Глава вторая Четыре атрибута воина : Теун Марез читать книгу онлайн, читать бесплатно.

на главную страницу  Контакты  реклама, форум и чат rumagic.com  Лента новостей




страницы книги:
 0  1  2  4  5  6  7  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  65  66
»

вы читаете книгу

Глава вторая

Четыре атрибута воина

ЖИЗНЬ ВОИНА ЯВЛЯЕТСЯ СТРАТЕГИЕЙ САМОДИСЦИПЛИНЫ. КАЖДОЕ ДЕЙСТВИЕ, МЫСЛЬ И ЧУВСТВО ДОЛЖНЫ ТЩАТЕЛЬНО ВЗВЕШИВАТЬСЯ В СООТВЕТСТВИИ С ИХ ЦЕННОСТЬЮ. ВОИНЫ НЕ МОГУТ РАСТРАЧИВАТЬ ВРЕМЯ И ЛИЧНУЮ СИЛУ НА ТО, ЧТО НЕ СВЯЗАНО С ИХ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕМ.

В «Возвращении воинов» подробно излагались первоначальные положения техник перепросмотра и не-делания. Теперь необходимо добавить к ним две другие техники, а именно стирание личной истории и искусство сновидения. Эти четыре техники дополняют друг друга и являются важнейшими аспектами подготовки всех воинов, так как образуют тот фундамент, на котором строится жизнь воина. Все прочие концепции и положения, какими бы важными они ни были, тесно связаны с этими четырьмя основными техниками и зависят от них. Не будет преувеличением сказать, что на этих четырех техниках базируются все учения Толтеков, и, если ученик не сможет надлежащим образом понять и применить их на практике, его попытки овладеть Путем Воина окажутся неудачными.

Каждая из четырёх основных техник относится к одной из четырёх четвертей — речь об этой концепции пойдёт позже, сейчас же достаточно будет сказать, что к одной из четырёх четвертей относится всё в проявленной Вселенной, включая человека. Каким бы невероятным на первый взгляд ни показался этот принцип, он действительно выполняется для всего органического и неорганического мира; во многом благодаря именно этому знанию Толтекам удалось разгадать такое множество загадок, над которыми сегодня всё ещё ломает головы научное сообщество.

Более того, поскольку человек представляет собой миниатюрную копию Вселенной, каждый человек не только относится к определённой четверти, но и обладает потенциальными возможностями трёх других четвертей, которые отражаются в человеке, когда он рассматривается как целостная сущность. Другими словами, если некая женщина является восточной и по этой причине чаще всего явно проявляет восточные качества, то в ней таятся и скрытые склонности, относящиеся к остальным трём четвертям.

ВОИНЫ ОЧЕНЬ БЛИЗКО ЗНАКОМЫ С КАЖДЫМ АСПЕКТОМ СВОЕЙ СУЩНОСТИ, ДАЖЕ СО СКРЫТЫМИ СКЛОННОСТЯМИ. И В ОСОБЕННОСТИ — СО СВОИМИ СКРЫТЫМИ ПОТЕНЦИАЛЬНЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ. ЧТОБЫ ДОСТИЧЬ ТАКОГО ЗНАНИЯ, ВОИН ИСПОЛЬЗУЕТ ОКРУЖАЮЩИЙ МИР КАК ЗЕРКАЛО. ТАК КАК В ЭТОМ ЗЕРКАЛЕ ВСЁ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ.

Этот принцип применим и к четырём основным техникам: перепросмотр связан с Востоком, не-делание — с Севером, стирание личной истории — с Западом, а сновидение — с Югом. Важно понимать, что четыре четверти представляют собой четыре качества существования, или бытия, и потому их нельзя понимать буквально. Качества, возникающие благодаря воплощению четырёх основных техник на практике, известны как четыре атрибута воина. Эти атрибуты чрезвычайно важны для жизни воина, и по этой причине следует ясно понять, что они собой представляют.

РАБОТАЯ С ЗЕРКАЛАМИ, НЕОБХОДИМО ПЕРЕПРОСМАТРИВАТЬ ВСЮ СВОЮ ЖИЗНЬ В ОБРАТНОМ ПОРЯДКЕ, ОТ ТЕКУЩЕЮ МГНОВЕНИЯ ДО МОМЕНТА РОЖДЕНИЯ. ПОДОБНЫЙ ПЕРЕПРОСМОТР ТРЕБУЕТ ТАКОЮ УРОВНЯ ЧЕСТНОСТИ, КОТОРЫЙ ДОСТИГАЕТСЯ ТОЛЬКО В АКТЕ БЕЗЖАЛОСТНОСТИ. БЕЗЖАЛОСТНОСТЬ ДОЛЖНА НАЧИНАТЬСЯ С СЕБЯ. ТОЛЬКО КОГДА ЖАЛОСТЬ К САМОМУ СЕБЕ СМЕНЯЕТСЯ БЕЗЖАЛОСТНОСТЬЮ, ЧЕЛОВЕК СПОСОБЕН ОБРЕСТИ ТРЕЗВОСТЬ, НЕОБХОДИМУЮ ДЛЯ МУДРОЮ РАЗЛИЧЕНИЯ.

Перепросмотр приводит к трезвости — качеству, которое, вероятно, лучше всего описывается как способность относиться к любой ситуации в своей жизни в точном соответствии с её подлинной ценностью. По самой своей природе трезвость лишена эмоций, поскольку только в отсутствие эмоций, как положительных, так и отрицательных, человек способен с ясностью замечать всё, с чем связана любая конкретная ситуация. Трезвость представляет собой акт безжалостности, во время которого человек не позволяет своим личным чувствам заслонить рассматриваемую проблему.

Это никоим образом не означает, что воины являются бессердечными существами; напротив, воин так любит мир, что не может действовать с предвзятостью в отношении любого другого существа. Если бы в каждой ситуации воин выбирал ту или иную сторону, ему следовало бы признать, что одно для него важнее другого. Скорее всего, с этим не согласится ни один воин, так как для воина, понимающего взаимосвязанность всего живого, одинаково важно всё — атом, растение, животное, человеческое существо или сверхъестественная сущность. Это остаётся справедливым независимо от того, сражается ли он в битве рядом с чуждыми ему существами или в группе существ, близких его сердцу. Даже если эта битва заключается в противоборстве воина и другого существа, воин не позволяет себе испытывать жалость.

