Письмо XXV ВО ИМЯ ЛЮБВИ

На главнуюАвторы и книгиреклама, форум и чат rumagic.comНаша твиттер лентаСмОтРеТь ФиЛьМы о МаГиИ
 




Письмо XXV

ВО ИМЯ ЛЮБВИ

17 апреля 1915

Мои последние письма были столь серьезными и философскими, что я позволю себе немного романтики.

Задумывались ли вы когда-нибудь о тяжелой жизни военных сестер милосердия и о том, откуда они берут столько сил для своих денных и нощных трудов? Любовь - вот источник почти сверхчеловеческой выносливости многих женщин, которые кажутся своим подопечным ангелами света и врачевания.

Одной медсестре (назовем её - Мэри, поскольку она принадлежит к тому же самому типу женщин, что и Дева Мария) приходилось сотни раз подниматься на небо вместе с душами тех, о которых она заботилась. Так неужели эта любовь не будет защищать её здесь на земле на протяжении всей её жизни, и не перейдет вместе с ней затем в небесный мир? Можете не сомневаться, все будет именно так.

Мэри - не ученый и не поэт. И если ваши пути когда-нибудь пересекутся, вам вряд ли придет в голову пригласить её на прием; но зато Мэри будет прекрасно смотреться в обществе ангелов, и даже боги не стали бы удивляться, увидев ее в своей компании.

Она была обычной медсестрой до того, как отправилась на войну, и до того, как белый огонь любви коснулся её личного "я" и сжег его на алтаре, как жертву, во имя блага её страны.

Она была хорошенькой медсестрой и в часы досуга когда-то носила модные шляпки и обожала платья с тесьмой и оборками; ибо любовь к красоте и изысканный вкус часто поселяются в сердце, способном на героизм.

Когда началась война, Мэри была обручена с одним солдатом. Он ушел на фронт, и Мэри тоже последовала за ним; и в течение долгих, долгих дней они ничего не знали друг о друге.

О каждом раненом, которого приносили к ней, Мэри заботилась так, как будто это был ее потерянный сердечный друг, и многие жизни были спасены благодаря ее нежной заботе и той атмосфере надежды, которая исходила от нее подобно аромату, исходящему от цветка розы.

"Если вдруг его ранят, - говорила она себе, - какая-нибудь девушка будет заботиться о нем так же, как я забочусь об этих людях".

Мэри вовсе не беспокоилась о том, что какой-нибудь другой девушке посчастливится ухаживать за её любимым, и что в его сердце при этом может расцвести цветок любви и признательности к той другой, а не к ней. У Мэри почти не было времени на то, чтобы думать о себе; ее мысли целиком были поглощены другими.

Возможно, именно из-за того, что она не чувствовала ревности и не считала своего любимого своей собственностью, когда его действительно ранило, он попал именно в тот госпиталь, в котором так самоотверженно трудилась его невеста. Разумеется, ухаживать за ним было поручено именно Мэри - по-другому и быть не могло, а ранен он был очень тяжело. И во время операции, когда жизнь его висела на волоске, Мэри стояла рядом и ассистировала. Она не упала в обморок и не расплакалась даже тогда, когда врачи отрезали его изувеченную руку, ту самую руку, на которую она мечтала опереться до конца своей земной жизни. Мэри в этот момент думала о его матери и была довольно уже тем, что эта женщина сейчас далеко и не может видеть того, что пришлось увидеть ей самой. А последующие часы своего отдыха она использовала для написания письма его матери - это было ободряющее письмо, которым она пыталась отогнать страх, закравшийся в её собственное сердце.

Том (я буду называть его - Том, хотя на самом деле его зовут иначе) никогда не верил ни в какую жизнь, кроме земной, и Мэри, видя, как его оставляют силы, весь день и почти всю ночь молилась, чтобы произошло нечто такое, что позволило бы ему поверить в Небеса и в ангелов. На войне случается всякое; вот и Тому пришлось долго пролежать на поле боя после того, как разорвавшийся рядом снаряд изувечил его правую руку. В результате чего в рану попала инфекция еще до операции, когда врачи делали все возможное, чтобы сохранить его жизнь для Англии и для его невесты Мэри.

Том знал, что он может вскоре покинуть этот мир. Мэри не утаила от него возможность такого ужасного исхода, хотя все еще продолжала скрывать это от его матери. Она поступила так, потому что надеялась, что в ближайшие дни или часы, возможно последние, что ему суждено провести под солнцем верхнего мира, обязательно произойдет какое-нибудь чудо - чудо мысли или любви, которое откроет ему глаза на то, что сама она называла Истиной.

Каждый день я ненадолго заглядывал в ту просторную, белую палату, в которой лежал Том; но даже если бы он видел меня, я вряд ли смог бы его утешить, потому что разговаривать я могу только с теми, чей слух подготовлен к восприятию необычных звуков.

