциональной отдачи. Сравнительно нормальный ритм моей жизни в 1924-1930 годах нарушился в 1931 году.

Эти шесть лет были во многих отношениях годами монотонного ритма и рутины - подъём утром, работа для Тибетца, затем я следила, чтобы девочки поднялись и приготовились идти в школу, отдавала распоряжения бакалейщикам, спешила на поезд в Нью-Йорк, чтобы попасть в свой офис к десяти часам, а затем монотонная работа - беспрерывные свидания, переписка, принятие решений в связи с работой Школы, обсуждение проблем с Фостером, ленч. Часто в конце дня я вела классы, и я оглядываюсь на те времена, когда я преподавала основы Тайной Доктрины, как на один из самых полезных и доставляющих удовлетворение периодов моей жизни.

Книга Е.П. Блаватской "Тайная Доктрина" сегодня во многих отношениях устарела и её подход к Вневременной Мудрости мало или вообще не привлекает современное поколение. Но те из нас, кто действительно изучили её и достигли некоторого понимания её внутреннего значения, обладают базисным пониманием истины, которого, по-видимому, не даёт никакая другая другая книга. Е.П. Блаватская сказала, что следующим истолкованием Вневременной Мудрости будет психологический подход, и "Трактат о Космическом Огне", который я опубликовала в 1925 году, является психологическим ключом к "Тайной Доктрине". Ни одна из моих книг не могла бы появиться, если бы я однажды не изучила очень тщательно "Тайную Доктрину".

Оглядываясь назад на свои юношеские годы и юношеские годы своих дочерей, я понимаю теперь, какое это трудное время - юность. У меня было гораздо худшее время, чем у моих девочек, потому что мне никто ничего не говорил. У них было достаточно трудное, но Бог знает, что у меня было худшее. Мне приходилось стоять рядом, глядя, как за ними охотятся, и надеяться, что они не попадут впросак - иногда это с ними случалось. Я какое-то время страдала оттого, что они считали меня старомодным родителем. Они рассматривали мои взгляды как устарелые, и мне приходилось вспоминать свои собственные случаи бунта в юности. Я видела и знала так много зла в мире, что страдала от страхов за них, которые оказались совершенно ненужными, но в то же время довольно сильно портили мне нервы. Они, как то свойственно юношескому возрасту, считали, что я ничего не знаю о сексе, что я не имею опыта обращения с мужчинами, что никто не любил меня, за исключением двух мужчин, за которыми я была замужем. Конечно, мои переживания были типичными переживаниями каждого родителя, который выпускает молодых людей в мир, особенно если это дочери. Сыновья освобождаются раньше и держат свой язык за зубами, и средняя мать ничего не знает о делах своего сына. Таким образом, следующие семь-восемь лет были трудными годами для меня, и я в общем не уверена, что мудро справилась с ними. Как бы то ни было, я не принесла им большого вреда, и это доставляет мне удовлетворение.

В конце 1930 года стало очевидно, что работа Школы в Великобритании и Европе возросла. Опубликованные нами книги проложили себе путь во всём мире, и посредством их мы приходили в контакт с людьми во всех странах. Многие из этих людей присоединились к Тайной Школе, и большая часть среди них разговаривали по-английски. В то время наша работа ещё не проводилась на иностранных языках, и у нас не было иноязычных секретарей. Информация о том, что мы делали и на каких позициях стояли, распространялась по всему миру главным образом благодаря книгам и людям, которые писали нам о медитации или в связи с теми или иными проблемами.

Члены Теософического Общества, недовольные узостью теософского представления истины, также вступали в контакт с нами, и многие из них присоединялись к Теософической Школе. Когда они делали заявку на это, я всегда указывала им, что мы лично не имеем возражения против их вступления, но главы Эзотерической Секции данного Общества будут решительно против. Правильно или неправильно, но я всегда указывала им, что их души принадлежат им самим, и что они не должны допускать диктата ни от кого, будь то от меня или от глав Эзотерической Секции. Результатом этого явилось то, что сегодня мы имеем в Тайной Школе многих самых старых и самых лучших членов Эзотерической Секции, которые не нашли никакого противоречия в следовании этим двум линиям подхода.

Смехотворная теория, распространяемая Эзотерической Секцией, будто опасно следовать двум линиям медитации одновременно, не только удивляла меня, но и неизменно оказывалась ошибочной. Во-первых, обоим подходам свойственны одно и то же качество и вибрации, а во-вторых, медитационная работа, предписываемая в Эзотерической Секции, столь элементарна, что она оказывает небольшое, если вообще какое-то воздействие на центры. Однако, она очень хороша для тех, кто находится на Пути Испытания.

Итак, Теософическая Школа неуклонно росла, но оставалась пока что относительно небольшой. Мы переехали из одного помещения в другое, в связи с условиями арендования помещений в Нью-Йорке, и в апреле 1928 года мы въехали в нашу нынешнюю Главную квартиру на Одиннадцатой Уэст Сорок Вторая Стрит. Мы в числе первых въехали в это новое здание и заняли верхний этаж, тридцать второй этаж. Сегодня мы занимаем также тридцать первый этаж, но наши помещения стали слишком тесными, и нам нужно будет вскоре расшириться.

Мы некоторое время переписывались с одной женщиной из Швейцарии, которая обладала хорошими знаниями и интересовалась тем, что мы преподаём и делаем для ознакомления мира с Вневременной Мудростью. У неё был прекрасный дом на озере Маджоре в Швейцарии, где она построила лекционный зал и собрала очень хорошую библиотеку. Однажды в конце 1930 года она поздно вечером приехала в наш дом в Стамфорде и провела с нами небольшое время, обсудив множество вещей, выложив перед нами свои идеи, выяснив наши точки зрения и предложив стать нашим сотрудником. Она выдвинула идею, что она с нашей помощью учредит духовный центр в Асконе около Локарно на озере Маджоре, и что он должен быть не ограничен каким-либо вероисповеданием, не сектантским и открытым для эзотерических мыслителей и оккультных учащихся всех групп в Европе и отовсюду. Её вкладом в это предприятие были её прекрасные дома, лекционный зал и великолепные земли, а Фостер и я должны были поехать туда, начать этот проект, читать лекции и преподавать. Она обещала нам полное гостеприимство и выразила желание, чтобы мои девочки сопровождали нас, если мы поедем в Аскону, обещав оплатить всем нам все расходы на питание и жильё, за исключением расходов на дорогу.