Таким образом, воин с равным уважением относится ко всему в своей жизни и не допускает, чтобы его личная сила заставляла его действовать несправедливо, на основе предвзятости. Это означает, что трезво действующий воин не станет несправедливо прикрывать ни любимого человека, ни самого себя; он не будет считать поступки другого существа отрицательными, пока не проведёт честную оценку этих поступков в соответствии с их подлинной ценностью. По самой своей природе и в согласии с дарованным Толтекам священным доверием, воины придерживаются истины и потому не могут действовать, исходя из соображений, отличных от трезвости.

Чтобы полностью понять это, обратимся к примеру молодой женщины, которую назовём Линдой. Линда всегда испытывала трудности в общении с мужчинами, но не понимала, почему это происходит, пока не начала заниматься перепросмотром. После этого Линда осознала, что все её неприятности вызваны её стремлением к обладанию. Погружаясь в причины такого стремления, Линда начала вспоминать очень многое из своего детства и при этом собирать воедино множество событий, результатом которых стала её ревность.

Линда смогла чётко вспомнить, что, будучи совсем ребёнком, она всегда состязалась со своим младшим братом за внимание со стороны отца. Поскольку в момент рождения брата ей едва исполнилось одиннадцать месяцев, а отец всегда мечтал о сыне, Линда уже в младенческом возрасте чувствовала себя уступающей брату. Это ощущение более низкого положения и необходимость бороться за внимание со стороны отца очень быстро привели к яростным дракам между Линдой и братом. Поскольку Линда была старше и чувствовала себя обиженной, именно она чаще всего начинала такие драки. Линда постоянно сама придиралась к брату, но всё же считала совершенно несправедливым, что именно её наказывали за бесконечные драки.

Поскольку она не могла объяснить отцу подлинные мотивы того, почему она мучает брата, Линду начали переполнять горькая обида на брата и в то же время растущее недоверие к отцу. Чувство, что отец не понимает её, а также то, что он явно больше беспокоился о её брате, заставили Линду постепенно отдалиться от отца, хотя в глубине души она по-прежнему жаждала его внимания. Отец Линды в определённой мере осознавал эти сложности и часто пытался исправить положение и баловал её. Однако Линда видела в этих попытках признание вины, после чего начала с подозрением и презрением относиться ко всем поступкам отца по отношению к ней.

К тому времени, когда Линда стала подростком, она была настолько разочарована, что изобрела мощное средство борьбы и с братом, и с отцом. Не зная иного способа привлечь к себе внимание отца, к которому она так отчаянно стремилась, Линда выработала в себе умение становиться лучшей во всём, что она делала. Это не только приводило к постоянным похвалам со стороны отца, но и давало возможность пристыдить брата. Линда следила за тем, чтобы быть лучшей в школе, блистать на спортивной площадке, выглядеть образцовой дома и в гостях, — в общем, она всегда и во всём оказывалась лучше брата.

Когда Линда поняла, насколько хорошо срабатывает её уловка, она начала пользоваться ею, чтобы отомстить отцу и брату за всю несправедливость, которую, по её мнению, они причинили ей. Так Линда вступила в тонкую, но беспощадную игру; она вышла на этот путь лишь для того, чтобы заслужить одобрение отца, но, добившись цели, решила довести дело до того, чтобы отец в той или иной степени постоянно ощущал жгучее чувство вины. Чаще всего Линда добивалась этого, давая ему понять, что, хотя она очень ценит его похвалы, они ничего не означают, поскольку она не наделена привилегией быть мужчиной в мире мужчин и любой её успех вряд ли когда-либо найдёт признание у других мужчин, кроме её отца. Столь утончённым способом Линда постоянно внушала отцу, что она обречена на незначительную жизнь уже тем, что она женщина, хотя и превосходит своего брата во всём.

Трагичность игры Линды заключалась в том, что она исполняла свою роль настолько хорошо, что в конце концов сама начала верить в неё. По этой причине, став взрослой, она всегда ощущала отсутствие признания со стороны мужчин. В глубине души Линда по-прежнему хотела добиться внимания, особенно от мужчин, но, даже добиваясь его, она продолжала ощущать враждебность к ним, так как была женщиной. Кроме того, глубокая подозрительность к мужчинам заставляла Линду считать, что и в тех случаях, когда мужчина явно высказывает ей своё одобрение, он просто обманывает её из жалости. Подобная мысль приводила Линду в бешенство, и она обрушивала на такого мужчину свой гнев, заставляя его чувствовать себя виноватым в том, что он мужчина. Так или иначе, нет ничего удивительно в том, что Линде удавалось отпугивать от себя всех встречающихся ей в жизни мужчин, а любые её романтические отношения быстро превращались в хаос.

Однако эти жизненные неудачи принесли Линде и огромную пользу, так как она научилась бороться за свои права и добивалась успеха во всём, за что только бралась. Благодаря тому, как разворачивалась её жизнь, Линда приобрела непоколебимую уверенность в своих силах и научилась самостоятельно справляться с любой ситуацией. Чрезвычайно уверенная в себе и до неистовства независимая, Линда стала грозным противником в любом сражении, особенно в тех случаях, когда бороться приходилось с мужчинами. Овладев хитростями и решимостью всегда быть лучшей, Линда быстро поднялась на самую вершину своей карьеры адвоката — её живой ум и острый, как бритва, язык вызывали заслуженное уважение даже судей на тех процессах, в которых эта молодая женщина исполняла роль защитника.

Ныне Линда добилась выдающегося жизненного успеха, но, хотя её безмерно уважали как мужчины, так и женщины, сама Линда никак не могла поверить, что она заслужила то признание, которого, по её мнению, была несправедливо лишена. По этой причине Линда чувствовала себя ещё больше ожесточённой, а её и без того острый язык становился ещё острее, пока наконец она не осознала, что если не изменит нечто в самой себе, то у неё вообще не останется друзей. Только в этот момент Линда решилась хорошенько разобраться со своей жизнью в целом и провести полную переоценку в неприятном, но честном свете трезвости.