Я сочувствовал Мэри. Своей первой книгой мне удалось убедить многие души в реальности бессмертия, и теперь мне очень хотелось убедить в этом еще одну - ради Мэри; поскольку я знал, что если Том уйдет из жизни, будучи твердо уверенным, что смерть означает его полное исчезновение, она и в самом деле могла бы уничтожить его на долгое время.

Желая найти выход из этого сложного положения, я обратился за советом к Прекрасному Существу. Знания этого Ангела в сравнении с моими - всё равно что свет электрической дуги в сравнении со светом сальной свечки.

Вместе с ним мы отправились в госпиталь, где Мэри, сидя рядом с Томом, рассказывала ему о будущей жизни, о Боге, о Христе и ангелах. Её попечению были вверены и другие раненые, но другие сестры согласились взять на себя часть её работы, чтобы у нее оставалось больше времени для Тома, ибо весь мир любит влюбленных, особенно в страшную пору войны.

"Не подумай, что я не хочу в это верить, говорил он Мэри, я просто не могу. Вот если бы я смог увидеть собственными глазами ангела, или кого-нибудь, кто уже точно мертв, тогда - другое дело. Но разве такое возможно?

Прекрасное Существо подошло ближе, улыбнулось и покачало своим воздушным покрывалом перед глазами умирающего; но он ничего не заметил.

Тогда Прекрасное Существо осветило ярким светом пространство вокруг него и запело так, как могут петь только ангелы; но Том и на этот раз ничего не увидел и ничего не услышал.

Похоже, тебе придется "материализоваться", сказало мне тогда с капризной улыбкой Прекрасное Существо. - Эти глаза затуманены материей и не способны видеть ничего более тонкого.

Меня не очень-то привлекало это предложение, но мой непредсказуемый друг продолжал развивать свою мысль дальше.

- Вон там, на кровати лежит один смертный. Он - из тех, кого называют медиумами от природы, потому что их тонкие тела не столь прочно связаны с физическими, и их можно без труда отделять и некоторое время ими пользоваться. Попробуй материализоваться с его помощью, пусть Том увидит нечто такое, что он сможет принять за ангела.

Но я ведь не ангел, - возразил я, - и в глазах умирающего атеиста я вряд ли смогу сойти за него.

- Попробуй и увидишь, - сказало Прекрасное Существо, указывая на человека, лежавшего на соседней кровати, в ком он признал медиума.

Я поглядел на этого "медиума", и мне сразу же открылась история всей его жизни. Это был довольно грубый человек, трактирщик, к нему как нельзя лучше подошел бы один общеизвестный эпитет, от упоминания которого я, впрочем, воздержусь.

- Входить в эфирное тело этого человека?! - сказал я с отвращением. - Да я к нему и близко не подойду!

- Ах, какие мы привередливые! - сказало Прекрасное Существо. - Если бы я не знало тебя так хорошо, подумало бы, что ты - фарисей.

- Называй меня как хочешь, - ответил я, но с помощью этого тела я не стану производить никаких феноменов.

Прекрасное Существо рассмеялось.

- Но это же так просто, - сказало оно, как бы самому себе, - так просто и так убедительно.

Ангел подошел к спящему трактирщику (воздержусь от более резких эпитетов в его адрес), и вскоре над ним начала подниматься полупрозрачная субстанция. По своей земной привычке я протер глаза, потому что никак не мог поверить, что это происходит на самом деле. Чистый и возвышенный Ангел облачался в нездоровые излучения спящего медиума, и едва маятник настенных часов успел качнуться два десятка раз, как превращение было закончено, и полностью материализовавшийся, обретший способность говорить Ангел подошел к кровати Тома.

Заметив его, Том даже приподнялся на кровати от удивления и потрясения.

- Кто ты? - хриплым голосом спросил он.

- Я - ангел, - просто ответило Прекрасное Существо, и это была правда. - Я пришел, чтобы доказать тебе, что чудеса бывают, а ещё - сказать, что я обязательно встречу тебя по ту сторону жизни после того, как ты оставишь свое тело.

Мэри тоже видела и слышала его. Сдержав возвышенный восторг и удивление, она опустилась на колени: ведь ей тоже никогда раньше не приходилось видеть ангела, хотя ее вера и была настолько сильна, что могла бы сдвинуть горы.

- Так значит, это правда! - воскликнул Том. - Я не умру вместе с моим телом. А ты ... ты так прекрасен!

Прекрасное Существо и в самом деле так удачно произвело превращение, что смогло сохранить даже в чужом теле всю свою славу и ту удивительную красоту формы, которая придает столько очарования ангелам невидимого мира.

- Все мои сомнения исчезли, - сказал Том, - я верую и умру счастливым.

- Я обязательно приду тебя встретить, когда ты покинешь это тело, я не забуду, - улыбнулся мой друг. - А теперь - до свидания, до скорой встречи. Оставляю тебя на попечение Мэри, она ведь тоже своего рода ангел.

