Эльза Баркер: Письмо XX НОВЫЙ ИДЕАЛ.

На главнуюАвторы и книгифорум rumagic.comНаша твиттер лентаСмОтРеТь ФиЛьМы о МаГиИОбмен линками
 




Письмо XX
НОВЫЙ ИДЕАЛ

19 августа 1917

Вследствие того, что Германия чрезмерно увлеклась своими националистическими идеями, и попыталась затем всучить их всему остальному миру в имперской форме, в мире сейчас все более зреет скептическое отношение к национальному фетишу. Мир уже не поверит в добрые намерения ни одной нации, которая щеголяет своими совершенствами перед лицом либо друга, либо врага.

Америке же, которая сейчас становится все более уверенной в своем высоком предназначении, не мешало бы параллельно с этим развивать в себе еще и скромность. Ей необходимо осознать, что она является всего лишь одной из стран-сестер, входящих в великое сообщество наций. А Орлу не мешало бы в связи с этим подучиться искусству общения. Спокойный голос сразу привлекает к себе внимание в мешанине разнородных шумов, где крик наверняка остался бы незамеченным. Потому и голос Америки должен быть уверенным и спокойным.

Сейчас она платит за свое право участвовать во всемирных совещаниях. Так пусть же её голос приобретет авторитет благодаря своей сдержанности и достоинству.

В Европе сейчас происходит великая перемена - в корне меняются представления европейцев об американском характере. Франция до сих пор знала лишь американских туристов, да тех "оторвавшихся от корней" американцев, которые предпочитали жить в Европе, а не в своей собственной стране. Теперь Франция начинает узнавать, как американцы трудятся, развлекаются, сражаются, любят, живут и умирают. Увидев американцев в таком свете, Франция начала протирать глаза, думая - не сон ли это. Эти американцы были совсем не такими, какими она их себе представляла. Она до сих пор еще не поняла толком, каков он - истинный американец, но у нее уже появилось желание это понять. В сердце Франции уже появилось новое, волнующее, теплое чувство к новому брату, который прибыл к ней на помощь из-за океана. В силу своей утонченности и более надуманных стандартов она замечает его неотесанность. Но она замечает также и его рыцарство и благородство, которые она никак не ожидала увидеть в иностранце.

О, Америка и американцы!

Сейчас мир как никогда склонен судить и испытывать вас. Сердце мое наполняется восторгом, когда я вижу, как наши парни, отправляясь в неведомый им доселе мир, приносят туда с собой бодрящий дух американских лесов и степей. Когда я вижу, как взор гордого и до боли зажатого условностями француза теплеет, останавливаясь на наших мальчиках, как я горжусь ими! Я забываю даже, что и сам я уже не совсем американец, так как несколько лет назад я покинул свою землю и перебрался в страну, лежащую по ту сторону смерти.

И когда в конце войны и после нее начнутся многочисленные переговоры, то пусть скромность, продиктованная сознанием собственного величия, удержит Америку от напоминаний Англии и Франции, что именно она спасла их от полного разрушения. Я молитвенно складываю свои ладони (для вас - призрачные ладони) и истово молюсь, чтобы Америка вела себя достойно на предстоящих переговорах.

Скромность - пусть это слово станет вашим паролем.

Душа Франции полна благодарности, душа Франции исполнена любви. Сердца французов теплеют, а глаза наполняются влагой, когда они шепчут: "Les Americains! Les Americains!"

Помните, что эта любовь - самое главное ваше завоевание.

Я предпочел бы умереть ещё хоть тысячу раз, чем увидеть, что мои американцы в этот кризисный для всего мира момент разочаровали своих французских братьев.

Вас удивляет, что я ничего не говорю об Англии? Ах! Англия вас уже знает. И знает уже давно. Англию вы ничем не удивите. Она знает вас, как мать знает своего сына, или дочь; а для французов вы - загадка; тайна, пришедшая им на помощь; ангелы в форме цвета хаки, в широкополых шляпах, и к тому же говорящие на непонятном языке.

