[Евреи и христиане. И терпение] : Шарль Пеги читать книгу онлайн, читать бесплатно.

на главную страницу  Контакты  реклама, форум и чат rumagic.com  Лента новостей




страницы книги:
 0  1  8  16  24  32  40  48  56  64  72  80  88  96  104  112  120  128  135  136  137  144  152  160  168  176  184  192  200  208  216  224  232  240  248  256  263  264
»

вы читаете книгу

[Евреи и христиане. И терпение]

Всякий еврей исходит из некоего фатализма. Восточного. Всякий христианин (нынешний, французский) исходит из некоего бунта. Западного. Вопреки расхожему представлению, равно как и вопреки самой ложной, самой обманчивой видимости, еврей, когда узнаешь его по-настоящему, всегда считает, что хорошо еще так, как есть, что и это надо ценить, что ему еще повезло хоть это иметь и что даже удивительно, что он это имеет. Христианину, вечно недовольному, всегда мало. Бог умер за него. Он оглядывается вокруг и считает, что ему очень не повезло. […]

Для самого обыкновенного из евреев Моисей принес скрижали закона. А за самого заурядного из христиан умер Иисус. Есть только две разновидности евреев: те, кого снедает иудаистская тревога и кто разыгрывает множество жалких комедий, чтобы это скрыть (и скрыть от самих себя); те, кого снедает иудаистская тревога и кто не помышляет о том, чтобы ее скрыть. И есть только две разновидности христиан: те, кого снедает христианская тревога и кто разыгрывает множество жалких комедий, чтобы ее скрыть (и скрыть от самих себя); те, кого снедает христианская тревога и кто не помышляет о том, чтобы ее скрыть. Обе веры, и вера иудаистская, и вера христианская — не какие-то устройства, доступные только для особенных существ. В каком-то смысле они, и Паскаль об этом прекрасно сказал, — вещи самые что ни на есть обыкновенные. Все тот же вечный спор, все тот же главный спор идет в повседневной жизни, в душе повседневного человека. Мои

сей каждый день есть для еврея. Иисус каждый день есть для христианина.

Носители столь высокого предназначения, наши философы спускаются вниз. Здесь тоже очевидна разница и противоположность двух племен. Еврею кажется естественным болеть. Дитя и, так сказать, клетка, первичное волокно племени, которое страдает во веки веков и которое завоюет вселенную, потому что болело дольше других, он говорит, он знает, что духовный труд оплачивается некой неизбывной усталостью. И даже находит, что это справедливо. Он даже находит, что и так еще хорошо. Он считает те дни, когда здоров. Удивляется им. Находит, что ему еще очень повезло. (По сути, он этого не говорит, но он — старый еврей, и он находит, что Господь еще добр как Он есть, мог бы быть хуже). Он считает те дни, когда мог работать. В общем, их оказывается много.

Скрытный, мятежный, сын земли, христианин живет в постоянном бунте, в вечном мятеже. […]

Иисус смог привить иудейскую тревогу к телу христианства. Это было нужно, чтобы тревожная лихорадка, ослабленная в ослабленном племени, притупленная в древнем племени, привычная в привычном племени, обрела в новом племени, и почти сразу же, неизлечимую наконец силу. Но Иисус не смог (или не захотел) привить иудейское терпение к телу христианства. Это тоже было нужно, это было дважды нужно, чтобы появился какой-нибудь Паскаль, чтобы возникли эти бездонные колодцы отчаяния, песчаная пустыня, бездна печали.

И еврей, и христианин отлично знают, что в деле терпения, вернее, по разделу терпения еврей всегда больше христианин, чем христианин. Тревоги еврея легли в основу терпения. Они связаны, они в паре с терпением, они слиты с терпением. Христианина снедает потаенный бунт, сопротивление деревенского жителя, скрытый мятеж крестьянина. Он — тот крестьянин, который смотрит, как град губит его урожай, побивает его колосья. Он согласен смотреть. Он согласен, чтобы падал град. (Тем более, что изменить это он не может). На следующий год он снова посеет хлеб. Даже если град будет идти каждый год, он снова будет сеять хлеб на следующий год, все последующие годы. Он только не согласен быть довольным:


Мы — те солдаты, что прошли весь мир
И вечно хмурились, но никогда не гнулись [63].