Вслед за этим заимствованная форма медленно направилась к телу спящего трактирщика, и в следующее мгновение мой друг снова стоял около меня в своем собственном, чистейшем естестве; только на его плечах и стопах остались темные пятна, похожие на грязь.

- Ничего, на свежем воздухе они скоро исчезнут, - улыбнулось Прекрасное Существо. Но разве это не стоило того, чтобы убедить душу в её собственном бессмертии?

Мы вышли под открытое небо, но только что пережитая сцена всё ещё стояла у меня перед глазами. И теперь, встретившись с чем-либо, что покажется мне недостойным меня, я всегда буду вспоминать, как самое чистое Существо из всех, что мне доводилось знать, облачилось в омерзительную оболочку грубого трактирщика, оставившую грязные пятна на его прекрасных плечах и сияющих стопах, как погрузилось оно впервые в скверну этого мира - во имя Любви.


Письмо XXVI

УЧИТЕЛЬ РАЗУМА

17 апреля 1915

Сегодня вечером, 17 апреля 1915 года над передовыми позициями одной из воюющих наций прошло Великое Духовное Существо, чьё тело - это Разум, и которое действует исключительно посредством разума.

Настал тот час, когда некоторые из тех, кто храбро сражался за свою несчастную страну, смогут узнать, что их дело безнадежно проиграно. Возможно, в этот самый вечер это поймут лишь немногие; но их знание будет распространяться дальше, и вместе с его распространением наступит перемена в духе. Это очень грустно, когда приходится сражаться за безнадежное дело. Для этого требуется особенная преданность, редкая преданность.

Ну и какие же последствия мог иметь этот визит небесного Существа, удивляетесь вы? Потерпите, скоро узнаете. Я не часто позволяю себе пророчествовать. Я лишь излагаю возможные результаты известных мне причин. И вы можете делать то же самое, если не позволите своим личным пристрастиям восторжествовать над разумом. Для того, чтобы четко представлять себе следствия, проистекающие из какой-либо конкретной причины, разум не должен быть отягощен желанием; он должен быть беспристрастным, как вычислительная машина. Именно благодаря этой божественной алгебре Учителя могут заглядывать в будущее.

Когда на вопрос, адресованный вашей Высшей Сущности, вы получаете ответ в виде символов и изображений, знайте, что информацию для ответа внутренний человек получает как раз благодаря этой трансцендентальной математике. Ему известны такие причины, о которых вы сами ничего не знаете, и на основании этих причин он может предсказывать грядущие последствия почти с такой же точностью, с какой астрономы предсказывают наступление затмений. Я сказал - почти; потому что, имея дело с человеческими существами, даже самые великие Учителя должны принимать во внимание один непредсказуемый фактор - свободную волю человека. Направление её действия тоже можно предугадывать; но только предугадывать, и не более. Неожиданный всплеск свободной и непредсказуемой воли, и вот уже вводятся в действие совершенно новые причины, и вычисления можно начинать сначала.

Но в изучении непредсказуемого элемента воли есть и своя особая прелесть. Возможно, именно поэтому некоторые люди находят, что кошки - намного очаровательнее собак. Кошка - своенравное, непредсказуемое животное; таковы же и многие люди.

Великое Существо, проходившее этой ночью над линией фронта, в течение довольно долгого времени наблюдало за ходом событий на земле. Это был один из тех, кто служит Планетарному Духу Земли, распространяя среди человечества определенные идеи, когда наступает их черед сыграть отведенную им роль в истории. Я не могу рассказать вам многого о жизни этого Существа, поскольку и сам мало что о Нем знаю. Оно настолько совершеннее меня, что любые мои представления о Нем неизбежно должны быть крайне ограниченными. Вероятно, раньше Он тоже был человеком; но даже в этом я не уверен.

Мне говорили, что именно Он в свое время впервые внушил небольшой, но очень мужественной группе американцев уверенность в том, что рабство в Америке необходимо отменить; что именно Он внушил Колумбу мысль о том, что, отправившись на Запад, он сможет найти землю, хотя в этом случае и не смог заставить своего подопечного осознать тот великий факт, что там, по другую сторону западного моря, лежал огромный самостоятельный континент, разделяющий это море с тем, чьи воды омывают восточные берега Азии. Также ещё мне говорили, что именно это Существо помогло человечеству приобрести знания об электричестве.

Можете ли вы вообразить себе жизнь подобного Существа? Можете ли вы расширить свое сознание настолько, чтобы оно соприкоснулось с Его сознанием? Я откровенно признаюсь, что это сложно даже мне, несмотря на то, что я уже смог вспомнить так много из своего огромного прошлого и вычислить так много возможных следствий, проистекающих из причин, которые сам же я и создал в далеком прошлом, тех следствий, которым предстоит формировать мои будущие земные жизни.

