Теледебаты как избирательная технология

На главнуюАвторы и книгифорум rumagic.comНаша твиттер лентаСмОтРеТь ФиЛьМы о МаГиИОбмен линками
 



Виктор Сороченко

Работа:
Теледебаты как избирательная технология

В условиях современной демократии выборы превращаются в телетурниры.
М. Дюрон

В наше время телевидение стало основным источником развлечений для самой широкой аудитории. С этим связаны особенности подачи политической информации. С учетом развлекательной ценности телевидения при освещении политических кампаний всегда делается акцент на создании интриги и драматизации ситуации. Сам способ подачи информации тяготеет к представлению избирательной кампании в виде соревнования между политиками. В центре внимания телеканалов находятся не столько актуальные политические проблемы, сколько показатели рейтингов, подсчет голосов, повышение или падение популярности, громкие скандалы.

Невооруженным взглядом видно, что сегодня освещение политических выборов строится по канонам шоу-бизнеса. Перипетии политической борьбы подаются в формате спортивных зрелищ. Для массового зрителя они ничем не отличаются, например, от автогонок, лошадиных перегонов или боксерских поединков.

В связи с этим одним из самых эффективных способов влияния на общественное мнение являются теледебаты. Во-первых, как информационное шоу они априори несут в себе зрелищный и соревновательный элементы, поэтому в наибольшей степени отвечают развлекательной концепции телевидения. Во-вторых, теледебаты обеспечивают персонификацию политических вопросов.

Дело в том, что очень мало избирателей читают скучные предвыборные программы. У нас голосуют не за бумажки, а за людей. По результатам социологических исследований сторонники конкретных партий и блоков чаще всего обуславливают свой выбор именно симпатиями к политическому лидеру. Роль личности политика в формировании имиджа его партии или избирательного блока трудно переоценить.

Теледебаты в наилучшей степени раскрывают личностные особенности участников избирательного процесса. Они концентрируют внимание зрителей на имидже кандидатов, а не на сущности политических проблем. Поэтому такой способ персонификации в полной мере соответствует как запросам массовой аудитории, так и интересам политических группировок.

Тот факт, что на территории СНГ практически все телевизионные СМИ контролируются различными финансово-политическими кликами, не является большим секретом. Тем не менее, логика, основанная на зрелищности и развлекательной ценности телевидения, заставляет телеканалы тиражировать яркие образы и своих политических противников. Индивидуальный «стиль» политика и то впечатление, которое он организует, ценятся порой намного выше, чем содержание и философия его политической программы. Классический пример — Владимир Вольфович Жириновский. К тому же, такой подход ничуть не мешает тенденциозной редакторской политике. Прямой эфир также не является препятствием для пропагандистского «промывания мозгов».

В психологии давно известно, что для того, чтобы была воспринята та или иная фигура, нужен «фон». В качестве этого фона может выступать другая, контрастная фигура. Нужна пара антагонистов — «святой» («свой») и «злодей» («чужой»). Публичная борьба двух политических оппонентов, игра в героя и злодея до поры наркотизируют массового зрителя и дезориентируют его в реальных политических проблемах. Теледебаты являются очень удобной технологией, чтобы под прикрытием «свободной и объективной дискуссии» показать святость одних и нечистоплотность других. Поэтому у нас теледебаты сплошь и рядом превращаются в проект поддержки определенных политических сил. Для выполнения этой задачи журналисты нередко прибегают к особым техническим приемам и психологическим уловкам.

Типичный пример приводит О. Феофанов в статье «Что может политическая реклама. Из американского опыта».

В 1960 году на пост президента США баллотировались Р. Никсон и Р. Кеннеди. Телевизионная команда, которая вела передачу, была настроена против Никсона. В студии был поставлен чрезвычайно яркий свет. Лицо Р. Никсона постоянно показывали крупным планом. У него была тонкая кожа, и при ярком свете он казался небритым, что расценивалось как неуважение к избирателям. Софиты поставили очень близко, и через несколько минут по лицу Р. Никсона покатились росинки пота, которые он спешно раздвигал платком. При этом на него были нацелены семь телекамер, но его не предупредили, в какую из них надо смотреть, и он смотрел то одну, то в другую. На экране же получалось, что глаза Никсона «бегают». Все это производило впечатление, что у него нечиста совесть. В итоге симпатии телезрителей безоговорочно были отданы Р. Кеннеди.

Психологи установили, что фронтальная сьемка на уровне глаз вызывает «симпатию» у телезрителей, создает впечатления спокойствия и непринужденности участника теледебатов. Показ сверху (перспектива «птичьего полета») или снизу (перспектива «лягушки») вызывает антипатию, создает впечатление слабости и интеллектуальной пустоты кандидата. Если участники дебатов сильно отличаются по росту, часто применяется их одновременный показ: при этом выигрывает тот, кто выше.