По сути, позволительно задуматься, не входит ли такой постоянный бунт, такой вечный крестьянский мятеж в христианский порядок более глубоко, чем некая категория терпения. Как часто терпение — это только способ не страдать. Patientiae non patiendi. Не входит ли терпение страдать, palientiae patiendi, терпение осаждаемое, терпение обсуждаемое, терпение оспариваемое в христианский порядок бесконечно глубже, чем множество примеров такого терпения, которое, быть может, есть всего лишь обезболивающее и которое без сомнения надо числить по разряду лени.

Я не говорю этого про еврейское терпение. Оно совсем другое. Оно слишком основано на тревоге, слишком связано с тревогой, чтобы когда-либо войти в категорию лени. Впрочем, евреи никогда не входят в категорию греха. Если бы они входили в категорию греха, то не были бы евреями, они были бы христианами. Они принадлежали бы не старому закону, а новому. Все, что они могут сделать, — это войти в категорию непослушания закону Моисееву.

Я не скажу того же про новый закон. Я не скажу того же про христиан. Сколько примеров терпения (втайне гордящегося тем, что оно — терпение), (и победило нетерпение), (и победило гнев) — всего лишь наклон спины, чтобы избежать удара. Сколько примеров терпения — не более чем самое искусное, самое безупречное мошенничество с болью, то есть с испытанием, то есть со спасением, равно как и другое терпение (то же самое), которое есть самое искусное и самое неуязвимое мошенничество против племени.

Сколько примеров терпения — всего лишь обезболивающие ухищрения, приемы непробиваемой обороны от боли, от испытания, от спасения; от Бога. Угрюмые и скрытые отречения от самого звания человека. Плоскости, рассчитанные на то, чтобы судьба прошла поверху и никоим образом не зацепила свою добычу. Угрюмые и глухие и скрытые подравнивания, делающиеся для того, чтобы Сам Бог промахнулся.


Содержание:
 0  Избранное. Проза. Мистерии. Поэзия : Шарль Пеги  1  От издателей : Шарль Пеги
 8  Цангвилл : Шарль Пеги  16  [Он не обвинил мир. Oн спас мир] : Шарль Пеги
 24  [Из языческой души…] : Шарль Пеги  32  [Справедливость и Истина, которые мы так любили] : Шарль Пеги
 40  [Замаскированный атеизм] : Шарль Пеги  48  Заметка о Бергсоне : Шарль Пеги
 56  [Поскольку они не любят никого, то думают, будто любят Бога] : Шарль Пеги  64  К началу нового учебного года : Шарль Пеги
 72  [Грешник и святой: два свойства христианства] : Шарль Пеги  80  [Грешник и святой: два свойства христианства] : Шарль Пеги
 88  [Из языческой души…] : Шарль Пеги  96  [Из языческой души…] : Шарль Пеги
 104  [Слабость Церкви] : Шарль Пеги  112  [Деньги — это все] : Шарль Пеги
 120  [Бог сделал нас крестоносцами] : Шарль Пеги  128  [Молчаливый договор человека с судьбой] : Шарль Пеги
 135  [Интеллектуализм готового] : Шарль Пеги  136  вы читаете: [Евреи и христиане. И терпение] : Шарль Пеги
 137  [Иметь готовую душу] : Шарль Пеги  144  [Неограниченный хозяин современного мира] : Шарль Пеги
 152  [Особый час в истории] : Шарль Пеги  160  [Плач по Иуде] : Шарль Пеги
 168  [Страшная ответственность, горе, величие] : Шарль Пеги  176  Мистерия о младенцах Вифлеемских : Шарль Пеги
 184  [Суд: открытие вечности вновь] : Шарль Пеги  192  [Плач по Иуде] : Шарль Пеги
 200  [Та, что всегда начинает] : Шарль Пеги  208  [Две породы святых] : Шарль Пеги
 216  [Она бесконечно редкая] : Шарль Пеги  224  [Она ничего не считает] : Шарль Пеги
 232  [Суд: открытие вечности вновь] : Шарль Пеги  240  [Выдал тайну суда] : Шарль Пеги
 248  [Творение] : Шарль Пеги  256  Из драмы Жанна д'Арк в Домреми : Шарль Пеги
 263  Из поэмы Ева : Шарль Пеги  264  Использовалась литература : Избранное. Проза. Мистерии. Поэзия
 
Разделы
 

Поиск

электронная библиотека © rumagic.com