Попробуйте представить себе самостоятельное, активно действующее Существо, лишенное, однако же, физического, и даже астрального тела; Существо, состоящее из мысли (то есть низшей субстанцией которого является мысль); Существо, влияющее на избранного им исполнителя его воли, непосредственно входя в контакт с его открытым разумом. Какие личные желания могут быть у такого Существа? Какие оно может иметь амбиции? Само это низменное и ограниченное понятие "амбиция" звучит нелепо, когда речь идет о мотивах, которыми руководствуется в своих действиях это Существо.

Мы здесь обращаемся к Нему по имени, однако выдать его вам мне не позволено. Это имя обладает огромной мантрической силой, и если вы станете часто его повторять, оно может поднять ваше сознание и ваши собственные вибрации на такую высоту, что вы уже практически не сможете продолжать жить в вашем физическом теле, и следовательно - не сможете выполнять ту работу, которая является для вас и привилегией и обязанностью на данном этапе вашей эволюции.

Ученики великих Учителей могут проходить под руководством этого Существа через определенное посвящение; но те, кто проходит через него, навсегда отказываются от обычной человеческой жизни. Они проникают в суть причин, что делает их настолько динамичными, что делает их личности и их мысли настолько могучими, что ради блага самого мира им не следует соприкасаться с ним слишком тесно; потому что жизнь всех вещей подчинена закону цикличности, и чрезмерное ускорение человеческой эволюции было бы опасным для самого человечества. Она может успешно протекать только с определенной скоростью. Превысьте эту скорость, и вы наверняка получите какую-нибудь катастрофу.

Я точно знаю, какого уровня должно достичь мое развитие, прежде чем я смогу пройти посвящение, которым руководит это Существо. И когда я достигну этого уровня, я уже не смогу, как сейчас, приходить и писать с вашей помощью, если, конечно, вы сами к тому времени не усовершенствуете на пропорциональную величину свое собственное сознание, потому что в противном случае мне пришлось бы ускорять естественный темп вашего духовного роста, что было бы небезопасно для вас.

С тех пор, как я здесь, я многое узнал об этих Существах, ответственных за высшую эволюцию человечества. В настоящее время даже достаточно просвещенные люди в основной своей массе были бы не в состоянии вообразить себе уровень их развития.

Эти Существа всегда одиноки и должны быть одинокими, хотя каждый из них знает о существовании себе подобных, своих коллег по работе. Представьте-ка, что вам самой приходится проводить целые столетия, тысячелетия и даже десятки тысяч лет в одиночестве, однако все это время напряженно думая, мысленно прослеживая весь ход эволюции - той эволюции, которую вы сами для себя уже давно прошли, прослеживая её с помощью одного лишь разума, ибо свою эмоциональную природу вы также уже оставили далеко позади; и делаете вы всё это не ради собственного блага, но лишь потому, что деятельность эта согласуется с великим законом другого Существа, которое еще значительнее и еще выше вас.

В некоторых школах учеников приучают к послушанию, но не для того, чтобы контролировать их действия в угоду Учителя, а для того, чтобы ученик смог сделать таким образом свои первые шаги по пути послушания Космической Воле. Ему придется еще очень долго идти этим путем, прежде чем ему будет доверена та работа, которую выполняет Существо, прошедшее этой ночью вдоль линии фронта одной из воюющих армий, излучая свет своей мысли и внушая ясность своей цели тем немногим, чья восприимчивость была достаточно развита для того, чтобы почувствовать Его присутствие.

Не жалуйтесь на усталость - вы, делающие еще только первые, самые легкие шаги на Пути, который однажды приведет вас к Учителям! Этот Путь действительно тяжел, как сказал один вдохновенный писатель - он всё время ведет в гору; но есть на этом подъёме и такие ступени, на которых путник может ненадолго остановиться, чтобы передохнуть и насладиться панорамой пройденного пути. Похоже, что и я сам достиг сейчас такой ступени, и хотя я по-прежнему беспрерывно тружусь, мой труд доставляет мне радость.

Ужасная битва, которую некоторым из нас пришлось вести с элементальными сущностями, теперь закончилась. Самое худшее из бедствий, угрожавших человечеству, по счастью, удалось благополучно предотвратить. Так что труд нынешний совсем не тяжел, в сравнении с тяготами той войны. Если бы мир знал, чем он обязан Учителям, которых большинство людей считает просто выдумкой! Но эти Учителя трудятся не ради признания и не ради благодарности.

Идите же по Их стопам, ибо это - единственный Путь, который может увести человечество от тех ужасных бедствий, которые совсем недавно грозили захлестнуть их мир. (Здесь я имею в виду не только возможную победу немцев.)

Великой целесообразностью продиктована необходимость держать в секрете от основной массы человечества определяющие эволюционные законы, управляющие жизнью планеты. Человеческий разум должен сперва возвыситься над узким кругом каждодневных проблем, чтобы вместить такое Знание.