Естественно, мы не могли принять внезапного решения, но пообещали ей, что мы обсудим это дело самым тщательным образом и сообщим ей сразу после Нового 1931 года.

Здесь заключалось много проблем. Дорожные расходы пяти человек были нешуточным делом, и мы не были вообще уверены, что захотим предпринять это путешествие на таких условиях. Я двадцать лет провела в Америке, не выезжая в Европу. Я не могла поехать в Европу, не навестив свою родную страну, и было высказано много разных соображений, прежде чем мы приняли правильное решение.

Моя подруга Алиса Ортиз в это же время пришла ко мне с предложением, которое повлияло на всю эту ситуацию. Не зная ничего о предложении Ольги Фрёбе, она однажды сказала мне: "Как ты думаешь, что будет лучше для твоих девочек - чтобы я отправила их в колледж на несколько лет, или чтобы они поехали за границу? Я оплачу любые расходы, но ты должна сделать то, что считаешь наилучшим для своих девочек". Я очень тщательно обсудила всё это дело с Фостером, и мы решили, что путешествие за границу будет гораздо полезнее и расширит кругозор девочек гораздо больше, чем окончание колледжа. Любой мог получить степень в колледже, а совершать обширные путешествия могли немногие. Я думаю, что склонилась к этому решению потому, что я сама много путешествовала и тоже не имела степени.

Лишь два раза я сожалела, что у меня нет степени, присуждаемой за окончание колледжа. Такие степени сильно переоценивают, и хотя я не имею степени, я знаю, что имею такое же хорошее образование, как и люди со степенью. Не так давно меня попросили прочитать цикл лекций в Аспирантском колледже в Вашингтоне. Я должна была говорить об интеллекте и интуиции. Колледж отпечатали и разослал объявления, но когда они узнали, что у меня нет никаких степеней, они отменили лекции. Позже я получила письмо от президента колледжа, в котором говорилось, что факультет считает, что он совершил ошибку, но уже было слишком поздно исправлять её. Вскоре после этого меня пригласили приехать в Корнелльский университет встретиться со студентами, рассказать им о современных духовных подходах к истине и побеседовать с небольшими группами студентов. Это приглашение также было отменено, потому что у меня не было степени колледжа.

Во всяком случае, моя позиция была такова, что девочки научатся быть более полезными человеческими существами, если они лучше узнают людей на других континентах, не путём созерцания памятников и посещения галерей, а путём знакомства с самими людьми; поэтому мы оставили все идеи об академическом образовании в колледже для девочек и отдали их в колледж жизни.

Возвращаясь к нашему решению, я никогда не жалею, что девочки не пошли учиться в колледж. Они узнали людей и осознали, что США не единственная страна в мире. Они обнаружили, что в Великобритании, Швейцарии, Франции и так далее, были такие же прекрасные люди, такие же интеллигентные люди и такие же плохие люди, как и в Соединённых Штатах.

Мы должны сегодня культивировать в жизни космополитизм и положить конец тому тупому национализму, который был таким сильным источником ненависти в мире. Я не знаю ничего более ограниченного, чем привычка британцев считать всех остальных чужаками, или мнение французов, что французы играют важную роль во всех движениях цивилизации. Все эти вещи должны исчезнуть. Во всех странах, в которых я жила, я нашла таких же самых людей. В некоторых странах, может быть, было больше физического комфорта, чем в других, но население в этих странах такое же самое.

Я полагаю, что по мере того, как я переезжала из одного города в другой в Соединённых Штатах, Великобритании или на континенте, я больше многих других людей видела и слышала, как разные люди говорят друг о друге, как они охаивают, осмеивают и презирают друг друга, и мне хотелось бы, чтобы девочки обрели ощущение единства человечества. Я думаю, что они имеют более широкую точку зрения, чем средняя личность, и это благодаря тому, что они путешествовали; и относительно себя я приписываю это тому, что я путешествовала не только по горизонтали - из одной страны в другую, но и по вертикали - вверх и вниз по социальной лестнице. Это великий урок образования - любить людей, и я любила людей. Один из лучших людей, которого я знала и считала своим другом, был сыном императора. Первая и самая дорогая подруга, которая у меня была тридцать пять лет тому назад, когда я приехала в Соединённые Штаты, была женщина-негритянка. Они занимают одинаковое место в моём сознании, и я думаю о них с одинаковой нежностью.

Я обнаружила, что девочки были вполне способны справиться своими силами с любой проблемой и ситуацией, хотя они прошли лишь через публичную школу в Америке. Если имеются способности и дети живут в доме, где ценятся интересные вещи и где подчёркивается значение человеческих ценностей, то я не знаю никакой лучшей почвы для обучения, чем образование в публичных школах по американскому образцу.

Весной 1931 года мы решили принять приглашение Ольги Фрёбе и поехать на несколько месяцев в её дом на итальянских озёрах. Вы можете себе представить, с каким возбуждением девочки строили планы, покупали чемоданы, укладывали одежду и стоили предположения. Они за свою жизнь не были нигде, кроме Соединённых Штатов, за исключением моей старшей дочери Дороти, которая была на Гаваях. Алиса Ортиз проявила своё обычное благородство и позаботилась о том, чтобы у всех нас была приличествующая одежда, а также оплатила все дорожные расходы.

Мы выбрали небольшое судно, которое шло из Нью-Йорка прямо в Антверпен, Бельгия, и я обнаружила, что жизнь на борту судна с тремя девочками, полными жизни и энергии, немного утомительна. Уследить за ними было трудно. Трудно было загонять их каждый вечер в постель. Нет ничего весёлого для девушки, когда она самозабвенно танцует с каким-нибудь офицером и видит родителя, стоящего в стороне, и понимает, что ей пора ложиться спать. Они вели себя очень хорошо, но были очень возбуждёнными. Они знали всех на борту - кто они такие, откуда едут и как их зовут, и они пользовались самой большой популярностью.

Несколько лет назад я разворошила большую груду материала, а когда развернула его, это оказались три затейливых бальных платья, которые я сделала для девочек на борту судна. Идея была очень неоригинальная - это были звёздно-полосатые платья; тёмносиние юбки, усеянные белыми, и белые корсажи, усыпанные красными пятиконечными звёздами. Я отказалась от мысли наложить сорок восемь звёзд на каждый корсаж, так как это требовало много шитья, но общий эффект был самым патриотическим и очень приятным.

