Шаги на пути к знанию

На главнуюАвторы и книгифорум rumagic.comНаша твиттер лентаСмОтРеТь ФиЛьМы о МаГиИОбмен линками
 



Шаги  на  пути  к  знанию

 

 

Читая <Огонь изнутри>, я наткнулся на интересный момент. В третьей главе говорится, что на пути к знанию человек делает четыре основных шага. Первый, это когда он принимает решение начать учиться. Второй - это когда он принимает решение стать воином. Третий, когда выбирает стать человеком знания и четвертый шаг - это когда человек становится <видящим>. Я попытался соотнести это со своей жизнью и вот что у меня получается.

У меня получается, что я начал по-настоящему учиться в последнем классе средней школы (и это был мой собственный сознательный выбор). Вернее, это было начало, после которого все, что происходило в дальнейшем - было действительно настоящей учебой, приведшей в результате к тому, что я стал сновидящим и воином.

Я уже писал, что был увлечен астрономией; фактически - я был фанатом астрономии. Но мысли о дальнейшей учебе меня не посещали. Я был достаточно простым парнем, и хотя в школе учился не плохо, но считал, что в университетах учатся какие-то очень уж умные люди, я которым не ровня. Видимо, так был воспитан. В школе нас было трое любителей астрономии. Один закончил ее на год раньше и поступил в Одесский Государственный Университет. Вот тогда я и увидел, что человек, которого я знал, и он не был никаким особенным, тем не менее - поступил и учится. И я решил тоже поступать. А для этого пришлось усиленно поработать в школе, подтягивая аттестат. Т.е. я начал уже учиться не потому, что это от меня требовалось, а по собственной воле, имея конкретную цель. И как показала дальнейшая жизнь: наличие цели - очень существенный фактор на нашем пути.

Оглядываясь назад, я понимаю, что мне очень везло. Мне не один раз попадались люди, которые существенно повлияли на мою жизнь. Так, заканчивая школу, я какое-то время занимался с репетитором. Женщина была необыкновенная и научила она меня, как я сейчас понимаю, неимоверно серьезной вещи - не фиксироваться на конечном результате. Мы с ней проходили интегралы и дифференциальное исчисление. Она давала очень много материала и требовала, чтобы я увидел алгоритм решения. Сначала сильно напрягаешься, а потом в какой-то момент начинаешь понимать задачу. Она, как только замечала, что я понял, тут же требовала бросать и начинать следующую. В то время в школе от нас требовали пунктуально все расписывать и раскладывать по полочкам. Фактически, требовалось не понимание материала, а знание. Она же учила пониманию. Что очень, кстати, раздражало. Раз уж начал понимать, очень хотелось расписать все, как положено, чтобы чувствовать, что ты что-то умеешь. Так что это можно назвать одновременно и борьбой с чувством собственной важности. Она очень переживала за мое поступление - почему-то я ей понравился. Помогла и по физике. Сказала, что вот только по сочинению помочь не может. На сочинении я и пролетел: Первые три экзамена сдал на пять баллов, сочинение - два.

И здесь мне снова повезло. Мне снова дали совет, который был чем-то большим, чем просто решением проблемы. Мне посоветовали каждый день выделять по пол часа, садиться и тщательно переписывать любое произведение. Не важно, как много я напишу, и что это будет за произведение - главное, чтобы это было каждый день, и в эти пол часа я больше ни на что не отвлекался. Таким образом, я незаметно начал учиться максимальной концентрации на своих действиях. На следующий год я-то уже поступил и даже написал сочинение на четыре балла. Сейчас я правила помню с трудом, тем не менее, многие слова просто знаю, как правильно пишутся, и все. Да и почерк выработался неплохой.

Так вот и получилось, что учиться я начал, сам не подозревая об этом. Ну, а на путь воина я, пожалуй, стал, когда решил бросить универ. Ведь это был сплошной обман; я это понимал и не хотел в этом жить. А уже в дальнейшем я познакомился с книгами Карлоса Кастанеды, и они помогли разобраться, что мне делать со своей жизнью.

А вот то, что в начале 2001 года я бросил работу и поехал в Днепр разбираться в отношениях с мамой, то, что я назвал для себя <Проверкой веры> - я считаю, это был следующий шаг. Шаг на пути к знанию. Те необычные ситуации, в которые я стал попадать и то, что со мной начало происходить вселяет надежду, что я на верном пути.

Каждый из этих этапов отмечен чем-то вроде вех. Вехой в моем становлении на путь воина была попытка уехать из страны. Когда-то я стремился избавиться от социальных ограничений. Я хотел много, а получал мало (по своим субъективным понятиям). В одних случаях для того, чтобы получить желаемое нужно было много денег, которых у меня не было; в других случаях на то претендовал кто-нибудь еще. И он получал, потому, что был сильнее. В третьем случае:. Это можно перечислять до бесконечности.