Вы все пользуетесь словами, подлинного значения которых вы не осознаете. Вы говорите об ангелах-хранителях; вы говорите об аде и чистилище, об искуплении и о таинстве причастия. Причастие! Я мог бы рассказать вам о причастии, во время которого действительно вкушают тело и пьют кровь Господню; но я не сделаю этого, потому что вы расскажете об этом всему миру, а если вы это сделаете, существующие в мире силы зла вас уничтожат.

Но я и так уже слишком близко подошел к тем вещам, о которых не следует говорить, а потому я пока что пожелаю вам спокойной ночи - действительно спокойной, - а сам вернусь к своим трудам, следуя за тем светлым Существом, что прошло по полям сражений этим вечером.


Письмо XXVII

НЕВИДИМЫЕ ВРАГИ

18 апреля 1915

Вас, возможно, удивляет, почему те элементальные сущности, которые, как я уже говорил, развязали эту великую войну, именно в это время стали столь агрессивными? Почему они с такой неистовой силой набросились на человечество? Думаю, не будет ничего плохого, если вы узнаете кое-что о причинах этой агрессивности, тем более что вы уже видели достаточно много её последствий.

Тезис о том, что за последнее столетие человечество добилось большего материального прогресса, чем за предыдущие две тысячи лет, уже успел превратиться в обычную газетную банальность. Но этот рост не сопровождался соответствующим нравственным усовершенствованием, и потому злобным элементальным сущностям, которые опасаются за свою власть в своих же собственных царствах, удалось достичь столь значительных успехов в своих нападках на человеческую расу.

Но человек продвигался вперед гигантскими шагами не только в материальной сфере, некоторые его открытия и изобретения затрагивают и невидимые миры. Двери человеческого разума открываются теперь в неизведанные пространства эфирного мира, в котором живут эти сущности. Человек уже начал подчинять себе элементальные стихии, а это значит, что он может подчинить себе и элементальные сущности. Один американец уже настолько близко подошел к одной из великих и опасных тайн, что тем, кто боится слишком быстрого прогресса человечества, пришлось опустить непроницаемую завесу перед глазами его пытливого разума.

Оккультные общества распространились по всему миру. В прежние дни эти Общества были действительно тайными, и ни один человек не мог приобщиться к их знаниям, не пройдя предварительно через испытания, подтверждавшие его нравственную готовность к дальнейшему обучению и к овладению новыми тайнами. Но двери, ведущие в невидимое, теперь осаждает целая армия оптимистов-интеллектуалов, не прошедших через эти испытания. Любопытство побуждает их стремиться к тому, во что ранее были посвящены только аристократы духа. Демократия проникла даже в оккультные чертоги, и священные тайны были публично разглашены теми, чьи личные амбиции не знают границ. Обитатели невидимого мира сами оказались жертвами вторжения.

Теперь эти обитатели будут подчиняться Великой Душе, которая, как они знают, более могущественна, чем они сами. Они сбегаются на её зов как послушные дети и беспрекословно выполняют затем все её приказы. Но невидимые сущности очень ревниво оберегают свою свободу и подчиняются только тому, чьё превосходство не вызывает у них сомнений. Многие - да что там многие! - большинство из тех, кто ныне стремится открыть двери невидимого мира, не в состоянии управлять им; ибо властвовать над невидимыми силами во внешнем мире может только тот, кто уже установил контроль над этими силами внутри самого себя.

В предыдущем письме я говорил о нависшей над Америкой опасности Черной магии; но эта опасность существует повсюду. А что такое Черная магия? Вкратце её можно определить как использование тех самых сил невидимого мира в своих корыстных целях. Лишь после того как человек возвысится над самим собой, невидимые силы будут служить ему долго и беспрекословно.

Загляните в любую газету, и вы увидите там объявления от различных мужчин и женщин, которые обещают (за деньги!) сделать то, что достижимо только при помощи этих невидимых сущностей. Какое богохульство! Какая самонадеянность! И если бы авторы этих объявлений действительно могли претворять свои обещания в жизнь, это было бы пострашнее сыпного тифа. Подобные объявления пробуждают в сердцах невежественных людей всё доселе дремавшее в них любопытство, всю их амбициозность и весь их неуемный эгоизм. Эти неподготовленные дилетанты пытаются делать то, что Адепт не позволил бы себе даже в мыслях, ибо их действия направлены главным образом на то, чтобы подчинить себе свободную волю других людей; они стремятся воздействовать на суждения и желания других, руководствуясь при этом исключительно узкими и субъективными интересами тех, кто им платит. И ради этого они приводят в движение невидимые силы. Позволите ли вы ребенку забавляться зажженными спичками в пороховом складе? Однако как раз нечто подобное и творится в последние годы по всему западному миру.