Благодаря перепросмотру своей жизни вплоть до текущего момента Линда начала понимать, что в действительности она никогда не была жертвой обстоятельств. Теперь она смогла ясно понять, как всё в её жизни, включая представление о том, что отец больше любит её брата, подталкивало её к достижению такого успеха, которого никогда не смог бы добиться брат. Внезапно все фрагменты картины оказались на своих местах, и Линда поняла не только то, откуда исходила её ревность, но и то, почему всегда пыталась унизить любого мужчину, делавшего ей комплимент. В конце концов Линда смогла осознать, что только её состояние ума заставляло её чувствовать себя не получившей признания и одобрения, к которым она так стремилась.

Однако самым поразительным результатом этого перепросмотра стало для неё осознание того, что если она и была жертвой, то только жертвой самой себя. Долгие годы гнева и горечи внезапно рассеялись, и в ней осталось только чувство внутреннего покоя, которое она никогда не надеялась ощутить. После того как она впервые в своей жизни ясно увидела своё детство, Линда испытывала только глубокую благодарность к отцу и брату. Она уже не считала их мучителями и понимала, что действия отца и брата, а также её собственная борьба с восприятием этих действий принесли ей драгоценнейшие дары силы.

В связи с этим следует понять, что, как только трезвость позволяет человеку увидеть ситуацию или событие в их истинном свете, его всегда поражает красота взаимосвязанности, взаимозависимости и взаимодействия всего живого. В случае Линды это позволило ей понять, как действия отца и брата помогли ей достичь большого успеха и, кроме того, как её собственные действия, в свою очередь, помогли им. Излишним будет описывать, какую пользу принесли действия Линды её отцу и брату, так как об этом упоминается лишь для того, чтобы подчеркнуть взаимодействие и взаимозависимость всего живого.

В результате понимания взаимосвязанности всего живого невозможно избежать того состояния ума, которое называется прощением. В случае Линды это означает, что она может простить не только отца и брата, но и саму себя. Чувство вины является одной из самых истощающих отрицательных эмоций; оно может — часто так и случается — полностью разрушить жизнь человека. Но если человек достиг ясного понимания взаимосвязанности всего живого, у него больше никогда не возникнет чувства вины. Это совсем не означает, что можно уклониться от ответственности за свои действия. Просто в свете трезвости человек способен обрести покой благодаря пониманию того, что, независимо от его действий, все окружающие, включая самого человека, получают справедливое возмещение в соответствии с той силой, что называется Законом Сохранения.

Невозможно избежать последствий своих действий, и нельзя использовать Закон Сохранения как оправдание любых действий, которые мы считаем неправильными, однако с помощью такого знания можно, по меньшей мере, достичь спокойного отношения своим действиям в прошлом. Сделанного не воротишь. Можно горько сожалеть о своих поступках и совершенно искренне просить прощения за них, но, даже если человека прощают, он по-прежнему не способен изменить своё прошлое. Любой аспект жизни во многом похож на чистый алмаз — если на нём появляется трещина, она остаётся навсегда. Прощение не затянет трещину, но помогает жить с этим надколотым алмазом, а со временем даже рассечь его и тем самым избавиться от трещины, обнаружив при этом те грани, увидеть которые иначе было бы невозможно.

Теперь должно быть понятно, что прощение очень отличается от душераздирающих извинений, высказываемых теми, кто просто пытается снять с себя ответственность за собственные поступки. Подлинного прощения нельзя получить от того, с кем вы поступили дурно; это внутренняя проблема сердца, разумное действие, основанное на трезвости. Пример Линды ясно показывает, что её простили не отец и не брат, а она сама. Когда Линда смогла увидеть действия отца и брата в их истинном свете, не осталось ничего, что она могла бы простить, кроме своих собственных поступков. Иными словами, единственным, что Линда могла простить, были её действия по отношению к отцу и брату, а также к самой себе. Линда смогла сделать это благодаря осознанию взаимосвязанности всего живого.

Таков итог перепросмотра. Результатом всегда является отрезвляющее ощущение ясности под названием трезвость. Когда человек достигает трезвости, его преобразование становится неизбежным, поскольку при этом он ясно видит, насколько искажёнными были его взгляды на мир. В случае Линды ей всё ещё предстоит проделать огромную работу, прежде чем она сможет считать себя свободной от прошлого. Чтобы избавиться от устоявшихся привычек, нужны терпение и время; на самом же деле, этого можно добиться только с помощью техники не-делания. Таким образом, Линде придётся полностью изменить свой эмоциональный подход к жизни и превратиться из несчастной и обозлённой молодой женщины в человека, который наконец добился мира со своим прошлым. Кроме того, теперь Линде предстоит заново учиться общению с мужчинами, и она сможет сделать это благодаря всё той же технике не-делания.

УСТОЙЧИВОСТЬ И ВОИН — СИНОНИМЫ. ЧТОБЫ ОБРЕСТИ УСТОЙЧИВОСТЬ, НУЖНО ЗАНИМАТЬСЯ HE-ДЕЛАНИЕМ. ЛЮБАЯ БИТВА ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ УПРАЖНЕНИЕ В НЕ-ДЕЛАНИИ.

Не-делание порождает то качество, которое может быть полностью выражено только понятием устойчивость. Используемое Толтеками слово «устойчивость» определяется как внутренняя убеждённость, приобретаемая с опытом и проявляющаяся в стойкости и в совершенно непоколебимой уверенности в себе. Устойчивость тесно связана с трезвостью, так как устойчивость можно обрести только тогда, когда воин действует, не испытывая сомнений. Достижение такой ясности требует, чтобы воин был совершенно правдивым и беспристрастным в оценке любой ситуации и мог действовать с полной убеждённостью в том, что его решения и поступки лишены предвзятости.

Увидев своё детство в подлинном свете, Линда поняла, что ощущение непризнанности представляло собой лишь особенность её восприятия, и теперь она сама может отдать себе должное в отношении всего, чего добилась в своей жизни. Другими словами, теперь она может разыгрывать свою жизнь, не выискивая, как прежде, поводы к драке, но с полной убеждённостью, основанной на понимании того, что она — один из лучших адвокатов и, будучи уверенной в себе и независимой, способна самостоятельно справиться с любой ситуацией.