Я никогда не забуду день, когда мы вошли в устье реки Шелдти и пришвартовались в Антверпене. Девочки, разумеется, никогда не видели иноземных городов. Всё казалось им новым и странным - и фиакр, на котором мы ехали в отель, и пуховые одеяла на всех постелях. Мы остановились в отеле "Фландрия" и прекрасно провели несколько дней в Антверпене. Пронумерованные скатерти в Лан Виординер, иностранная кухня и молочные кафе - всё это сильно возбуждало их и оставило у меня много воспоминаний.

С нами поехала одна моя подруга, чтобы быть с нами в Асконе, но через несколько дней она оставила нас одних в Антверпене, так как хотела совершить со своей дочерью поездку по Рейну. У неё было совершенно отличное от нас с Фостером представление, как наслаждаться другой страной. Утром она спускалась вниз с дочерью в одной руке и с Бедеккером в другой. "Алиса, - говорила она мне, - что ты собираешься посмотреть сегодня утром? В путеводителе указана статуя, отмеченная тремя звёздочками, в кафедральном соборе можно посмотреть Рубенса и массу других вещей. Что ты планируешь осмотреть в первую очередь?" К её большому удивлению, я говорила ей, что нас не интересуют статуи давно умерших военачальников или посещение всех церквей, которые полагалось посетить.

Я сказала ей, что моя главная идея заключается в том, что девочки должны немного подышать атмосферой той страны, в которой они находятся, увидеть людей и посмотреть, как они живут и что делают в разное время дня. Поэтому мы бродили по городу, сидели в маленьких кафе под навесами, пили кофе, просто сидели и смотрели на людей, слушали и разговаривали. Вот чем мы занимались, когда она отправлялась в другом направлении. Я никогда не водила девочек в галереи и не заставляла их глазеть на статуи, говорить о церквях и вообще делать всё, что обычно делают средние туристы. Мы бродили по улицам. Мы заглядывали в сады. Мы совершали прогулки в пригород. По истечении нескольких дней девочки накопили огромное количество знаний о городе и его окрестностях, его жителях и его истории. Мы никогда не покупали сувениры, но делали фотографии, покупали красочные открытки и обнаружили, что иноземцы очень похожи на нас.

Из Антверпена мы поехали в Локарно, Швейцария - это было самое далёкое место, куда мы могли доехать на поезде; там нас встретила Ольга и повезла нас на свою восхитительную виллу, где мы оставались несколько недель. Это поездка на поезде была чудесной для девочек, но изматывающей для меня. Мы ехали на "Голубом поезде" через Симплон и долину Чинто.

Совершенно безнадёжно пытаться описать красоту итальянских озёр. По моему мнению, озеро Маджоре, на берегу которого находится вилла Ольги, является одним из прекраснейших озёр и оно одно из самых больших в Италии. Часть озера находится на швейцарской территории в кантоне Тичино, но б`ольшая часть его находится в Италии. Озеро очень голубое, небольшие деревни очень живописны, они громоздятся на склонах холмов, спускающихся прямо в воду. Я не знаю ничего более прекрасного для взора, чем вид на озеро из Ронко. Бесполезно описывать всё это, так как мне не хватает слов, но эту красоту никто из нас не забудет. Такие вещи рисуешь себе в моменты утомления и разочарования; и тем не менее за всей этой красотой скрывается испорченность и очень старое зло.

Этот округ одно время был центром Чёрной Мессы в Центральной Европе и свидетельства этого можно найти на дорогах страны. Маленькие деревни вокруг пустовали благодаря экономическим условиям, и в них нахлынули люди из Германии и Франции, чьи цели и идеалы были какими угодно, только не прекрасными и чистыми. Несколько предвоенных лет, особенно в Германии, были особенно отвратительными. Культивировались все виды пороков и зла и массы людей, ведших этот мерзкий образ жизни, собирались на итальянских озёрах в течение лета. Когда-нибудь это место очистится и здесь двинется вперёд настоящая духовная работа. Одна из вещей, с которыми мы боролись, был дух зла, который пропитывал это место, и особенно неприятные и испорченные люди, жившие на берегах озера.

Как только я обнаружила, что представляет собой это место, и что, несмотря на всю его красоту, здесь гнездится много зла, я просто села и рассказала девочкам всё как есть. Я решила, что они не должны быть такими наивными, иначе они подвергнутся опасности, и я указала им на людей на дорогах, которые несомненно относились к нежелательному типу. Я не облекала эту информацию в благопристойные выражения. Я сказала им откровенно и прямо, какова ситуация, включая вырожденчество и гомосексуализм, чтобы они прошли невредимыми через массу вещей, которые могли бы повредить им. Вы видите, что я ничего не утаила от них и не скрыла никаких грехов и неблаговидных дел. Я указала им на тот тип людей, которые увлекались этим, и они так бросались в глаза, что девочки должны были сразу опознать их. Я никогда не считала, что надо скрывать от молодых людей информацию о том, чего не надо делать.

Я позволяла им читать всё, что они хотели, при условии, что, если это не были книги, достаточно чистые, по моему мнению, я буду требовать у них отчёта, почему они хотят прочесть их. Мой опыт показывает, что если вы совершенно откровенны и искренно позволяете им читать книги, даже если считаете прочтение их неразумным, то их естественная чистота и естественная разборчивость явятся надёжной защитой. Они никогда не читали тайком, насколько мне известно, потому что они знали, что могут читать всё, что им нравится, и что я открыто выскажу своё мнение. Как бы то ни было, девочки провели три лета в Асконе и узнали много такого, что происходило и не причинило им вреда.

В первое лето в Асконе мы остановились у Ольги в её доме, но затем мы заняли небольшой коттедж, выдающийся над озером, который она построила на свои средства. Рядом с нашим домом она построила великолепный лекционный зал, где утром и пополудни проводились собрания. Места были восхитительные. Условия для плавания и купания были идеальные; эти впервые предоставившиеся возможности казались нам ниспосланными самим Небом и содержали в себе обещание ещё более широких возможностей в будущем. В первый год нашего пребывания там группа была маленькой, но в последующие два года она неуклонно разрасталась, и я сказала бы, что работа пользовалась большим успехом. Там встречались люди разных национальностей, и мы все жили вместе в течение недель и очень хорошо узнали друг друга. Национальные барьеры, казалось, не существовали, и все мы говорили на одном и том же духовном языке.