Теперь понимаете?

Франция молится за вас. Она молилась бы на вас, если бы не была так скромна в своей любви. Она видит перед собой неведомое чудо, и ощущает благоговейный трепет.

Восславим же братство наций - никем ранее не постижимый идеал!

Вы ничем не выбьете из головы мальчика, выросшего в свободном мире, мысль о том, что Америка свободна и всегда должна оставаться свободной. Во все года люди этой земли готовы были умереть за свободу - за свою личную свободу, за свободу негров. Теперь они сражаются и умирают за свободу всего мира.

Знаете ли вы, что это означает - быть свободным? Только сдержанный человек может быть свободным, так как беззаконие - не есть свобода. Беззаконие всегда присуще не свободе, но тирании.

В новой Америке, очертания которой я уже вижу на горизонте (ведь мои глаза видят намного дальше ваших), будут созданы все условия для наиболее полного развития индивидуальности, но в то же время её развитие будет уравновешиваться идеей социальной ответственности. До сих пор индивидуальность развивалась стихийно. И результаты этого процесса налицо: у немногих накоплены безмерные запасы пищи, в то время как многие часто остаются совсем без неё; повсюду - столкновения и противоборство интересов, и каждый старается извлечь свою собственную выгоду из этого трагического противостояния.

До конца войны людям необходимо привести во взаимное согласие свои умы и сердца.

Старое поколение уходит, - то поколение, которое, подстегиваемое стремлением к личной выгоде, опоясало весь континент железными дорогами. А перед новыми людьми, приходящими на смену старым "капитанам индустрии", откроется уже новый идеал.

Один из тех, кто знает больше, чем я, сказал мне однажды, что тех людей, которым удалось, благодаря своей прозорливости и инициативе, построить индустриальную Америку, вдохновляли и направляли Существа, стремившиеся обратить их амбиции на благо мира; хотя сами строители об этом, конечно же, не догадывались.


Письмо XXI
БЕСПОРЯДОЧНЫЙ РАССКАЗ

15 ноября 1917

Сегодня я как-то не настроен на литературную деятельность. Поэтому моя речь, боюсь, окажется несколько бессвязной.

Не знаю, достаточно ли хорошо вы представляете себе всю серьезность предприятия, в которое ввязалась Америка. Вам кажется, что - да. Но до тех пор, пока все не утрясется, боюсь, вы получите еще немало сюрпризов.

Не беспокойтесь о своем лондонском имуществе. Лондон - большой город, и, чтобы нанести ему какой-либо заметный ущерб, потребовалось бы куда большее количество бомб.

Да, я еще раз со всей уверенностью могу повторить то, что говорил примерно два с половиной года назад - Германия столкнется с серьезными внутренними трудностями, да и не только Германия. Мир изменится. Но не бойтесь. Вам эта перестройка вреда не принесет.

Человечество так боится перемен!

Но раса уже не раз переживала перемены (некоторые - ещё в доисторические времена), причем зачастую - ещё более драматические, нежели нынешние. У человечества - долгая история, и лишь небольшая её часть описана в ваших книгах.

Да, мир объединится, и в то же время его будут раздирать противоречия. Не спорю, это звучит несколько парадоксально.

Сегодня у меня появилась возможность отдохнуть, поэтому и речь моя - несколько сумбурна. Вам следует постоянно жить в маленьком, тихом местечке, наподобие этого, вдали от центра. Суетные и переполненные народом деловые районы - не для вас; вам не подойдет ни Нью-Йорк, ни другие большие города. Всем тем, чьи внутренние чувства уже достаточно высоко развиты, следует жить в стороне от них. Это не значит, что им обязательно нужно становиться отшельниками; но жить им лучше всего где-нибудь на окраине. А когда вам захочется очутиться в гуще толпы, вы всегда сможете съездить в центр.