Я настолько близко принимал социальные условия в стране, что даже собрался уехать из нее, видя, что здесь невозможно иметь свободу (это был еще СССР). Уж за рубежом-то я был уверен, что там все по-другому. И я <почти> уехал (собирался в Австралию, но поехал в другую сторону). И вот, когда поезд пересек границу, буквально через минуту с меня словно груз свалился. Это было именно физическое ощущение. Потом я вернулся обратно. Я понял одну важную вещь: от себя все равно никуда не денешься. Но что самое интересное, ко мне больше не вернулась та непомерно большая озабоченность окружающей меня действительностью, которая была прежде.

Так или иначе, но нам приходится искать зацепки, которые помогли бы на этом пути. Книги Карлоса Кастанеды, как ничто другое, могут помочь в этом. И если становишься на путь Духа, то все нужное само появится на нашем пути. Единственное условие: это должно быть действие, а не размышления и разговоры о нем.

<Гита>, например, (<Бхагавадгита>) в свое время сыграла большую роль в моем становлении на путь воина, чем Кастанеда (произведений Кастанеды я тогда еще не знал, а вопросы стояли настолько серьезные, что я просто не знал, как мне быть). Т.е. становясь на путь воина, я вынужден был противопоставить себе своих близких и друзей. Я не хотел этого, но не хотел и жить прежней жизнью: В общем, ситуация была не из лучших. И вот именно <Гита> помогла мне принять решение.

Кратко это выглядит так: вся <Махабхарата> - это описание войны двух родов, Пандавов и Кауравов. Вернее, это один и тот же род Куру. Дхритараштра был старшим сыном правящего рода, Панду - младшим. Но Дхритараштра был слепым и потому не мог наследовать трон; поэтому правил Панду. Ну, а когда дошло дело до сыновей - началась распря, поскольку, по идее, должны были наследовать дети старшего: Все это описано в <Махабхарате>. Финал этого противостояния - сражение на поле Куру. Когда два войска одного и того же рода сошлись для битвы. Перед сражением находившийся во главе войска Арджуна, один из сыновей Панду, выезжает на середину поля битвы и осматривает обе рати. И вот он видит в вражеском стане своих дядей, наставников и друзей. И он, расстроившись, заявляет, что не будет сражаться: даже если он победит - разве сможет после этого наслаждаться жизнью, убив своих друзей и близких? Лучше уж самому погибнуть: (Не правда ли, очень похоже на все наши сомнения?) И вот Кришна, правивший колесницей Арджуны, объясняет тому, почему он должен сражаться. Убедительно объясняет, используя в виде советчика - смерть; прямо по Кастанеде. Так, что под конец объяснения Арджуна снова воспрянул духом. После тщательного знакомства с <Гитой> мои сомнения тоже отпали. Это было прямо физическое ощущение - я ощутил, что внутри меня что-то изменилось. И вскоре после этого произошел мой первый осознанный сон. Но тогда я никак не связал эти события одно с другим.

Фактически, объяснение Кришны - это объяснение того, чем путь воина лучше пути обычного человека. Все это есть у Карлоса Кастанеды и описано в гораздо более удобной форме.

Вторым значительным этапом на этом пути было то, что я назвал <Проверкой веры>. Путь воина я выбрал достаточно давно, а что-то делать в этом направлении начал еще раньше. Постепенно я сформировал в себе новую личность, которая была намного эффективнее и рациональнее той, что была воспитана родителями и обществом. Сначала я это делал из прежней своей личности, вопреки ее желаниям и хотениям. Затем все чаще и чаще мог перемещать все свое внимание на новую личность и уже с ее помощью доделывать недоделанное. Незаметно она стала доминирующей, а остатки прежней шли как сырье для работы. А работы хватало еще на несколько жизней. Но: в какой-то момент я начал чувствовать, что просто стал буксовать. Новая личность уже действовала, она была пропитана опытом сновидений и сталкинга, а стремление и дальше заниматься перепросмотром, выслеживанием своих привычек, нахождением эффективных решений и т.п. заканчивалось расходом сил и почти ничего не давало. Хоть я видел, что еще работать и работать!