Там мы впервые встретились с д-ром Робертом Ассаджоли, который был нашим представителем в Италии в течение ряда лет, и наш контакт и многолетняя работа вместе с ним составляют один из самых замечательных счастливых факторов в нашей жизни. Он был одно время ведущим специалистом по мозгу в Риме, и когда мы познакомились с ним, он считался выдающимся европейским психологом. Он является человеком редкой красоты характера. Как только он входит в комнату, его сущностные духовные качества сразу дают себя знать. Франк Д. Вандерлип в своей книге "Будущее Европы" делает удивительное замечание о нём. Он называет его современным Св. Франциском Ассизским, и говорит, что утро, проведённое им с Робертом, было кульминацией его путешествия по Европе. Д-р Ассаджоли - еврей. В то время, когда мы встретились с ним в Асконе, и когда позже навещали его в Италии, к евреям в этой стране относились хорошо. Примерно тридцать тысяч евреев в Италии расценивались как итальянские граждане и не подвергались никаким ограничениям или преследованиям.

Выступления д-ра Ассаджоли были выдающимся событием на конференциях в Асконе. Он читал лекции по-французски, итальянски и английски и изливавшаяся через него духовная мощь служила средством стимулирования многих людей к духовному обновлению жизни. В течение первых двух лет он и я выполняли основную часть лекционной работы, хотя были и другие стоящие и интересные докладчики. В последний год, когда мы были там, это место было переполнено немецкими профессорами, и весь тон и характер места изменились. Некоторые из них были весьма нежелательными личностями и даваемое учение переместилось с относительно высокой духовной плоскости в плоскость академической философии и сомнительного эзотеризма. В последний раз мы были там в 1933 году.

Второй год, который мы провели в Асконе, был чрезвычайно интересным. К нам присоединился там великий князь Александр и выступил с несколькими очень интересными беседами; и ещё более важным для меня было прибытие в Аскону Вайолет Твидейл. День, в который она прибыла туда, был для меня праздником; я вижу как сейчас, как она спускается вниз по холму с мужем, и благодаря мощи своей духовной личности немедленно начинает доминировать над всем центром. Она была такой красивой, такой изящной, такой величественной, и её прибытие ознаменовало начало подлинной дружбы между её мужем и ней и Фостером и мною. Позже мы часто останавливались у них в их прекрасном доме в Торкей, Южный Девон, и когда я становилась утомлённой или озабоченной, я обычно спускалась к Вайолет и беседовала с ней. Она была плодовитым писателем. Она написала множество популярных рассказов; её книги о психизме, основанные на её собственном опыте, являются здравыми и увлекательными; а одна из её последних книг "Космический Христос" получила широкое и полезное распространение. Она была одним из немногих психиков в мире, которым можно было абсолютно верить. Она была высоко разумна; она обладала очень развитым чувством юмора и сильным духом исследования. Она серьёзно изучала книги Тибетца, и я посылала ей всё, что Он писал, по мере написания. Она была другом высоких и низких, и когда она недавно умерла, сотни людей, кроме моего мужа и меня, засвидетельствовали невосполнимую утрату. Брошь, которую она постоянно носила, была передана мне её мужем, и я ношу её всё время, и всегда вспоминаю о ней с глубочайшей любовью и нежностью.

Каждый год после нашего путешествия за границу мы возвращались в Соединённые Штаты на несколько месяцев, оставляя обычно девочек в Англии, где мы снимали дом в случае необходимости, и где один дом, Осприндж Плейс в Кенте, был очень любезно предоставлен в наше распоряжение одним другом и учащимся Школы. В течение этих лет все три девочки вышли замуж. Как уже сообщалось, Дороти вышла замуж за капитана Мортона, который был на шесть месяцев старше её и удивительно подходил ей. Это один из тех действительно счастливых браков, на которые приятно посмотреть. Я считаю, что они оба счастливы. Я знаю, что Теренс - идеальная пара для Дороти; он спокоен, умён, сердечен и твёрд, когда требуется, а Дороти разумна, обладает блеском, очень глубоко мыслящая и хороший психолог, легко возбудима, артистична и предана своему мужу. Затем Эллисон вышла замуж за офицера - Артура Лихи, товарища Теренса. Артур и Теренс в настоящее время полковники и находятся на действительной службе за границей. В один из этих годов моя вторая дочь Милдред вернулась вместе с нами в Штаты и там вышла замуж за Мередита Пуга; этот брак оказался очень несчастливым, хотя всё говорило за то, что этого не должно было быть. Возникли такие сумасшедшие обстоятельства, что в течение четырёх месяцев Милдред была помолвлена, вышла замуж и развелась, причём у неё должен был родиться сын. Этот самый сын оказался более чем достаточной компенсацией за всё, через что она прошла. Нет нужды вдаваться в детали этой истории. Во всех отношениях Милдред справилась с очень трудной ситуацией с самообладанием, спокойствием и мудростью. Когда она вернулась ко мне в Англию, я была удивлена, что она выглядела такой отчаянно больной и всё же находила силы жить.

В течение этих лет, когда мой муж и я были пять месяцев в Великобритании и Европе и семь месяцев в Соединённых Штатах, школьная работа неуклонно разрасталась. Работа, выполнявшаяся в течение трёх лет в Асконе, привлекала в Школу целый ряд людей разных национальностей, и они вместе с другими, которые уже присоединились к Школе благодаря чтению книг, образовали во многих странах Европы ядро, вокруг которого мы могли строить будущую работу. Работа в Испании под руководством Франциско Бруалья продвигалась исключительно хорошо, и мы уже имели несколько сот испанских учащихся, главным образом мужчин. Работа в Великобритании также двигалась вперёд. Небольшие группы учащихся, рассеянных по всему миру, начали объединяться вокруг Школы.