Скажите ..., чтобы он не волновался, так как работа над этой книгой продвигается медленно. Время работает не против вас. Мир движется вперед, и вы движетесь вместе с ним. Так что, не стоит заблуждаться на этот счет. Мир движется очень быстро. Все эти новые "духовные" книги - свидетельство быстрого продвижения мира. Еще несколько лет назад ни один издатель не стал бы их печатать.

Меня не удивляет то, что у вас голова идет кругом.

На вас произвела сильное впечатление "потеря" многих личных друзей за годы войны, ведь их смерти на первый взгляд никак не были связаны с этой войной. Они просто не смогли приспособиться к новому миру, идущему на смену старому, и таких как они - много. Их Молчаливые Наблюдатели просто забрали их оттуда. У каждого из вас есть свой Молчаливый Наблюдатель - нечто, находящееся выше и вне вас, и в то же время абсолютно реальная и неотъемлемая собственная ваша часть.

Наблюдатели вселенной смотрят сейчас за ней намного пристальнее, чем обычно. И ваш собственный Наблюдатель следит как за вами, так и за всем миром. И когда потребуется совершить какое-нибудь важное действие, он даст вам знать.

Похоже, что мир уже притерпелся к мысли о том, что мертвый может разговаривать так же, как и живой. Но это только прелюдия к знанию.

Когда эта худшая из войн закончится, и люди понемногу привыкнут к мирной жизни, они попытаются узнать самих себя. И тогда они обнаружат, что их тела и души - всего лишь часть их самих, что они существуют на всех имеющихся во вселенной уровнях материи и более тонкого вещества, и что каждое из этих тел человека столь же реально, как и то, которое он видит в зеркале. Люди научатся создавать связи между собой, наводить мосты общения. И в конце концов станут полностью сознательными существами.

Когда-нибудь в мир вернется радость - такая радость, какой мир еще не знал. И когда-нибудь вы с радостью вновь ощутите себя живыми, я имею в виду всех вас.

Не беспокойтесь, вы пока что останетесь в Америке. В данное время Америка - наиболее подходящее место для жизни. Мир все более пристально следит за успехами Америки. Она подает своим друзьям такой пример, которому им просто стыдно будет не последовать. А в один прекрасный день она станет наивысшим примером для всех.


Письмо XXII
СРЕДСТВО ДОСТИЖЕНИЯ МИРОВОГО ЕДИНСТВА

19 ноября 1917

Разве вы не замечаете, что объединяющее влияние Америки уже начинает сказываться на этой войне? Разве вы не видите, как Америка - в лице своего президента - сплачивает Союзников? Таково её предназначение - сплачивать все нации в единое братство на основе демократических свобод и взаимопомощи. Это требование президента Вильсона - совместно вести военные действия - наверное, одно из важнейших событий в истории. Впервые группа дружественных наций оказалась способной, оставив все свои персональные, мелочные претензии и страхи, действительно совместно действовать ради блага всего мира.

Это и есть то средство достижения мирового единства, которое позволит миру избавиться от тех неразумных статей расхода, которые до сих пор пожирали чуть ли не половину произведенных им плодов.

Нации Европы, не бойтесь огромной свободной страны, расположенной за океаном! Ей от вас ничего не нужно, кроме привилегии помогать вам спасать себя сейчас, и в будущем возможности работать вместе с вами ради достижения тех идеалов, которые всех вас сделают сильнее.

Англо-саксонская раса вновь должна стать единой семьей, хоть и живущей в разных домах. Британия! помни, что даже тогда, когда Америка постепенно растворит в себе всех поселившихся на её земле иностранных иммигрантов, и создаст новую, единую расу, она не перестанет быть твоей сестрой! И вы обе объединитесь ради дальнейшего просвещения мира.