Следствием этого стало то, что впервые за всю свою жизнь Линда смогла признаться самой себе, что всегда требовала чего-то только от других. Это очень важный момент, и, хотя о нём уже говорилось в первом томе, стоит немного повториться, чтобы читатель мог ещё глубже постичь этот принцип.

То, что обычно называют уверенностью в себе, обычно совсем не является таковой и означает, как говорят Толтеки, привязанность к ближнему. То, что Линда постоянно требовала признания от своих собратьев, означает, что у неё не было никакой уверенности в себе. Если бы она действительно была уверена в себе, для неё не имело бы никакого значения, получает ли она какое-либо признание, так как уверенность в себе по определению означает, что источник уверенности кроется в самом человеке. Истина заключается в том, что на самом-то деле Линда получила огромное признание, однако не верила этому из-за своих сомнений в искренности мужчин. Разумеется, это также означает, что Линда сама не признавала своих успехов, иначе она знала бы без тени сомнений, что действительно заслуживает признания.

Теперь, когда Линда способна отдавать должное самой себе, она может двигаться дальше суверенностью, но ещё без убеждённости. Человек может быть совершенно уверен в том, что способен сделать нечто, и всё же есть только один способ убедиться в этом — выполнить свою задачу. Впрочем, в конечном счёте единственная реальная разница между уверенностью и убеждённостью заключается в силе этого ощущения. Прежде всего, степень такого отличия может значительно меняться в зависимости от конкретного человека, однако непрерывная практика снижает её, пока, наконец, уверенность и убеждённость не становятся одним и тем же.

УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ ОЗНАЧАЕТ, ЧТО ЧЕЛОВЕК УВЕРЕН В СВОЕЙ СПОСОБНОСТИ ДЕЙСТВОВАТЬ, ОПИРАЯСЬ НА СОБСТВЕННЫЕ ЗНАНИЯ.

Устойчивость заключается в убеждённости в том, что человек способен действовать самостоятельно, независимо от одобрения своих собратьев. Это подразумевает, во-первых, убеждённость в правильности своих решений и, во-вторых, что эта убеждённость достаточно сильна для того, чтобы не дрогнуть, даже столкнувшись с яростным сопротивлением своих собратьев. Вообще говоря, очень немногие люди способны действовать таким образом, поскольку обычно не требуется особо сильного противодействия, чтобы заставить их усомниться в себе. В большинстве случаев такие люди — просто фанатики, неистово преодолевающие внешнее сопротивление, и их действия чаще всего основаны на упрямстве и, очень редко, — на трезвости.

Для Линды не-делание заключается в том, чтобы прекратить требовать одобрения от окружающих и отдать себе должное во всех сферах, в каких она заслуживает признания. Кроме того, она должна признаться себе в собственных достоинствах и перестать верить и следовать своей выдумке о том, что женщина никогда не может добиться заслуженного признания. Как мы убедимся чуть позже, это заставит Линду тщательно взвешивать каждую мысль, чувство и действие, поскольку старые привычки проникают во все сферы жизни человека и, для того чтобы стать свободным, их необходимо вырвать полностью, с корнем.

Теперь, когда Линда обладает необходимой трезвостью, она может заняться не-деланием с требуемой для этого уверенностью, которая позволит ей действовать непоколебимо и приведёт к внутреннему ощущению спокойной решимости. В прошлом для того, чтобы поставить мужчин в подчинённое положение, Линде приходилось опираться на кнут своего острого языка, но не-делание позволит ей добиться ещё больших результатов без издевательств и сарказма. Со временем и с практикой Линда полностью преобразит себя путём не-делания, хотя внешне может показаться, что её жизнь почти не изменилась — разве что она сама стала более приятным человеком. Следует, впрочем, осознавать, что, если возникнет такая необходимость, Линда вновь сможет хлестнуть кого-нибудь острым словцом, однако, уже не ощущая внешней угрозы, она будет способна контролировать это умение и не делать его разрушительным.

Способность действовать со стойкостью и решимостью окружает поступки человека аурой высшей силы, порождаемой внутренней уверенностью. На примере Линды мы видели, что в результате ясного понимания обстоятельств своего детства она смогла уверенно двигаться вперёд. Однако не следует забывать, что такая уверенность вызвана, прежде всего, тем фактом, что Линда признала взаимосвязанности всего живого; не обладай она таким знанием, она по-прежнему не могла быть достичь подлинного понимания собственной жизни.

Внутренняя уверенность, возникающая благодаря трезвости, наполняет атмосферу волей, на которую невозможно не обращать внимания по той простой причине, что такая воля человека является силой справедливости в действии. Это не тщеславие чувства собственной важности — это сама ткань силы. Когда человек в в своих решениях и действиях опирается на всеобщие принципы, основанные на взаимосвязанности всего живого, он не только действует в согласии со всеобщим законом, но и использует всеобщий закон как опору и усиление своих поступков. Таким образом, только глупец обостряет своё положение, бросая вызов воле человека, вооружённого всеобщим законом, так как любой, кто так поступает, в буквальном смысле слова бросает вызов самой Вселенной.

Именно по этой причине говорят, что воля воина становится волей Орла; вот почему воин, действующий с позиции устойчивости, обладает полным контролем, ничего при этом не контролируя. Обычный человек чаще всего старается контролировать всё вокруг и действовать с позиции власти, однако это происходит лишь потому, что в его распоряжении оказываются грубая сила или, временами, средства манипулирования. Нет никаких сомнении, что до того, как Линда достигла понимания взаимосвязанности всего живого, она очень часто прибегала к одному из перечисленных средств, чтобы добиться преимущества над другими.

Однако грубая сила или манипулирование представляют собой отвратительные проявления насилия, приводящие к ужасным разрушениям и полностью противоположные всеобщим законам, управляющим гармонией и равновесием. Устойчивость воина основана на действиях, согласующихся со всеобщим законом, и потому эти законы способствуют и поддерживают его поступки. Таким образом, чтобы чем-то распорядиться, воину не нужно прибегать ни к грубой силе, ни к манипулированию, ни к мелочным угрозам — ему достаточно огласить власть Орла, и благодаря тому процессу, который называют взаимосвязанностью всего живого, он в буквальном смысле призывает силу Вселенной.