Одна такая группа в Индии очень заинтересовала меня. В Индии была организация под названием Суддха Дхарма Мандала. Её основал сэр Субра Манийер. Это был оккультный орден, по-видимому, продвинутого типа. Я просмотрела одну из книг, которую они издали и обнаружила, что в этом ордене работает несколько лидеров Теософического Общества, переросших рамки Эзотерической Секции в Теософическом Обществе. Я неохотно вступаю в организации, однако, я написала главе ордена и попросила разрешения вступить в него, но не получила ответа. На следующий год я написала снова и заказала некоторые из их книг, вложив чек для оплаты. Я не получила никакого ответа и мне не было послано никаких книг, хотя чек был погашен. Спустя несколько месяцев я послала машинописную копию своего предыдущего письма главе ордена, но снова не получила никакого ответа. Я прекратила попытки и решила, что это одна из тех своеобразных мошеннических организаций, которые одурачивают доверчивых жителей Запада.

Три года спустя я поехала в Вашингтон, чтобы прочесть курс лекций в отеле Нью-Уиллард. По окончании лекции ко мне подошёл человек с небольшим плоским чемоданом в руке и сказал: "Я имею приказание от Суддха Дхарма Мандала передать вам эти книги". Это были те книги, которые я заказывала, и моя вера в порядочность организации была восстановлена. Какое-то время от них не было никаких известий, затем я получила письмо от члена этой группы, извещавшее, что сэр Субра Манийер скончался, и что моя книга "Трактат о Космическом Огне" была его постоянным спутником, и что на своём смертном ложе он потребовал от семи старших членов своей организации присоединиться к Тайной Школе и получать инструкции от меня. Они сделали это, и в течение ряда лет эта весьма интересная группа старых индийских учащихся работала с нами. Все эти люди были старыми и постепенно умерли, пока не осталось ни одного из тех, кто был в контакте со мной. Они очень чтили Е.П. Блаватскую, и я нашла мой контакт с ними очень интересными.

Другое связующее звено с Е.П. Блаватской появилось, когда с Теософической Школой объединилась небольшая группа людей Синнета; первой из них была моя подруга Лена Роуэн-Гамильтон. Они внесли в жизнь Школы ряд старых традиций и сильное ощущение связи с источником Вневременной Мудрости в XIX веке, когда её свет хлынул на Запад.

Одним из интересных новшеств Школы было неуклонное ужесточение требование к членам. Постепенно мы начали отвергать учащихся, которые находились исключительно на эмоциональном уровне, и подчёркивать необходимость наличия некоторого ментального фокуса и развития, если человек желает получить более продвинутую тренировку в объёме наших старших классов. С течением времени и с обострением нужды мира становится также всё более очевидной соответствующая нужда в тренированных учениках. Мир должны спасти те, кто обладает как разумом, так и любовью; устремления и хорошего намерения недостаточно.

Во время этих путешествий мы встречались в многочисленными оккультизма в различных странах Европы. Повсюду можно вступить в контакт с небольшими группами, которые делают ударение на каких-то аспектах Вневременной Мудрости и каких-то представлениях эзотерической истины. Повсюду можно видеть первые признаки прибывающего духовного прилива, в Польше и Румынии точно так же, как в Великобритании и Америке. Было почти так, словно человечеству открылась дверь в новую духовную жизнь, и это вызвало соответствующий подъём сил зла, который достиг кульминации в мировой войне; я не верю, что война прервала этот прилив. Я уверена, что он приведёт к интенсификации духовных побуждений, и что те из нас, кто работает на винограднике Учителей, в будущем будут иметь большие заботы в связи с организацией, воодушевлением и инструктированием тех, кто духовно пробуждаются.

Одна из причин, вдохновивших меня на написание этой автобиографии, заключалась в том, что я и связанная с нами группа имели возможность наблюдать и распознавать определённое развитие, которое происходило на земле под руководством и влиянием Иерархии. Часть работы, имеющей целью открыть новый век и будущую цивилизацию, особенно под духовным углом зрения, мы сами старались начать. Если оглянуться назад на прошедшие годы, теперь нам становится совершенно очевидным, что было несомненно совершено Иерархией через наше посредство.

Говоря это, я не имею в виду хвастовство или самоудовлетворение. Мы являемся лишь одной из многочисленных групп, через посредство которых работают Учителя Мудрости, и любая группа, забывающая это, подвержена опасности скатиться в самодовольный изоляционизм и, следовательно, находится под неминуемой угрозой падения. Нам было суждено сделать определённые вещи. Другие ученики и группы несут ответственность за основание других проектов под руководством своих собственных Учителей. Все эти проекты, осуществляемые под вдохновением Иерархии, и в духе истинного смирения и понимания, являются составными факторами великого духовного предприятия, начатого Иерархией в 1925 году. Одно из драматических выражений этого Иерархического замысла я хочу сейчас рассмотреть.

В 1932 году, когда мы были в Асконе, я получила от Тибетца сообщение, которое было опубликовано осенью в виде брошюры под названием "Новая Группа Мировых Служителей". Это было событием эпохального значения, хотя пока что лишь немногие люди осознали его значение.

Позиция, занятая духовной Иерархией на нашей планете, заключается в том, что в процессе формирования находится группа, которая содержит в себе ядро грядущей мировой цивилизации и характеризуется качествами, которые будут отличать эту цивилизацию в течение следующих двух с половиной тысяч лет. Этими качествами являются главным образом дух исключительности, могучее желание бескорыстно служить своим собратьям плюс определённое чувство духовного руководства, истекающего с внутренней стороны жизни. Эта новая группа мировых служителей включает в себя два определённых подразделения. Первая часть имеет тесную связь с духовной Иерархией. Она состоит из стремящихся, работающих по направлению к ученичеству под руководством определённых учеников Учителей, которые в свою очередь направляются и руководятся немногочисленными мирскими учениками, чья работа имеет такой большой размах, что она определённо является интернациональной по своему масштабу. Эта группа действует как несомненный посредник между духовной Иерархией нашей планеты и массой человечества. Через их посредство Учителя Мудрости, под руководством Христа, осуществляют гигантские планы мирового спасения.

Эта попытка вести человечество вперёд по новому и более определённому пути и в гораздо более широких масштабах, чем до сих пор, делается возможной благодаря наступлению эры Водолея. Этот век Водолея является одновременно астрономическим и астрологическим по своему смыслу.

