[Справедливость и Истина, которые мы так любили] : Шарль Пеги читать книгу онлайн, читать бесплатно.

на главную страницу  Контакты  реклама, форум и чат rumagic.com  Лента новостей




страницы книги:
 0  1  8  16  24  31  32  33  40  48  56  64  72  80  88  96  104  112  120  128  136  144  152  160  168  176  184  192  200  208  216  224  232  240  248  256  263  264
»

вы читаете книгу

[Справедливость и Истина, которые мы так любили]

Справедливость и Истина, которые мы так любили, которым отдали все, нашу молодость, все, которым мы отдали себя целиком во все время нашей молодости, не были истиной и справедливостью из идеи, мертвой справедливостью и мертвой истиной, они не были справедливостью и истиной из книг и с полок, они не были справедливостью и истиной концептуальными, интеллектуальными, они были не справедливостью и истиной интеллектуальной партии, но органическими, христианскими, вовсе не современными, они были вечными, а не только временными, они были живыми Справедливостью и Истиной. И из всей совокупности чувств, которые двигали нами в этом трепете, в этой необыкновенной лихорадке, сегодня мы можем признаться, что из всех страстей, которые двигали нами в этом жару и кипении, в этом брожении и переливании через край, одна добродетель была в сердце, и это была добродетель любви. Я не хочу сейчас возвращаться к старому спору, ушедшему в историю, но в наших врагах, у наших врагов, у наших тогдашних противников, ушедших в историю, как и мы, ставших историей, я вижу много разумности, и даже много прозорливости, много проницательности; что больше всего меня поражает, так это определенно определенный недостаток любви. Я не хочу вторгаться в то, что относится к конфессиям. Но бесспорно, что даже во всем нашем социализме было бесконечно больше христианства, чем во всей церкви Мадлен вместе с Сен-Пьер де Шайо, и Сен-Филипп дю Руль, и Сент-Оноре д’Эйлау. Он был, по существу, религией земной бедности. Следовательно, несомненно, он был религией, наименее чествуемой в наше время. Безгранично, бесконечно наименее отправляемой. Мы были отмечены ею так глубоко, так неизгладимо, носили на себе такой ее отпечаток, такой глубокий знак, такой неистребимый, что мы останемся с этой отметиной на всю нашу временную жизнь, и на другую тоже. Наш социализм никогда не был ни парламентским социализмом, ни социализмом богатого прихода. Наше христианство никогда не будет ни парламентским христианством, ни христианством богатого прихода. Мы получили с тех пор такое призвание к бедности, даже к нищете, такое глубокое, такое внутреннее, и в то же время такое историческое, так связанное с событиями, так переплетенное с событиями, что мы с тех пор так и не смогли от него избавиться, и я начинаю подозревать, что мы так и не сможем от него избавиться никогда.

Это своего рода призвание.

Предназначение.

[Самый глубокий изъян]

Мы думали тогда, мы думаем по-прежнему, но пятнадцать лет назад все думали как мы, думали вместе с нами, или притворялись, что думали вместе с нами, по этому поводу, по этому вопросу не было и тени сомнений, и тени разногласий. Было совершенно очевидно, что первыми начали буржуа и капиталисты. Я хочу сказать, что буржуа и капиталисты перестали исполнять свои социальные обязанности до того, как рабочие перестали исполнять свои, и задолго до того. Нет никаких сомнений, что саботаж сверху намного предшествует саботажу снизу, что саботаж буржуазный и капиталистический предшествует, и намного, саботажу рабочему; что буржуа и капиталисты разлюбили труд буржуа и капиталистов задолго до того, как рабочие разлюбили труд рабочих. Именно в таком порядке, начиная с буржуа и капиталистов, произошло то всеобщее охлаждение к труду, которое есть самый глубокий изъян, центральный изъян современного мира. Таково общее положение современного мира, речь шла вовсе не о том, как придумали наши политики-синдикалисты, чтобы придумать, прибавить рабочий беспорядок к беспорядку буржуазному, рабочий саботаж к саботажу буржуазному и капиталистическому. Речь шла о противоположном, наш социализм по сути и, более того, официально был общей теорией, доктриной, общей методологией, философией организации и реорганизации груда, восстановления труда.