Очевидно, что не существует силы более мощной, однако эту устрашающую силу можно использовать только на общее благо всего живого и никогда не следует направлять на эгоистические цели. Те воины, которые пытались это сделать (а в прошлом таких воинов было множество), очень быстро обнаруживали, что нанесли жестокий удар самим себе, и последствия этого удара были ужасны. Противодействие всеобщему закону — просто глупость, однако сознательное и целенаправленное манипулирование всеобщим законом ради эгоистичных целей — нечто совершенно иное, и неизбежной расплатой за это является потеря надежды на свободу в самом широком смысле. Следует осознать, что, если решения и действия человека основаны на трезвости, по самой своей природе означающей понимание взаимосвязанности всего живoгo, то они заряжаются той силой, которую с полным правом можно назвать устойчивостью.



Рисунок 1. Четыре основные техники, связанные с четырьмя направлениями



Рисунок 2а. Четыре атрибута воина


Примечание: Четыре Атрибута Воина иногда изображают приведённой ниже схемой, однако эта терминология относится к устаревшей методике обучения, ныне уже не используемой; таким образом, эта терминология, хотя она и является точной, стала сейчас достаточно туманной. Схема включена в эту книгу, чтобы избежать возможной путаницы.



Рисунок 2б. Четыре атрибута воина (устаревшая терминология)

ВОИН ДОЛЖЕН СЛУШАТЬ СВОЁ СЕРДЦЕ. ДЛЯ ЭТОГО НЕОБХОДИМО СЛЕДОВАТЬ СВОЕМУ ЧУВСТВОВАНИЮ — ОДНАКО В КОНТЕКСТЕ НАШЕЮ ОБЫЧНОГО ВЗГЛЯДА НА МИР ЭТО ОЧЕНЬ ТРУДНО. СТИРАНИЕ ЛИЧНОЙ ИСТОРИИ ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ МОЩНОЕ СРЕДСТВО УСТРАНЕНИЯ ОГРАНИЧЕННОСТИ ОБЫЧНОЮ ВЗГЛЯДА НА МИР.

Стирание личной истории порождает качество под названием чувствование, которое по самой своей природе противоположно Востоку, трезвости. Чувствование определяется как способность участвовать в жизни свободно, без ограничений, навязываемых логическими предположениями. Это легко понять на примере Линды. Всё её детство было основано на том, что, по её предположению, было правдой. В результате она никогда не могла свободно участвовать в жизни; вместо этого Линда сражалась с жизнью так яростно, что превратилась в одинокую и совершенно несчастную женщину. Ощущая угрозу со стороны каждого встреченного мужчины, Линда решила, что не может доверять никому, в результате чего были разрушены все её отношения с окружающими — с коллегами по работе, с друзьями и романтическими знакомыми.

Зная по собственному опыту, что мир не таков, каким кажется, воины не совершают такой ошибки и не считают, что понимают всё известное. Признавая, что и внешняя, и внутренняя вселенные бесконечно превышают границы их понимания, воины постоянно стремятся приспосабливаться к ходу жизни, независимо от того, какой чуждой она может казаться на первый взгляд, но никогда не попадают в ловушку логических допущений. Воины знают, что, даже если в данный момент они не могут понять, что в действительности происходит, со временем им удастся выявить подлинное значение любого события, если только они будут следовать его течению, а не отбрасывать его. В этом заключается истинный смысл принципа текучести.

Текучесть не очень просто понять, однако аналогия поможет прояснить эту чрезвычайно важную концепцию. Представим себе человека, живущего во времена до изобретения двигателя внутреннего сгорания. Для такого человека единственными известным формами перемещения по дорогам были колёсные экипажи, запряжённые лошадьми или другими животными, верховая езда, велосипед или просто пешая ходьба.

До определённого времени не было никаких иных видов транспорта, однако человек по имени Карл Бенц осмелился воспользоваться потенциальными возможностями мечты. В 1893 году он воплотил в жизнь такую мечту и вывел на дорогу первый самодвижущийся экипаж.

Как только люди поняли принцип механики двигателя внутреннего сгорания, он стал выглядеть совершенно логичным и простым. Однако до того, как Бенц осуществил свою мечту на практике, у него не было никакой иной опоры, кроме того, что можно справедливо назвать внутренним ощущением. Если бы Бенц был рациональным человеком, способным верить только в известный мир, он вряд ли смог бы следовать течению своей мечты.

Это имеет огромное значение. Люди слишком часто полностью упускают все свои возможности, поскольку, обнаруживая искомые ответы, склонны не обращать на них никакого внимания, если ответы не вписываются в известное, и неизменно считают эти ответы нелогичными. Интересно отметить, что, как показывает случай Линды, то же самое обычно происходит и с детьми, так как у детей недостаточно жизненного опыта, чтобы они могли понять, что мир не таков, каким кажется; по этой причине детям приходится принимать окружающий мир за чистую монету. С другой стороны, взрослый неизбежно оказывается в ловушке логических допущений рационального разума.

На примере Линды стало понятно: для того, чтобы её попытки не-делания стали успешными, ей нужно будет избегать индульгирования в собственных логических допущениях и заняться стиранием личной истории — техникой, которая будет описана в этой книге чуть позже. Пока же сосредоточимся только на том свойстве, которое возникает благодаря этой технике, а именно — на чувствовании.

Вообще говоря, люди обычно относятся к чувствованию с юмором и считают логичность единственным достойным уважения качеством. И всё же ирония судьбы заключается в том, что большая часть величайших открытий и изобретений начиналась с воображения или внутреннего ощущения. Если бы миром правила логика, если бы в нём не было людей, готовых следовать предчувствию, или чувствованию, человеческое мышление стало бы бесплодным, а эволюция осознания остановилась бы. Логика представляет собой великолепное средство разработки приёмов практического воплощения мечтаний, однако любая мечта остаётся неизвестной величиной, пока не воплощается на физическом плане. По самой природе непознанного, единственным, чем может руководствоваться воин при столкновении с ним, является чувствование. Фраза «чувствовать дорогу в темноте» представляет собой старый штамп; однако для воина она имеет очень глубокое значение. Чтобы лучше понять это, читатель может освежить в памяти положения первого тома, связанные с использованием эмоций и намерения.