Иногда я поднимаюсь высоко в эфирные сферы, чтобы посмотреть оттуда вниз на землю; я забираюсь настолько высоко, что вижу всю землю - одно за другим оба полушария. Горизонты времени при этом тоже расширяются, и кроме настоящего я начинаю видеть еще и прошлое, и будущее. Я начинаю видеть причины, которые завели мир в тот тупик, в котором он сейчас находится. Вам придется разрушить ту стену, которая отделяет вас от эпохи просвещенного братства.

Вы, конечно же, читали о золотом веке в прошлом. Вы, вероятно, полагали, что это - всего-навсего сказочка, выдуманная для того, чтобы развлекать по вечерам детишек у камина? А я говорю вам, что когда-нибудь он установится вновь - здесь, на этой земле, ныне раздираемой войной и ненавистью.

Вы должны сохранить всё, что дала вам эта земля, и что дала вам деятельность вашего собственного ума. Науки и искусства - они займут в приближающемся новом веке достойное место; до сих пор их так и не оценили по достоинству, но в будущем они в значительной мере приумножат славу и благополучие человеческого бытия. Если вы потеряете что-либо, что представляет собой ценность для души, - в этом будут повинны только ваши собственные глупость и слепота. Душе нужна материя, так же как материи нужна душа. И если впереди нас ждет мир, свободный от ненависти и бессмысленного национального разделения, это отнюдь не означает, что в новом мире установится полная идиллия и инертность. Возможности для проявления гениальности, талантов, амбиций по-прежнему останутся безграничными.

Высочайшая аристократия земли - это аристократия разума и души, следовательно развитие души и разума также будет поощряться. Образование в будущем станет не только практическим, но и гуманистическим; ничто, ведущее к красоте и к развитию мысли, не будет забыто. А после трудов, необходимых для удовлетворения материальных нужд мира, будет ещё оставаться время для изящных искусств, учебы, общественной деятельности и религиозных восторгов. И для мистики в этом мире тоже найдется место.

Три года назад я не осмелился бы предсказать счастливый конец всех этих трагических событий. Два с лишним года тому назад я говорил вам, что в надземных сферах эта битва была выиграна силами добра, теми - что трудятся на благо человечества. Так можете ли вы теперь сомневаться? Если война закончилась уже два года назад, следовательно мир уже успел прожить некоторое время без войны. Но теперь он уже не в состоянии следовать прежним эгоистическим путем. Сами реалии послевоенной жизни заставят расы помогать друг другу; и представители разных рас, наконец-то, смогут увидеть друг в друге братьев и сестер.

Никогда не теряйте веры в то, что следствием этой трагедии все-таки будет вознаграждение желаний и чаяний мира. Я уже вижу это, и ради этого живу (поскольку я - даже более живой, чем вы сами); и для того, чтобы и вы тоже смогли это увидеть, я борюсь теперь с легкостью своего нынешнего тела, которое всё время норовит отбросить меня прочь от плотных сфер, в которых страдаете и возносите свои молитвы вы - люди земли.

Я призываю вас - ту, которая следовала за мной с самых первых дней моего пребывания здесь, когда я писал вам из низших сфер астрального мира, описывая всё, что видел вокруг себя, подобно путешественнику, попавшему в незнакомую страну; ту, которая прошла вместе со мной через ад астральной кутерьмы, начавшейся в первые месяцы войны, - проследовать за мной еще немного. Я покажу вам путь - таким, каким я сам увидел его. Вам всем предстоит идти этим путем, поначалу спотыкаясь и ощупью отыскивая путеводную нить поставленной цели, которая выведет вас из лабиринта восстановительного периода. Это будет уже в те дни, которые вы назовете мирными. Но прочный мир нельзя установить в одночасье. Ради него также придется потрудиться, как трудились вы ради достижения победы в войне. Но если у вас есть вера, вы сможете пересечь это штормовое море и достичь неба, которое есть новая земля. А над этой новой землей вскоре воссияет новое небо, поскольку небо заселяется снизу - с земли; люди приходят на небо снизу. Сейчас новые ангелы не рождаются. Дыхание уже завершило свой Выдох, но новый Вдох пока еще не начался. Вы ведь практиковали "йогическое дыхание" и знаете, как трудно задерживать дыхание после выдоха. Это можно сделать только усилием воли. Сейчас вновь возникает тенденция к возвращению, и раса начинает стремиться к возвращению к своим собственным Истокам. Вот почему я говорю, что вы все равно бессильны остановить (разве что на короткое время) поток дыхания расы, вновь стремящийся к гармонии, миру и любви.