Разобравшись с этим, я понял: осталось сделать последний шаг в этом направлении - <избавиться> от самого пути воина (с помощью тела такие вещи можно узнать однозначно). У меня есть привычка все обзывать. Не знаю, хорошо это или плохо - мне это помогает меньше думать. Назвал что-то каким-то словом, вложил в это слово все понятие и все - можно больше не размышлять. Так вот, эту вещь я назвал для себя <Проверкой веры>. Весной 2001 года я бросил работу, собрал все вещи и уехал в Днепр. И с тех пор я стараюсь удерживать себя от того, чтобы вести себя как воин (т.е. планировать и сознательно вмешиваться в то, что я делаю, и что со мной происходит). Это, оказывается, не так просто. Путь воина уже въелся в печенки и в критических ситуациях я все равно реагирую, как воин. И, тем не менее, в основном, события складываются сами по себе. И если честно: я все еще поражаюсь тому, как все эти события происходят со мной совершенно без моего участия. Немного тревожно, но уже нет возврата к пути воина в таком виде, в каком я представлял его раньше.

Почему <Проверка веры>? Потому что единственной путевой звездой для меня в этот период стала вера в то, что <то, что я делал раньше - было не зря>.

Вот чего я не могу представить, так это то, как можно практиковать сталкинг с близкими людьми. Я просто сразу же после школы уехал из дома. А редкие контакты с ними ни к чему хорошему не приводили. Ведь близкие чувствуют за собой  полное право на все твое внимание (по праву рождения). Особенно, принимая твою безупречность за покладистость. Когда я бросил работу и уехал к маме, она была уверена, что мне было бы лучше, если бы я остался жить с ней; она могла бы обо мне заботиться (готовить еду, стирать и т.п.) Просто мечта воина!

Здесь, конечно, можно говорить о безупречности. Согласен, безупречно выполнять то, что от тебя хотят - тоже вроде бы практика. Но: те, кто сделал свой выбор, уже не принадлежат себе. У Духа свои планы на наш счет. Я ведь когда поехал к маме - я бросил в Одессе работу, собрал все свои немногие вещи и уезжал к ней навсегда. Я не знал, чем все это закончится, но я знал, что эту проблему взаимоотношений с мамой нужно было решить окончательно.

Все деньги, которые я привез, быстро закончились. Работу в Днепре я найти не мог; просто каждый раз что-то не складывалось. Убедить маму в том, что мне лучше уехать тоже не мог. Но потом сложились так обстоятельство, что я вынужден был уехать (брат женился и взаимоотношения с невесткой получились очень сложными, возникли серьезные проблемы). Она ведь тоже ни при чем. Все мы оказались игрушками в руках более серьезных сил. А, вернувшись в Одессу, я снова попал на прежнюю работу, хотя, по идее, она не должна была пустовать (хорошее место: и платят неплохо, и делать почти ничего не нужно).

Мама теперь стала болеть гораздо чаще, чем раньше. Уверен, что здесь не обошлось без потери надежды на мое возвращение. Должен ли я чувствовать за собой вину? Я ведь: ни капли не сожалею. Я просто об этом не думаю. Мне нужно было решить этот вопрос - я сосредоточил все силы и поехал решать его. Немного жаль, что он решился именно таким образом. Но он решился. Свой путь я выбрал давно и все, что ему не соответствует, отпадает само собой. Когда-то я был немного религиозным. По крайней мере - таковым себя считал. Даже знал <Отче Наш>. Постепенно от всей этой молитвы осталась одна только фраза: <да будет воля твоя, но не моя:> Да и то обращенная к чему-то безликому. Так что во всем этом пути нет ни капли игры. Это прагматичное действие для получения конкретного результата.

Мама старалась удержать меня своими мыслями, своей надеждой: Это придавало ей силы жить. Я забрал у нее эту надежду, поскольку мне нужна свобода. Ведь она не просто хотела, чтобы я был рядом - она хотела, чтобы я жил так, как, по ее мнению, мне было бы хорошо. А хорошо по ее мнению - это когда ты связан узами семьи, дома, работы; когда ты живешь так же, как все - теми же радостями и заботами. Я что, не пытался говорить с ней о другой жизни? Конечно пытался, но встречал только тревогу и нежелание даже думать о подобном. А чувство вины: а в чем здесь моя вина?

У меня как-то спрашивали на форуме, почему я не забрал ее к себе в Одессу? Но забрать ее к себе я не мог - у меня в Одессе нет жилья. Да и она уже в том возрасте, когда не переезжают с места на место. К тому же - там остались еще два брата. Платя свой долг, я просто каждый месяц высылал ей деньги. Но это тоже наша социальная обусловленность. Не так давно я узнал еще более серьезную вещь: на самом деле мы ни чем не обязаны своим родителям. У нас нет никаких долгов перед ними. Но это уже из другого уровня энергий:

 

 

 

Загрузить еще?
   
 





 

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста,
которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

  электронная библиотека © rumagic.com