Вернёмся к Линде. Что ей действительно нужно в данный момент, так это текучесть — способность следовать течению ситуации, а не отвергать её на основе поверхностного понимания. Теперь Линда уже не может реагировать на окружающий мир в привычной ей манере и потому должна научиться доверяться течению жизни. Она достигнет этого с помощью не-делания. Однако её доверие течению жизни не может быть основано на слепой вере; если Линда начнёт действовать, опираясь на слепую веру, она очень быстро убедится, что в мире действительно есть люди, которым нельзя доверять.

Чувствование не имеет ничего общего со слепой верой; на самом деле, чувствование и трезвость представляют собой разные стороны одной монеты. Постигнув взаимосвязанность всего живого, Линда на собственном опыте поняла, что жизнь не такова, какой кажется, — это значит, что она уже не может оценивать людей и события согласно своему прежнему взгляду на мир. По этой причине единственным, что остаётся делать Линде в отношении незнакомого человека или неизвестной ситуации, — действовать на основе внутреннего ощущения. Именно это понимается под выражением «слушать своё сердце». Прежде Линда реагировала исключительно на основе логических предположений, опирающихся на её взгляд на мир; одним из таких предположений было то, что мужчинам нельзя доверять. Теперь же ей придётся научиться в любой ситуации доверять своему сердцу, своему чувствованию.

Научившись слушать своё сердце, Линда сможет развивать всю свою трезвость, поскольку при этом она будет чутко осознавать самые тонкие и незначительные указания на то, что нечто идёт неправильно. Это совершенно отличается от подозрительности, хотя на первый взгляд может показаться очень похожей на неё. Подозрительность основана на предвзятости, тогда как чуткая внимательность исходит из уверенности в том, что внешнее впечатление обманчиво. Более того, подозрительность представляет собой часть взгляда на мир, а трезвость возникает после того, как человек расстаётся со своим взглядом на мир и его оценки становятся свободными от предвзятости.

Таким образом, становится понятным, что чувствование не является слепой верой или неразборчивым порывом, как его обычно понимают; напротив, это действие, основанное на трезвом выводе. Единственная разница между чувствованием и трезвостью заключается в том, что трезвость опирается на надёжное знание, а чувствование подтверждается только на опыте. Именно поэтому чувствование диаметрально противоположно трезвости. Воины используют трезвость, когда имеют дело с известным, однако, сталкиваясь с непознанным, они определяют направление с помощью чувствования. Позже мы ещё раз вернёмся к концепции чувствования, поскольку этот сложный принцип тесно связан с несколькими другими понятиями.

РАССТАВШИСЬ СО СВОИМ ПРИВЫЧНЫМ ВЗГЛЯДОМ НА МИР, ЧЕЛОВЕК ОСОЗНАЁТ, ЧТО СУЩЕСТВУЕТ БЕСКОНЕЧНОЕ ЧИСЛО РАЗЛИЧНЫХ РЕАЛЬНОСТЕЙ. ПЕРЕХОД В ЭТИ РЕАЛЬНОСТИ ОЗНАЧАЕТ НЕОБХОДИМОСТЬ СНОВИДЕТЬ В НИХ — ТОЧНО ТАК ЖЕ, КАК ЛЮДИ СНОВИДЯТ В МИРЕ СВОЕЙ СОЦИАЛЬНОЙ ОБУСЛОВЛЕННОСТИ.

Сновидение порождает энтузиазм, или сердечность, который, в свою очередь, является диаметральной противоположностью Севера — устойчивости. Сновидение определяется как способность осознанно перемещать или сдвигать точку сборки, чтобы собирать иную реальность. В этом смысле сновидение тесно связано с чувствованием, подобно тому как устойчивость связана с трезвостью. На первый взгляд не так уж легко понять, как могут быть связаны сновидение и энтузиазм, однако ключ к их близости кроется в качествах Запада и Юга, а именно, в чувствовании и энтузиазме.

Рассказ об искусстве сновидения не вошёл в первый том, поскольку для постижения подлинной природы сновидения необходимо понять, что существуют иные реальности, настолько же достоверные, как и та, которая обычно считается единственно реальной. Когда учеников знакомят с техникой сновидения, большинство из них сначала допускает ошибку, предполагая, что всё, что происходит в сновидении, согласуется с их системой отсчёта. Однако это далеко от истины, поскольку сновидение имеет дело с непознанным, а непознанное, по определению, не связано с какой-либо системой отсчёта. Этот факт достаточно ясно описывает взаимодействие между чувствованием и сновидением — оба они связаны с непознанным, тогда как трезвость и устойчивость имеют дело с известным.

Вероятно, самым неприятным в освоении сновидения для новичков является то, что в самом начале как будто бы ничего не происходит. Это естественное следствие уверенности ученика в том, что ему предстоит стать свидетелем чего-то или пережить нечто, с чем он никогда ранее не встречался. При этом ученик забывает, что всё, с чем он встречается во время своих путешествий в непознанное, интерпретируется его рациональным умом, и до тех пор, пока рациональный ум не поймёт, с чем он сталкивается, он просто не способен регистрировать ничего, кроме ощущений. Аналогия вновь поможет нам яснее понять это.

Рациональный разум во всех отношениях представляет собой не что иное, как компьютер, и для выполнения каких-либо функций его, как и любой компьютер, нужно программировать. С самого рождения рациональный разум любого ребёнка запрограммирован на работу с тем, что человек считает реальностью. В этом заключается суть социальной обусловленности, а в самой основе этой обусловленности, или программирования, заключается общепринятый взгляд человека на мир — тот уровень восприятия, который отделяет реальное от нереального. Ещё более важным является то, что, когда человек сталкивается с чем-то, полностью выходящим за рамки той сферы, на работу с которой запрограммирован его рациональный ум, человек вообще не способен заметить происходящее. К примеру, если компьютер не запрограммирован на работу с графическими изображениями, он просто не способен реагировать на команды о работе с графикой. Именно поэтому новичок, осваивающий искусство сновидения, чаще всего возвращается из непознанного совершенно лишённым чего-либо более существенного, чем туманные ощущения.