Исследовалось также влияние публики на экране. Установлено, что при экранной передаче реакции публики решающее значение имеет выбор соответствующего ракурса. Посредством «картинки» можно усилить или ослабить впечатление (например, эффектом аплодирующей публики). Можно дать общий план публики, показать какую-то ее часть, маленькие группы или отдельные лица. Например, при выступлении одного участника дебатов показываются только заинтересованные лица, «благоговейно внимающие» говорящему. Когда слово берет другой участник, оператор дает противоположную «выборку» — на экране возникают постные физиономии, зевающие от скуки или ковыряющие в носу.

Когда политика хотят показать с отрицательным оттенком, оператор несколько дольше фиксирует несимпатичные для зрителя особенности мимики и жестикуляции: закинутая нога за ногу, бегающий взгляд, избегающий собеседника и т.п.

Помимо технических приемов существует великое множество психологических уловок. Они помогают телеведущему «играть» на стороне одного из участников дебатов, соблюдая при этом видимость объективности.

1. Эффект неожиданности. «Свой» политик заранее знает вопросы, которые задаст телеведущий, для «чужого» они — полная неожиданность. Лучший экспромт — это заранее подготовленный экспромт. Поэтому «свой» будет выглядеть более компетентно. Зрители воспримут его как человека, который: а) лучше ориентируется в насущных проблемах страны; б) занимается реальными делами во благо народа.

2. Вопросы и мнения телезрителей. «Чужому» достаются вопросы позаковыристей, «своему» — благожелательные и одобряющие. Соответственно подбираются и мнения «простых людей с улицы».

3. Грубое выведение из равновесия. Психологическое состояние во время телевизионной дуэли имеет прямое влияние на ее ход и результат. Если удается чем-нибудь взволновать, смутить или разозлить своего соперника — он будет спорить и соображать значительно хуже, чем обычно, или даже совсем плохо. Для этого существует много разных приемов.

Самая подлая уловка — перед началом дебатов одному из участников сообщают крайне неприятное известие, чем-нибудь расстраивают его или выводят из себя оскорблением, рассчитывая, что после этого он не будет владеть собой и плохо выступит. Во время самих дебатов оппонента можно вывести из себя придирками и насмешками, пуская в ход оскорбления, издевки, несправедливые обвинения и т.п.

Заангажированный телеведущий нередко вносит свою лепту в данный процесс. Например, он может «не расслышать» реплику или вопрос одного из участников, заставить повторить ее несколько раз. Прием особенно подходит, когда у политика неважная дикция. Журналист, ведущий теледебаты, может допускать пренебрежительные жесты или критические высказывания в адрес одного из соперников. Например: «Вы говорите слишком сложно и заумно, телезрители вас не понимают», «Говорите по сути», «Не говорите глупостей», «Смешно это слышать» и т.п. Все это принижает статус того участника дебатов, которому отведена роль «мальчика для битья».

Для выведения из равновесия часто используется публика. Типичным является случай, произошедший во время выборов в украинский парламент.

Участники теледебатов обычно являлись в студию с многочисленными группами поддержки. Каждая располагалась за спиной своего лидера и, соответственно, — напротив оппонента. Российскими имиджмейкерами (традиционно принимающими активное участие в украинском «празднике демократии»), которые обслуживали одну из представленных политических сил, был придуман хитрый трюк. Во время выступления одного участника дебатов команда его противника, вся как один, поднималась со своих мест и поворачивалась спиной к говорящему. К тому же, все были одеты в одинаковые «партийные» футболки ярко оранжевого цвета и у каждого на спине красовался оскорбительный для противника лозунг. Прием сработал. Политик, вынужденный обращаться к стоящим напротив спинам, заметно нервничал и отвечал на вопросы крайне неудачно. Однако результат дебатов оказался совершенно неожиданным. Телезрители были возмущены хамским поведением сторонников одного кандидата, поэтому безоговорочно отдали свои симпатии его противнику. Такие действия телезрители восприняли как личное оскорбление. В итоге кандидат выграл теледебаты, но прогиграл выборы. Московские «монстры черного пиара» перехитрили самих себя...
Политтехнологии для «чайников».

Существует ряд уловок, которые эффективны тогда, когда в теледебатах принимает участие трое и больше участников.

4. Порядок очередности выступлений. Участники отвечают на вопросы телеведущего по очереди, но в такой последовательности, что «свой» политик всегда получает слово последним. Для этого используется какой-либо благовидный предлог. Например, телеведущий говорит: «Чтобы исключить предвзятость, вы будете отвечать по часовой стрелке». (Естественно, перед этим нужно заранее позаботиться о «правильной» рассадке участников). Зачем это делается? Помните прекрасный фильм «Семнадцать мгновений весны»? Как говорил фон Штирлиц: «В любом разговоре всегда запоминается последняя фраза». Кроме того, выступая последним, политик воспринимается телезрителями как более влиятельный, поскольку он как бы подытоживает сказанное другими участниками.