Эта междоусобная борьба людей, вызванная эгоистичным стремлением к обособленности, подобна попыткам молодого и неопытного йога остановить свое дыхание; поскольку мудрый человек дышит ровно и знает, когда должен закончиться вдох, или выдох.

Раса знает это. И она неотступно будет следовать закону вдоха и выдоха. И вы ничего не можете с этим поделать. Поэтому вверьте себя течению, которое должно отнести вас обратно к Богу.

Это будет долгое и неспешное путешествие, поскольку дыхание на вдохе тоже должно производиться в соразмеренном темпе. У вас хватит времени и на труд, и на отдых, и на то, чтобы собирать цветы на своем пути.

Вы боитесь этого возвращения к Богу, даже медленного? Я испытал на себе смерть, и теперь знаю, что ничего страшного в ней нет; и раз уж я уже вкусил новой жизни, то теперь имею право сказать, что все, чтобы ни случалось с нами, - к лучшему.


Письмо XXIII
ЗВЕЗДЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ СУДЬБЫ

24 ноября 1917

Приходило ли вам когда-нибудь в голову, что отвечающие за мировой прогресс Силы, ради своевременного достижения эволюционных целей, могут использовать методы, которые лично вам показались бы отвратительными? Восставая против продвижения космического прогресса, человек может ненадолго задержать его; но когда его волна достигнет достаточно большой высоты, она увлечет его за собой даже против его воли, и, несмотря на все его сопротивление, свершится то, чему положено свершиться.

Возьмем, к примеру, эту войну.

На вселенских часах пробил, наконец, тот час, когда человеческие расы должны были объединиться ради достижения общей цели. Но люди восстали из-за страха, что кому-то из них может не достаться при этом его доля мирового богатства; поэтому против всех рас был выставлен общий враг, который и заставил объединиться ради общего дела - сохранения цивилизации от разрушения, угроза которого и была тем общим врагом.

Можно ли было предотвратить эту войну? Да, если бы её удалось предвидеть. Но ни один из тех, чье влияние было достаточно мощным для того, чтобы к его словам прислушивались с уважением, предвидеть её не смог. Те, кто пользовался в мире наибольшим влиянием, настолько сосредоточились на своей собственной работе и своих индивидуальных амбициях, что утратили способность беспристрастно смотреть на вещи и видеть мир как единое целое. Если тенденции, имеющие место в их собственных странах, рассматривать в совокупности могут лишь немногие, то количество людей, способных разглядеть основную тенденцию развития всего мира, ещё меньше.

И я теперь могу сказать вам, что если по окончанию этой мировой войны расы не смогут осознать необходимость объединения в федерацию, целью которой будет защита интересов каждого её субъекта, то уже через сорок лет от всего того, что было достигнуто в течение блистательного девятнадцатого столетия (а за эти сто лет был достигнут такой же материальный прогресс, как и за два предыдущие тысячелетия), мало что останется.

И почему человек не может разглядеть звезды своей судьбы до тех пор, пока его как следует не стукнут бревном по затылку? Если человек не будет заботиться об общем благе, то всё - абсолютно всё - окажется под угрозой. И уже находится под угрозой, если вы в состоянии это разглядеть.

Загрузить еще?
   
 





 

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста,
которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

  электронная библиотека © rumagic.com