Однако, как мы уже убедились, такое чувствование жизненно важно для входа в непознанное и для искусства сновидения. Но тем людям, которые всегда полагались на логическую проверку своих чувств, нелегко пользоваться чувствованием, так как они неизменно испытывают искушение относиться к таким чувствам как к попытке принять желаемое за действительное. Прежде чем ученик научится доверять своим чувствам благодаря их постоянному подтверждению, ему необходимо затратить много времени на старательную практику. Самым действенным средством по-прежнему остаётся техника не-делания. Всё это будет более подробно описано в части, посвящённой искусству сновидения, но такой предварительный обзор был необходим для того, чтобы читатель мог лучше понять рассматриваемый сейчас материал.

Вернёмся к свойству энтузиазм, которое является продуктом сновидения. Как уже указывалось в отношении Запада, любая эволюция зависит от свойства чувствование. Если у человека не возникает ощущения, что жизнь представляет собой нечто большее, чем просто скучное существование, он вряд ли когда-либо отправится на поиски лучшей жизни. Аналогичным образом, если бы Бенц не чувствовал, что можно создать самоходное средство передвижения, он никогда не занялся бы этой идеей. Таким образом, именно чувствование всегда ведёт нас в непознанное в поисках знания. Хотя обычный человек не замечает этого, но именно чувствование вызывает все его сновидения. Не имеет никакого значения, к какому именно типу относится такое сновидение — к грёзам среди бела дня, обычным сновидениям во время сна или сновидению Толтеков, во время которого воин сознательно перемещает или сдвигает свою точку сборки.

С технической точки зрения, любая форма сновидения представляет собой отличную от привычной реальность, и, хотя к новому знанию нас направляет чувствование, только искусство сновидения позволяет получить доступ к этому ощущаемому или подозреваемому знанию. Ошибка обычного человека состоит в предположении, что сновидение является не реальностью, а полётом воображения. Однако следует осознать, что единственная разница между выдумщиком и человеком, не способным завязать шнурки, если ему не покажут, как это делать, заключается в том, что так называемый выдумщик достаточно смел, чтобы следовать за своими мечтами, тогда как сражающийся со своими шнурками человек просто не верит в реальность мечтаний.

Люди, готовые последовать за своим чувствованием, позволяют себе, осознают они это или нет, использовать свои потенциальные возможности с помощью искусства сновидения; при этом у них возникает одно качество, которое можно описать как взращивание (от англ. nurture — воспитывать, обучать, выращивать). Такое качество встречается, к примеру, у садовника, который сажает семя с полной уверенностью, что из него вырастет желаемое растение, или у кормящей матери, совершенно уверенной в том, что её ребёнок вырастет сильным, здоровым и счастливым человеком. Характерной особенностью взращивания являются заботливые действия, необходимые для роста, расцвета и благополучия любому живому существу. Без такой заботы и семя, и дитя просто погибли бы. Такая опека вполне буквально означает передающийся при взращивании энтузиазм (сердечность).

Вернёмся к случаю Линды; нетрудно понять, что она всегда мечтала ясно понять, что она собой представляет. Хотя сначала Линда неверно понимала взаимосвязанность всего живого, в стремлении исполнить свою мечту она поднялась на высокую ступень успеха, со всех точек зрения достойную уважения. Очевидно также, что, хотя чувства Линды были отрицательными и опирались на неверные допущения, они являлись также и её побуждениями в попытках воплотить в жизнь свою мечту. Теперь, с помощью своего новообретённого знания и благодаря не-деланию, Линда сможет воспользоваться своими чувствами положительным образом — для того, чтобы постичь и взрастить свою мечту.

Сейчас Линда полностью осознаёт, что, если только она собирается воплотить в жизнь свою мечту, ей следует применить всё, чему она научилась. Посредством перепросмотра она увидела свою жизнь в подлинном свете и пришла к пониманию взаимосвязанности всего живого. Добившись трезвости, она обрела уверенность, необходимую для того, чтобы уважать себя за свои успехи. Теперь же Линда может начать использовать технику не-делания, чтобы обрести устойчивость и научиться слушать своё сердце. Слушая своё сердце, Линда сможет научиться доверять своему чувствованию, когда дело дойдёт до встречи с неизвестным, и всё, что ей останется сделать, чтобы освободиться от прошлого и воплотить свою мечту в жизнь, — взрастить эту мечту. Разумеется, это само по себе является не-деланием, так как делание Линды приводило к тем ситуациям, в которых она всегда могла доказать самой себе, что не получает заслуженного признания.

Безусловно, такое взращивание предполагает, что Линда должна придать своей мечте собственные, особые ценности. Это чрезвычайно важно, так как даже в мечтаниях должна быть полная ясность. Мечты людей чаще всего не становятся реальностью лишь потому, что их намерение слишком туманно и запутанно, — или по той причине, что они лелеют мечту, противоречащую взаимосвязанности всего живого. В этом смысле чудом можно считать даже то, что человеку вообще удаётся достигать каких-либо целей, хотя нередко он достигает их лишь отчасти. Интересно также отметить, как много людей, которые достигают реальных свершений, признаются, что никогда не смогли бы сделать это, если бы не испытываемая ими в детстве внимательная забота и поддержка. Дети так часто осуществляют мечты своих родителей по той простой причине, что родители воплотили в жизнь мечты о будущем своего ребёнка — точно так же, как Бенц воплотил в жизнь мечты о двигателе внутреннего сгорания и автомобиле.

Хотя в целом человек не уделяет особого внимания мечтам, искусство сновидения обладает могуществом, превосходящим все рамки обычного понимания. Однако существует и опасность, заключающаяся в том, что человек взращивает всё, чему уделяет внимание. По этой причине необходимо следить за тем, чтобы не сосредоточиваться на нежелательном, так как сила намерения приводится в действие энтузиазмом. Реальностью, которую можно воплотить в жизнь, являются не только мечты, но и кошмары, и поэтому необходимо добиться полной ясности в отношении искусства сновидения. В случае Линды это в первую очередь относится к не-деланию, поскольку вместо того, чтобы взращивать идеи о том, что она никогда не получит признания, а мужчинам нельзя доверять, Линда должна начать взращивать представления о том, что она достойна уважения, а среди мужчин есть много заслуживающих доверия.