Сегодня в мире существует очень сильное предубеждение против астрологии; это понятно и кроме того образует определённую защиту для доверчивых и неразумных людей. Предсказательная астрология, с моей точки зрения, является одновременно опасной и препятствующей. Если человек высоко развит, то он начинает управлять своими звёздами (светилами). Он делается непредсказуемым, его гороскопы оказываются неточными и вообще не имеют никакого смысла. Если человек неразвит, есть значительная вероятность того, что он полностью обусловлен своими звёздами и, следовательно, его гороскопы будут совершенно точными с предсказательной точки зрения. Если это так и человек подчиняется диктату своего гороскопа, его свободная воля полностью сводится на нет, его работа целиком ограничена рамками его гороскопа и результатом этого является то, что он терпит неудачу, пытаясь совершать личные усилия для освобождения себя от возможных определяющих факторов.

Я часто улыбаюсь про себя, когда люди хвастаются тем, что их гороскоп совершенно точен и что с ними всё происходит так, как указывает гороскоп. То, что они говорят, в действительности означает следующее: я совершенно посредственная личность; я не имею своей собственной свободной воли; я полностью обусловлен своими звёздами и, следовательно, не имею ни малейшего намерения вообще совершать прогресс в этой жизни. Это тот тип гороскопов, который лучшие астрологи избегают. Наиболее проницательные люди в этой области заняты главным образом обрисовыванием характера, что является самым полезным, и попытками открыть, как можно составить гороскоп души, чтобы можно было понять назначение жизни воплотившегося индивидуума, а, следовательно, можно было провести чёткое разграничение между тенденциями личности, установившимися на протяжении многих воплощений, и выявляющимся замыслом и волей души.

Однако, когда человек переходит к рассмотрению астрологической подоплёки астрономических событий, дело меняется. Люди слышат утверждение, что мы сейчас переходим в знак Водолея; это означает, что с точки зрения зодиака, который является воображаемой траекторией движения Солнца в небесах, кажется, что Солнце проходит через созвездие Водолея. Это астрономический факт в данное время, и он не имеет никакого отношения к астрологии. Однако, влияние, оказываемое знаком, через который Солнце проходит в любой конкретный мировой период, неопровержимо, и я могу доказать это вам здесь и теперь.

Перед избавлением евреев, когда Моисей вывел детей Израиля из Египта, Солнце было в знаке Тельца. Оно проходило через знак Быка. Тогда на земле появились митраические мистерии, которые сосредотачивались вокруг жертвы освящённого быка. Грех детей Израиля в пустыне, который вызвал столь сильный гнев Моисея, когда он спустился с горы Господа и обнаружил, что они падают ниц перед золотым тельцом, состоял в том, что они обратились к прошлой и устаревшей религии, которую они должны были оставить позади. Еврейское избавление само происходило под управлением знака Овна (Барана), через который Солнце проходило в течение следующих двух тысяч лет. Тогда в еврейской истории появляется козёл отпущения. Мы имеем библейскую историю о баране, запутавшемся в зарослях, и всё это было обусловлено прохождением Солнца через знак Быка и знак Барана.

Нечто иное, помимо находок академической астрологии, которая даже теперь может затронуть лишь очень небольшое число людей, произвело эти естественные реакции. Какое-то влияние, исходящее от знака Тельца и знака Овна, породило символику, которая обусловила религиозную жизнь людей той эпохи. Это становится ещё более очевидным, когда Солнце перешло в следующее созвездие - знак Рыб. Тогда мы имеем появление Христа и символику рыбы, которая так характерно пронизывает все евангельские истории. Его учениками были в основном рыбаки. Он произвёл чудо с рыбами и напутствовал Своих апостолов после Своей смерти наставлением быть под руководством апостола Петра рыбаками, уловляющими людей. Именно по этой причине митра, которую носит папа, является воспроизведением рыбьего рта.

Сейчас, согласно астрономии, мы переходим в знак Водолея - знак универсальности (всеобщности), потому что вода - это универсальный символ. Незадолго до Своей смерти Христос послал Своих учеников найти водоноса, который привёл их в горницу, где состоялось причащение. Всё это указывало на признание Христом грядущей новой эры, которая наступит после Его ухода и в которую мы сейчас вступаем. Знаменитая картина Леонардо да Винчи, изображающая общую трапезу в горнице, является великим символом эры Водолея, ибо мы будем сидеть все вместе под любящим руководством Христа, когда установится братство и люди будут связаны вместе узами божественных отношений. Старые барьеры между людьми и нациями будут постепенно исчезать в течение следующих двух тысяч лет.

Именно для учреждения и развития этой работы Иерархия объявила о появлении на Земле Новой Группы Мировых Служителей, ведомых и направляемых учениками, и духовно стремящимися, которые не знают чувства отдельности, которые смотрят на всех людей одинаково, независимо от цвета кожи и вероисповедания, и которые поклялись неустанно работать для содействия международному пониманию, экономическому распределению и религиозному единству.

Вторая часть группы в организации Новой Группы Мировых Служителей состоит из мужчин и женщин доброй воли. Они, строго говоря, не являются стремящимися духовно. Они не особенно интересуются Планом и мало или совсем не знают планетную Иерархию. Однако, они действительно хотят видеть установление правильных отношений между людьми. Они хотят, чтобы на земле царили справедливость и дружелюбие. Под руководством мирских учеников и их помощников этих людей можно научить практическим и эффективным способам выражения доброй воли. Таким путём они могут выполнить основополагающую и учредительную работу для подготовки мира и более полному выражению духовного замысла. Они могут ознакомить человечество с необходимостью правильных человеческих отношений, которые найдут выражение в каждой общине, каждой нации и, наконец, в международном масштабе.

Для этого разрушение, вызванное нынешней мировой войной, эффективно расчистило почву. Зло неправильных человеческих отношений, злоба, агрессия, расовая дискриминация стали такими очевидными, что только тупой и неразумный человек неспособен увидеть необходимость действенной доброй воли. Очень много людей с добрыми намерениями теоретически принимают тот факт, что Бог есть любовь, и блаженно надеются, что Он сделает эту любовь явной среди человечества.