Поэтому неудивительно, что невидимые сущности взбунтовались. Они покорно последовали бы за Учителем, но они противятся вмешательству дурака.

Но боятся они отнюдь не дураков. Напротив, они боятся только больших ученых. Человек достиг такого прогресса в науке, что теперь ему просто необходимо очистить свои мотивы, ибо в противном случае он будет уничтожен.

Вот еще одна причина того, что я так активно проповедую идею братства, пытаясь спасти людей от их же собственной глупости. Если ощущение братства станет всеобщим, эти эксперименты с неведомыми силами будут не так опасны. Тогда основная масса человечества приобрела бы способности Белого Учителя, чьи мотивы всегда бескорыстны.

Большие учёные ближе всех остальных подошли к той чистой деятельности, когда разум и только разум действует исключительно ради разума; подобным же образом действует то Великое Существо, о котором я недавно писал вам, - тот великий Посвященный, который служит миру, влияя в строгом соответствии с Законом эволюции на мысли определённых людей, избранных орудиями эволюционного развития.

Как мало знают люди об окружающем их невидимом мире!

Совсем недавно я проследовал за вами в Нью-Йорке в лекционный зал, так вот - он был переполнен невидимыми существами еще больше, чем мужчинами и женщинами в физических телах. Как вы сами прекрасно понимаете, именно в этом и заключалась причина охватившего вас тогда беспокойства. Целью этого собрания была организация структурного ядра Общества для исследования аномальных явлений, а именно - невидимого мира, некромантии и обрядовой магии. Безумство из безумств! Я услышал, как один из присутствовавших там мужчин выразил уверенность в том, что новообразованное Общество не будет, подобно Обществу Психических Исследований, отгораживаться от внешнего мира; но напротив, это Общество будет приглашать всех, кого интересует изучение невидимого, в том числе и репортеров. Пресс-атташе от оккультизма!

Позвольте мне описать здесь нескольких присутствовавших там слушателей, остававшихся невидимыми для всех, за исключением одного человека.

Над собранием зависло в нетерпеливом ожидании высокое, худое, голодное существо с химерическим лицом и брюхом голодной пиявки. Оно почти что с нежностью внимало ремам одного из ораторов.

Другое - обрюзгшее и полусонное - уже успело подкормиться с тех пор, как появилось в зале.

Еще одно - испуганное и измученное - пыталось найти выход; но никак не могло вы браться из ауры желания одного из участников этого причудливого сборища.

И еще одно - сильное и злобное - носилось с места на место в поисках новых жертв. Уж оно-то непременно будет присутствовать на собраниях этого Общества. Оно будет стараться поддерживать его жизнеспособность, потому что знает о том, какую великолепную возможность оно ему предоставляет. О том, что это за возможность, я предпочту умолчать.

Так для чего же вам посещать подобные места?


Письмо XXVIII

ВЕЛИЧИЕ ВОЙНЫ

20 апреля 1915

Я уже писал вам о красоте мира; теперь я хочу написать о красоте войны, ибо у войны тоже есть свое великолепие. Все, что возводит человека к высшему пределу энтузиазма, - прекрасно; ибо что есть красота, как не излучение Света, вспышка той жизни, что являет собой Солнце в человеке?

Я сожалею о том, что эта война началась. Я видел страдания, муки, агонию, и через своё сострадание сам испытывал их. Все это, конечно же, наложило на меня свой отпечаток. Но, останься я в безопасности на одной из нейтральных звезд, я так ничего и не узнал бы о величии войны.

Человек стал слишком покорным, но так и не приобрел сопряженных с покорностью добродетелей; и эта война, таким образом, исполняет волю богов, вновь бросая человека в дикость, в первобытность, где находятся самые корни жизни, и откуда вытекает та живительная сила, что в будущем расцветет в виде веры - такой могучей, какой еще не видывал мир.

Страдание и радость вечно противоположны и вечно равны друг другу. Какое-то время человек может пребывать в нейтральном состоянии сытого полу-сознания; но когда к нему приходят обе крайности - радость и страдание, он уже не может пребывать в полу-сознании, он живет и бодрствует, и слава сияет над ним.

Могли ли Учителя предотвратить эту войну? Они могли бы задержать её; но её причины были сокрыты в сердцах людей, в невидимых силах, пребывавших как внутри них самих, так и во внешнем мире, и далее оттягивать неминуемый взрыв означало бы - препятствовать планетарным целям.

И те, что не убиты и не умерли, сейчас гораздо более живые, чем они были двенадцать месяцев тому назад, и даже так называемые мертвые суть не мертвые, но живые усопшие.

Мы отбросили назад силы зла, это правда; но битва, происходившая в нашем мире, - это всего лишь часть общей битвы.

Если вы не против, я расскажу вам историю одного человека, которого я знал еще в мирное время. Это был самодовольный субъект, погруженный своею сытостью в полусонное состояние. Он разглагольствовал о жизни, об этике и о гражданском долге, не выходя при этом за рамки привычных банальностей. Но что он в действительности знал о жизни, этике и гражданском долге?