[Грязь]

Наш социализм был и был не больше не меньше, как религией земного спасения. Он и сегодня не больше не меньше, как такая религия. Мы искали не больше не меньше, как земного спасения человечества через очищение рабочего мира, через очищение труда и мира труда, через восстановление труда и достоинства труда, через очищение, через органическое, молекулярное переустройство мира труда, а через него всего экономического, промышленного мира. Это то, что мы называем промышленным миром, в противоположность миру интеллектуальному и миру политическому, миру школьному и миру парламентскому; то, что мы называем экономикой; мораль производителей; промышленная мораль; мир производителей; мир экономический; мир рабочий; (органическая, молекулярная) экономическая, промышленная структура; то, что мы называем промышленностью, промышленным режимом; то, что мы называем режимом промышленного производства. Напротив, интеллектуальный мир и мир политический, мир школьный и мир парламентский идут рука об руку. Восстановлением промышленных нравов, очищением промышленного предприятия мы надеялись, мы стремились добиться не больше не меньше, как земного спасения человечества. Над этим будут потешаться только те, кто не хочет видеть, что само христианство — религия вечного спасения — увязло в этой грязи, в грязи дурных экономических, промышленных нравов; что оно само выберется, вырвется оттуда не иначе, как путем экономической, промышленной революции; наконец, что нет лучше устроенного, лучше приспособленного, лучше, так сказать, оснащенного места погибели, нет более удобного орудия погибели, чем современное предприятие.


Содержание:
 0  Избранное. Проза. Мистерии. Поэзия : Шарль Пеги  1  От издателей : Шарль Пеги
 8  Цангвилл : Шарль Пеги  16  [Он не обвинил мир. Oн спас мир] : Шарль Пеги
 24  [Из языческой души…] : Шарль Пеги  31  [Громкая и мучительная миссия евреев] : Шарль Пеги
 32  вы читаете: [Справедливость и Истина, которые мы так любили] : Шарль Пеги  33  [Слабость Церкви] : Шарль Пеги
 40  [Замаскированный атеизм] : Шарль Пеги  48  Заметка о Бергсоне : Шарль Пеги
 56  [Поскольку они не любят никого, то думают, будто любят Бога] : Шарль Пеги  64  К началу нового учебного года : Шарль Пеги
 72  [Грешник и святой: два свойства христианства] : Шарль Пеги  80  [Грешник и святой: два свойства христианства] : Шарль Пеги
 88  [Из языческой души…] : Шарль Пеги  96  [Из языческой души…] : Шарль Пеги
 104  [Слабость Церкви] : Шарль Пеги  112  [Деньги — это все] : Шарль Пеги
 120  [Бог сделал нас крестоносцами] : Шарль Пеги  128  [Молчаливый договор человека с судьбой] : Шарль Пеги
 136  [Евреи и христиане. И терпение] : Шарль Пеги  144  [Неограниченный хозяин современного мира] : Шарль Пеги
 152  [Особый час в истории] : Шарль Пеги  160  [Плач по Иуде] : Шарль Пеги
 168  [Страшная ответственность, горе, величие] : Шарль Пеги  176  Мистерия о младенцах Вифлеемских : Шарль Пеги
 184  [Суд: открытие вечности вновь] : Шарль Пеги  192  [Плач по Иуде] : Шарль Пеги
 200  [Та, что всегда начинает] : Шарль Пеги  208  [Две породы святых] : Шарль Пеги
 216  [Она бесконечно редкая] : Шарль Пеги  224  [Она ничего не считает] : Шарль Пеги
 232  [Суд: открытие вечности вновь] : Шарль Пеги  240  [Выдал тайну суда] : Шарль Пеги
 248  [Творение] : Шарль Пеги  256  Из драмы Жанна д'Арк в Домреми : Шарль Пеги
 263  Из поэмы Ева : Шарль Пеги  264  Использовалась литература : Избранное. Проза. Мистерии. Поэзия
 
Разделы
 

Поиск

электронная библиотека © rumagic.com