Так Новая Группа Мировых Служителей вошла в сознание современного человечества. Брошюра, обрисовывающая этот идеал, получила самое широкое распространение и за ней последовали другие брошюры на ту же тему, написанные Тибетцем на основную тему духовного замысла и доброй воли. Тибетец в этих брошюрах обрисовал определённую процедуру, которой мы должны следовать. Он выступил за необходимость распространения подписных листов среди мужчин и женщин доброй воли в разных странах мира. Он предложил нам организовать то, что Он назвал Ячейками Служения, в возможно большем числе стран мира. Он обрисовал нам природу учения, которое они должны получать, и эти предложения и указания мы немедленно стали осуществлять.

С 1935 года по 1939 год мы занимались распространением доктрины доброй воли, организацией Ячеек Служения в девятнадцати странах и отыскиванием тех мужчин и женщин, которые откликаются на замысел Тибетца и готовы сделать всё возможное для содействия правильным человеческим отношениям и распространением идеи доброй воли среди людей.

Фостер и я всегда были не удовлетворены тем, что ударение делается на защите мира. В течение ряда лет группы в защиту мира были заняты пропагандой мира, собирая воззвания с подписями людей, которые поддерживают идею мира - а кто это не сделает? - и занимаясь пропагандой повсеместного требования о мире. Мы очень сильно ощущали, что это было равносильно тому, чтобы ставить телегу впереди лошадей.

В дни яростной пропаганды мира между первой и второй мировыми войнами идея мира добилась больших успехов. Миллионы подписей появились на листах, требующих мира. Страны Оси приветствовали пропаганду мира, потому что она создавала усыпляющую атмосферу, в которой не предпринимались никакие шаги для вооружения наций против возможных агрессоров. Война обусловлена главным образом катастрофическими экономическими условиями; но проводимая деятельность мало способствовала устранению этих условий. Люди продолжали голодать; многие по-прежнему получали слишком низкую зарплату во всех частях мира; детский труд не был ликвидирован ни в одной стране, хотя были достигнуты большие успехи в попытке сделать это; перенаселённость мира неуклонно увеличивала трудности. Все условия, способствующие развязыванию войны, были налицо повсюду, несмотря на то, что раздавался клич "пусть будет мир на земле".

Когда ангелы воспели в Вифлиеме, они сказали: "Слава Богу в небесах". Это означает финальное завершение и цель. Затем "мир на земле". Это то, что касается человечества в целом; и, как первый и абсолютно необходимый шаг: "добрая воля по отношению к людям (и в человеках благоволение)". Если когда-нибудь наступит мир, то сначала должна появиться добрая воля, а это совсем забыто. Люди пытались положить начало периоду мира, прежде чем появились какие-либо признаки доброй воли. Мира не будет до тех пор, пока добрая воля не станет определяющим фактором во всех человеческих отношениях.

Другая революционная вещь, которую сделал Тибетец - это диктовка "Трактата о Космическом Огне". В этой книге Он дал то, что, согласно пророчеству Е.П. Блаватской, Он должен был дать, а именно - психологический ключ к космическому творению. Е.П. Блаватская заявила, что в XX веке придёт ученик, который даст информацию относительно трёх огней, рассматриваемых в "Тайной Доктрине": электрического огня, солнечного огня и огня трения. Это пророчество исполнилось, когда публике был дан "Трактат о Космическом Огне". Эта книга рассматривает огонь чистого духа или жизни; огонь ума, который оживляет каждый атом солнечной системы и создаёт средство, благодаря которому развиваются Сыны Божьи. Она также рассматривает огонь материи, производящий то притяжение и отталкивание, которые являются базисными законами эволюции, и удерживающий формы вместе, чтобы обеспечить носители для эволюционирующей жизни, а позже, когда они послужат своему назначению, отталкивающий эти формы, чтобы эволюционирующая жизнь могла двигаться дальше по пути к более высокой эволюции. Истинное значение этой книги будет оценено только в конце этого века. Она содержит такие глубины технического знания, которые лежат далеко за пределами понимания обычного читателя. Это также связующая книга, так как она берёт определённые базисные восточные идеи и фразы и знакомит с ними западного читателя, и в то же время она делает практичными концепции Востока, иногда смутные и метафизичные.

Третья уникальная вещь, выполненная Тибетцем, причём в течение последних нескольких месяцев - это то, что Он дал основу и определённые указания относительно ритуалов, на которых может быть основана новая мировая религия.

Давно была очевидной необходимость в какой-то точке контакта между экзотерическими религиями Запада и эзотерическими вероучениями Востока. На уровне эзотерического или духовного подхода к божественному всегда было согласие между Востоком и Западом. Техника, которой придерживается мистический искатель Бога на Западе, идентична технике, которой следуют искатели на Востоке. В определённой точке на пути возвращения к Богу все пути встречаются, и затем на всех последующих стадиях достижения процедура единообразна. Шаги в ходе медитации идентичны. Это станет очевидно каждому, кто изучит работы Майстера Экхарта и Йога-Сутры Патанджали. Все великие расширения сознания, обрисованные в индусской философии, и описание этих пяти великих расширений, изображённых в виде пяти великих кризисных моментов в жизни Христа, в которых сообщается в Новом Завете - снова совпадают. Когда человек начинает сознательно искать Бога и сознательно подвергает себя дисциплине и испытаниям, он находит себя заодно с искателями на Востоке и на Западе, и с теми, кто жили ещё до прихода Христа, и с теми, кто занимаются поисками сегодня.

Именно в попытке прояснить отношения между Востоком и Западом я написала книгу "Свет Души". Это комментарии на Йога-Сутры Патанджали, который жил и учил, по-видимому, за девять тысячелетий до Христа. Тибетец дал мне пересказ древних санскритских фраз, так как я не знаю санскрита, но комментарии я написала сама, так как я заботилась о том, чтобы представить истолкование Сутр, которое было бы больше приспособлено к западному типу ума и сознания, чем обычное восточное изложение. Я также написала книгу "От Вифлиема до Голгофы", чтобы проследить значение пяти главных эпизодов в жизни Христа - рождение, крещение, преображение, распятие на кресте и воскрешение - и их связь с пятью посвящениями, о которых рассказывают восточному ученику. Обе эти книги имеют определённое отношение к новой мировой религии.

Должно наступить время, когда должна будет слиться работа великого Учителя Востока Будды, Который пришёл на Землю и достиг озарения и стал Водителем и Учителем миллионов жителей Востока, и работа Христа, Который пришёл как Учитель и Спаситель, признанный сначала Западом. В Их учениях нет расхождений или противоречий. Между Ними нет конкуренции. Они выступают как два величайших Мировых Учителя и Спасителя. Один вёл Восток, а другой вёл Запад в сторону Бога.