Назовем его - Джонсон. Несколько месяцев он провел на войне, сражаясь за Англию и за спокойствие Англии; и теперь, когда он говорит о жизни, его речь наполнена смыслом, потому что жизнь для него теперь - противоположность и в то же время неизменная спутница смерти. Он любит жизнь, и от него исходит свет величия жизни.

У Джонсона был сын - единственный ребенок. Каждый отец поймет, что это значит.

Во время большого отступления, одним из руководителей которого был и Джонсон, он вдруг увидел своего сына - раненого, но еще живого. Лишь на одно мгновение отец обернулся к своему мальчику... а затем вернулся к своему отряду, чтобы не оставлять его без командира, оставив при этом своего сына на милость армии, опьяненной безжалостным духом завоевания.

Больше Джонсон не будет говорить банальностей о жизни. Он узнал, что такое смерть, и что такое муки неизвестности - вещь ещё более страшная, чем сама смерть.


Письмо XXIX

ДРУГ "Х."

24 апреля 1915

Вчера умер человек, мысленно повторяя перед смертью ваше имя.

Нет, он не был вашим другом, более того - вы никогда его не видели. Еще в прошлом году, находясь в Англии, он прочел предыдущую книгу, написанную мной с вашей помощью, и очень серьезно заинтересовался ею. В течение нескольких месяцев он мечтал о встрече с вами, но, будучи человеком скромным, он предпочитал не торопить события.

А потом разразилась война, и он вместе с армией отправился в Бельгию.

После своего первого боя он начал денно и нощно размышлять обо всех фактах и перспективах, изложенных в этой книге. Существует ли другая жизнь, продолжающая нынешнюю земную? Может ли человек вернуться, как утверждал это я, и может ли он передать женщине, все еще пребывающей в мире живых, весть о том, что чувствует он теперь среди "мертвых"? На самом ли деле я видел всё то, о чем рассказываю, и на самом ли деле я побывал в мире прообразов и в небесном мире, где я видел Спасителя человечества с агнцем на руках, и т.д., и т.п.?

Лишь в одном этот человек никогда не сомневался - в искренности того, кто записал это послание. Это он чувствовал инстинктивно, и ещё - благодаря особому англо-саксонскому духу рыцарства, который трудно понять представителям некоторых других рас.

Он часто беседовал в окопах со своими однополчанами о будущей жизни. Он часто молча сидел и курил, глядя куда-то в пустоту, и когда кто-нибудь из солдат спрашивал его, о чем это он так напряженно думает, он отвечал: "Я думаю о книге, которую прочел прошлым летом. Не знаю - правда ли все это". А когда его спрашивали, о чём эта книга, он начинал рассказывать о Письмах Живого Усопшего, цитируя по памяти целые предложения, или же просто излагал своими словами отдельные её сюжеты, объясняя при этом смысл разбросанных в ней тут и там различных философских концепций. Иногда обсуждения книги затягивались на весь вечер.

Вы никогда не были на войне ни как солдат, ни как сестра милосердия; и всё же вы побывали на войне.

По странному совпадению эта книга вышла в свет за несколько месяцев до того, как огромное количество человеческих душ было изъято из истории мира. Задумывались ли вы над этим? Лично я никогда не задумывался до тех пор, пока сам Учитель не указал мне на это.

Но нашего друга, который умер вчера, мысленно повторяя ваше имя, особенно интересовал один вопрос: удастся ли ему в том случае, если ему суждено пасть от руки врага, приготовить такой же "маленький домик на небесах", о каком мы когда-то писали, для девушки, которую он оставил в Англии и которую очень любил; и если он действительно построит этот домик, где будет ждать её, то сохранит ли она верность ему после его смерти, и придет ли она к нему по прошествии лет, и будет ли жить с ним в этом маленьком домике?

Этому молодому человеку довелось прочесть несколько сочинений одного американского мистика по теории о взаимодополняющих друг друга душах, и он верил в то, что оставленная им в Англии девушка как раз и была для него такой взаимодополняющей душой - подобной той, что я описал в своем рассказе о человеке, ожидавшем свою любимую в приготовленном им на небесах домике.

Но об этом он ни слова не говорил своим товарищам в окопах. Им он рассказывал другие истории из книги - все, кроме этой. Странно, что именно о самом желанном объекте своих мыслей мы не спешим рассказывать окружающим, по крайней мере - так поступают большинство из нас.

И еще один эпизод из книги вызвал у нашего друга особый интерес - это рассказ о женщине из невидимого мира, совершившей путешествие в Египет вместе со своим все еще живым мужем. Он размышлял, а сможет ли он, если вдруг умрет, отправиться в духовной оболочке в одно маленькое местечко в Северном Уэльсе (так он сам его называл), где он однажды побывал со своей возлюбленной, и которое они выбрали для своего будущего свадебного путешествия.