5. Принцип контраста. На теледебаты приглашаются два антагониста, известные своими плохими взаимоотношениями. Во время телеэфира они наверняка начнут сводить друг с другом счеты и вместо конструктивной полемики перейдут на личные оскорбления. На фоне двух скандалистов третий участник дебатов («свой») предстанет в более выгодном свете. Он окажется как бы в стороне от бесплодных споров. Пока двое поливают друг друга грязью, третий будет говорить о насущных проблемах страны и о своих конструктивных делах. В результате телезрители воспримут его как более компетентного политика, который «на самом деле беспокоится о народе».

В последнем случае расположение участников дебатов также имеет важное значение. «Заклятых друзей», как правило, садят друг против друга — такая позиция психологически еще более усиливает соревновательно-оборонительные отношения. Третий участник дебатов, сидящий в торце, получит психологическое преимущество. Телезрителями он подсознательно будет восприниматься как человек, который контролирует ситуацию и обладает наибольшим влиянием.

***
Разумеется, участники теледебатов широко применяют всевозможные демагогические уловки и риторические приемы, позволяющие загнать соперника в невыгодное для него положение. Останавливаться на этих приемах нецелесообразно — они подробно описаны в специальной литературе. Гораздо интереснее те приемы, которые можно назвать психологическими. Можно выделить несколько нюансов, имеющих важное значение для победы в публичных дебатах.

1. Простые слова. Чем меньше заумных слов, тем лучше. Нужно использовать повседневный язык своей аудитории. Знаменитая фраза Егора Гайдара — «Я конечно не агностик...» — стала классическим примером того, как не надо отвечать на вопросы. Длинных слов должно быть не больше, чем одно из десяти. Использование верных существительных и глаголов повышает убедительность выступления. Прилагательные и наречия, наоборот, загромождают текст и делают его маловразумительным.

2. «Водянистость» речи. Плохое впечатление производят политики с «водянистой» речью. Под «водянистым» понимается такой стиль речи, когда она включает в себя массу словесного мусора (например, «Я, типа, это, как бы так сказать, думаю именно так, что ли»), излишней вежливости (например, «Будьте так добры, говорите погромче, пожалуйста»), кратких общих вопросов в конце расчлененного вопроса («Вы этого хотите, не так ли?» вместо «Вы этого хотите?») и бессодержательных прилагательных (восхитительный, великолепный и т.д.). Участники теледебатов с таким стилем речи оцениваются как говорящие менее убедительно, менее компетентные и заслуживающие меньшего доверия, чем те, кто говорит «тверже». Это происходит потому, что «водянистая речь» создает впечатление, что говорящий имеет низкий социальный статус. Поэтому имиджмейкеры специально учат политиков говорить уверенно, не употреблять слов-паразитов и ненужных прилагательных.

3. Иллюзия достижений. Ключом к превращению предложений, которые просто описывают деятельность, в предложения, которые создают впечатление о конкретных достижениях, является правильный выбор глаголов. Существует форма глагола, вызывающая у публики представление о вполне реальных результатах. Например, выполнил, разработал, увеличил, инициировал, создал, сделал и т.п. Это глаголы совершенного вида. Другие же глаголы и словосочетания с глаголами являются более неопределенными по отношению к результату деятельности. Такие глаголы, как работал, отвечал, участвовал, дают представление скорее о выполняемых функциях, чем о достигнутых результатах. Такие глаголы являются глаголами несовершенного вида. Использование совершенных глаголов позволяет участнику дебатов создавать иллюзию конкретных успехов при выполнении какой-либо работы.

4. Иллюзия убедительности. Во время теледебатов многие политики любят размахивать всевозможными документами и схемами: статистическими отчетами, газетными статьями, судебными предписаниями и проч. «И это правильно, товарищи!», — любил повторять первый и последний президент СССР . Сами документы могут не иметь и зачастую не имеют никакого отношения к предмету дебатов — это неважно. Показ «официальных бумаг» создает у телезрителей эффект присутствия. Факты и цифры, как будто бы подтвержденные документально, формально и «объективно» подтверждают правоту их обладателя, при этом не ставя его в центр происходящего. Этот прием усиливает эмоциональную компоненту восприятия выступления, а значит, его действенность.

Телевизор внимательно смотрел: Виктор Сороченко

Загрузить еще?
  Содержание :: Теледебаты как избирательная технология
Все, что нужно знать о психологических тренингах. Теледебаты как избирательная технология
Кое-что о тренерах  
   
 





 

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста,
которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

  электронная библиотека © rumagic.com