Именно эту тему Тибетец разработал в cвоей брошюре "Новая Мировая Религия". Он указывает, что работа Будды подготовила людей к Пути Ученичества, в то время как работа Христа подготовила людей к Посвящению. Он указал в этой брошюре в этой брошюре ритуал, в котором великий день Будды, праздник Весак (праздник Вайсакха в майское полнолуние) и Пасхальное Воскресенье, фиксируемое апрельским полнолунием, символизирует озарённого Будду и восставшего Христа, а июньское полнолуние является Праздником Человечества, когда оно делает своё главное ежегодное приближение к Богу под руководством Христа. Другие полнолуния в каждом месяце составляют меньшие праздники, во время которых рассматриваются и подчёркиваются определённые духовные качества, необходимые для выражения ученичества и посвящения.

Ещё одна революционная деятельность, к которой Тибетец привлёк внимание публики, указывает на первые шаги, предпринятые Иерархией для более тесного сближения с человечеством, для восстановления древних Мистерий и для экстернализации и возможности появления на физическом плане Учителей и их групп учеников, собранных вместе в местах, технически именуемых Ашрамы.

Следовательно, в этом усилии неявно заложено значение второго пришествия Христа. Он придёт, взяв с Собой Своих учеников. Учителя когда-нибудь снова будут пребывать на Земле, как Они пребывали миллионы лет тому назад в период детства человечества. Тогда Они оставили нас на какое-то время и исчезли за завесой, которая отделяет видимое от невидимого. Они сделали это для того, чтобы дать человеку время развить свою свободную волю, стать взрослым благодаря использованию ума, принять свои собственные решения, ориентировать себя в конечном счёте по направлению к Царству Божьему и сделать сознательные усилия, чтобы идти по Пути Возвращения. Это совершилось в таких больших масштабах, что теперь кажется возможным, что в течение следующего века Учителя могут выйти из Своего молчания и снова стать известными людям. Для этой цели трудится Тибетец и многие из нас сотрудничают с Ним.

Он также учредил новые правила для учеников, которые предоставляют индивидуальному ученику гораздо большую свободу, чем хорошо известные правила прошлого. Сегодня не требуется никакого подчинения (послушания). Ученик рассматривается как разумный деятель и ему предоставляется свобода исполнять требования так, как он считает наилучшим. Не предписывается никакая секретность, потому что ни один ученик не допускается в Ашрам или место посвящения, пока есть хотя бы малейшая опасность того, что он проболтается. Учеников сейчас тренируют телепатически и фактическое физическое присутствие Учителя больше не является необходимостью. Больше не делается ударение, как раньше, на личном развитии. Нужда человечества представляется как главная побудительная причина духовного развития. Учеников сейчас учат совместно работать в группах с учётом возможности групповых посвящений - это совершенно новая идея и перспектива. Физические дисциплины больше не обязательны. Считается, что современному ученику - разумному, любящему и служащему, они больше не требуются. Он должен уже перерасти свои физические аппетиты и должен теперь быть свободен для служения. Многое из этого учения содержится в только что опубликованной книге "Ученичество в Новом Веке", содержащей инструкции, которые Тибетец давал группе своих учеников в миру, некоторые из которых известны мне, а некоторые нет. Это первый случай в истории Иерархии, насколько нам известно, когда детальные инструкции, данные Учителем группе Своих учеников, были опубликованы и тем самым стали доступны широкой публике.

В предыдущих абзацах я попыталась очень кратко описать некоторые виды деятельности, которые предпринял Тибетец вместе с другими членами Иерархии, пытаясь ударить ключевую ноту нового века, именно на этих вещах мы стараемся делать ударение в старших классах Тайной Школы.

Некоторые учащиеся были с нами двадцать лет и более. Они верно выполняли свою работу и определённо добились результатов. Позже мы надеемся открыть определённые группы, в которых будут использоваться некоторые техники, которые Тибетец рассмотрел в своей, по-видимому, наиболее значительной работе - "Трактат о Семи Лучах". Здесь Он разрабатывает новую школу исцеления. Он даёт технику для построения Пути света между душой и духом, так же, как человек создал путь между самим собой и душой. Он также акцентирует новую эзотерическую астрологию, которая имеет дело с замыслом души и с Путём, по которому должен двигаться ученик. Он также даёт четырнадцать правил, которым должны следовать посвящённые. Таким образом, этот пятитомный Трактат представляет собой полный компендиум духовной жизни и излагает те новые формулировки древних истин, которые будут руководить человечеством в течение эпохи Водолея.

Около 1934 года мы начали посещать другие части Европы. В течение следующих пяти лет мы в разное время ездили в Голландию, Бельгию, Францию и Италию; обычно, будучи в Европе, мы ехали в Женеву, Лозанну или Цюрих и на некоторое время останавливались там. Там с нами встречались люди из различных частей Европы. Для нас было большим откровением после столь многих лет работы оказаться перед лицом аудитории в Роттердаме или Милане, в Женеве или Антверпене, и обнаружить в людях точно те же самые качества, что и в Великобритании и Соединённых Штатах. Те же самые вещи можно было говорить им; то же самое видение братства и ученичества. Их реакция была такой же самой. Они понимали и жаждали такого же духовного избавления и тех же духовных опытов.

Я сделалась настоящим адептом в деле выступления через переводчика. Когда я читала лекции в Италии, моим переводчиком был обычно д-р Ассаджоли, в Голландии - глава нашей работы там, Герхард Янсен (обычно называемый Джерри теми из нас, кто любит его). Я наблюдала его иногда в разноязычной толпе и слышала, как он говорит с равной лёгкостью на полдюжине разных языков. Перед войной он сделал прекрасный объём работы в Голландии. Практически все его школьные бумаги были переведены на немецкий язык, и он сам вёл большую и ревностную группу учащихся. Работа в Голландии и работа в Испании были двумя самыми яркими пятнами, и хотя эти две страны различаются по темпераменту, в их ревностности не было никакой разницы.


(На этом месте рукопись обрывается)
Загрузить еще?
   
 





 

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста,
которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

  электронная библиотека © rumagic.com