Однажды вечером он даже написал ей длинное письмо, в котором просил её приехать туда этим летом в случае его гибели, говоря, что попытается встретить ее там. Но затем, поразмыслив, уничтожил письмо, боясь, что оно навеет его невесте грустные мысли.

Когда же я заметил вокруг него тот особый свет, который начинает исходить от духа, скрытого внутри его носителя, в том случае, если этому носителю грозит скорое разрушение, я решил ждать поблизости, зная, что в скором времени мне придется прийти ему на помощь.

И вот наступил миг, когда его тело упало на землю, и от него начали отделяться тонкие тела. Я подождал совсем немного, а затем приблизился, чтобы пробудить дух ото сна, в который тот должен был погрузиться. Я подул на лоб астрального тела - ибо астральное тело тоже имеет лоб, вы не должны заблуждаться на этот счет - так вот, я подул на лоб астрального тела человека, который оказал большую честь нашей книге, думая в последние секунды своей жизни о ней и о нас.

Он открыл глаза и увидел меня.

- Привет, "Х."! - сказал он мне. - Я так и думал, что ты встретишь меня здесь. Ты молодец, не подвел меня.

- Да, я всегда был отличным парнем! ответил я. - А как это тебе удалось так быстро понять, что с тобой произошло?

- Просто я увидел тебя.

- А откуда ты меня знаешь?

- Я видел в журнале твою фотографию.

- Неужели я все еще похож на того старого увальня? - спросил я, потому что очень гордился тем, что мне в какой-то степени удалось вернуть свою прежнюю молодость и привлекательность.

- Да, - сказал он, - ты выглядишь в точности как на той фотографии.

- Странно, - ответил я. И тут я догадался, что мое собственное знание о представлениях этого человека обо мне как о старом судье, описанном в прежней книге, могло заставить мое тело трансформироваться так, чтобы он смог узнать меня, причем произошло это без всякого участия моей воли.

- Может, ты хочешь немного поспать? - на всякий случай спросил я его, хотя в его глазах не было даже намека на сон.

- Нет, "Х.", спасибо. Я хотел бы вернуться в Англию. Но у тебя, наверное, есть более важные дела, чем исполнение моих желаний и прихотей.

Я рассмеялся.

- Твои желания и прихоти так же важны, как и мои собственные, - сказал я. - Мы отправимся в Англию вместе.

И мы отправились в путь.

Над Ла-Маншем мы увидели пересекавший его транспорт с войсками.

Хотелось бы мне, чтобы все эти парни знали то, что знаю я, - сказал мой друг. Если бы они знали, какого хорошего товарища я здесь нашел, то сражались бы с удвоенным мужеством.

Вы, священники, не пугайтесь, когда вам приходится повторять - "Земля к земле, прах к праху", и провожать уходящие души всегда с торжественными лицами! И пусть не удивляет и не смущает вас беззаботная болтовня моего нового товарища - молодого солдата. Он чувствовал себя так, как будто находится в компании своего старого друга, и он уже понял, что смерть - не более свята, чем жизнь, и потому не требует особой торжественности.

Мы отправились в гости к девушке. В молодости мне часто доводилось наносить визиты дамам, но никогда я не испытывал такого любопытства как в тот раз, когда вместе с солдатом отправился навестить его девушку. И то, что она нас не видела, не имело никакого значения. Я уже успел к этому привыкнуть.

Когда мы, наконец, увидели ее, она расчесывала волосы - прекрасные длинные волосы, а на каминной полке под зеркалом, в которое она смотрелась, стояла фотография моего друга. И в тот момент, когда на ней задержался ее любящий взгляд, мой друг встал между фотографией и своей возлюбленной. Девушка вскрикнула:

- Боже мой, глаза! - они живые! - и уронила на пол гребешок.

Тут её разум озарила догадка, и она произнесла, стараясь, чтобы её голос звучал как можно более торжественно:

- Дорогой мой, если это действительно ты, если волею судьбы ты и в самом деле пришел сейчас ко мне, то знай, что я люблю тебя и всегда буду любить. Мы обязательно встретимся на небесах.

Сказав это, она опустилась на маленький стул и залилась слезами.

Я оставил моего друга с нею; но время от времени я буду возвращаться, чтобы посмотреть, как у него идут дела, и со временем постараюсь преподать ему несколько уроков, от которых может зависеть его будущее благополучие. Мне не хотелось бы, чтобы он снова оказался вблизи от полей сражений. Для чего ему это? Он исправно послужил и заработал свою награду.

Возможно, как-нибудь в дальнейшем я расскажу вам еще кое-что о человеке, который умер, повторяя в мыслях ваше имя, да и мое тоже.4

Загрузить еще?
   
 





 
 

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста,
которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

  электронная библиотека © rumagic.com