Это означает, что теперь Линда готова принимать во внимание реальность мечты, противоречащей её детским переживаниям. Единственная причина того, что Линда до сих пор не могла осуществить свою мечту, заключалась в том, что во всех своих поступках она придерживалась своего взгляда на мир. Теперь это станет реальностью благодаря взращиванию мечты, — которая, как Линда уже знает, является самой настоящей реальностью, а не попыткой принять желаемое за действительное. Такое взращивание желаемого и является тем, что носит название сновидения будущего или придания будущему формы с помощью намерения.

Благодаря рассказу о четырёх атрибутах воина должно быть понятно, что четыре основные техники не только имеют чрезвычайную важность, но и являются тесно переплетёнными и взаимосвязанными друг с другом. Это справедливо в отношении всего содержания знаний Толтеков, и если ученик терпит неудачу в своих попытках стать воином, то всегда лишь по той причине, что он применяет элементы учений независимо друг от друга. Все техники, принципы и афоризмы подкрепляют друг друга, и потому совершенно невозможно использовать лишь один раздел учений, не обращая никакого внимания на остальные.

В завершение этой главы следует упомянуть о том, что успех на Пути Воина несовместим со страхом или тщеславием. Хотя все, кто вступает на Путь Воина, неизбежно начинают идти по нему со своим собственным взглядом на мир, то есть с ожиданиями, которые основаны на страхе или тщеславии, но рано или поздно эти два качества должны уступить место четырём атрибутам воина. Чтобы прояснить это, вновь обратимся к примеру Линды.

Нет никаких сомнений в том, что основной причиной вступления Линды на Путь Воина стал её страх. Испугавшись того, к чему неуклонно вела её жизнь, Линда осознала, что ей необходимо внести в свою жизнь решительные перемены, иначе ей никогда не найти настоящего счастья. Начнём с того, что с самого начала Линду вёл вперёд страх того, что всё внимание отца сосредоточится на её брате, а позже — честолюбивое стремление побеждать любой ценой. Только после того, как ни страх, ни тщеславие не смогли принести Линде желаемого счастья, Линда оказалась готовой встать на Путь Воина; однако после вступления на него Линде совершенно необходимо подняться выше своего страха и тщеславия.

Решения, принятые на основе страха или тщеславия, можно отменить в любой момент, когда страх проходит, а тщеславие превращается в нечто иное. Единственными бесповоротными решениями являются желания, которые опираются на веру в то, что жизнь должна представлять собой нечто намного большее, чем всё, воспринимаемое в данный момент. Более того, только такие бесповоротные решения способны вызывать реальные перемены в жизни человека, а для того, чтобы обрести четыре атрибута воина, человеку нужно быть готовым полностью изменить всю свою жизнь.

Это возвращает нас к концепциям сновидения и сердечности, которая взращивает мечты. Любому человеческому существу присуща потенциальная способность любить — независимо от того, является ли это любовью к другому существу, к самому себе, к мечте или к жизни. Выражение «любовь к самому себе» не означает эгоизма; это уважение к себе за свои по-настоящему положительные качества. Обычный человек едва ли осознаёт, что подлинной причиной отсутствия в его жизни тех счастья и успеха, которых он жаждет, является ненависть к самому себе. Как это было с Линдой, люди всегда находят способ перенести эту ненависть к себе на другого человека, и потому чаще всего чувствуют себя грудными в общении, непризнанными или нелюбимыми. Однако истина заключается в том, что далеко не все уважают себя и потому всегда оказываются недовольными собой, так как не могут принять и полюбить себя такими, какие они есть.

Необходимо отметить разницу между качествами сердечности и любви, хотя они очень тесно связаны друг с другом. Вообще говоря, человек не имеет ни малейшего представления о подлинной природе любви. То, что обычно понимается под любовью, представляет собой не что иное, как определённый набор условий, которые вызывают у человека ощущение сильного удовольствия. Именно это удовольствие чаще всего путают с любовью; по этой причине, когда человек перестаёт удовлетворять требуемым условиям или его ожидания не сбываются, так называемая любовь может внезапно превратиться в обиду и даже ненависть. Это особенно важно в отношениях с самим собой, так как, хотя людям часто удаётся извлекать пользу из сомнений в отношении других, они почти никогда не способны сделать это в отношении самих себя. В большинстве случаев только фанатики открыто заявляют о своих достоинствах, однако такие заявления опираются не на любовь и одобрение самого себя, а на невежественное предположение о том, что этот человек стоит выше других.

Подлинная любовь совершенно необусловленна, и в этом смысле она является непроизвольным откликом на жизнь, возникающим благодаря полному постижению смысла взаимосвязанности всего живого. Там, где царит подлинная любовь, чувство собственной важности уступает место смирению, а осуждение сменяется пониманием. Любовь есть сила, существующая вне условий и проявляющаяся вопреки ожиданиям. Примером подлинной любви может служить ситуация, когда матери становится известно, что её сын совершил убийство, и, даже признавая, что он должен умереть за преступление, она рыдает перед его казнью, потому что это её сын и она любит его, что бы он ни сделал. В этом случае мать может не испытывать ненависти к тем людям, обязанность которых состоит в справедливом суде над её сыном, и не пытаться помешать отправлению правосудия. В самой глубине своего сердца такая мать способна выразить только отчаянное горе о потере любимого сына и сожалеть о том, что судьба не пощадила ни сына, ни его жертву.

Большинство людей не любят друг друга и, более того, самих себя в подлинном смысле этого слова. Обычно они либо совершенно не осознают истинной природы любви, либо предпочитают не обращать на неё внимания. Более того, по самой своей природе любовь является актом понимания, зависящим как от трезвости, так и от уровня знаний. Любой матери на собственном опыте известно, что это так. В результате социальной обусловленности большинство матерей словно обязаны испытать мгновенную вспышку любви к новорождённому ребёнку, и потому им очень часто стыдно признаваться в том, что с самого начала никакого чувства любви к младенцу у них не возникло. И всё же это вполне естественно, так как для возникновения подлинной любви к совершенно незнакомому человеку нужно время.

По этой причине ошибочным является романтический принцип «любви с первого взгляда»; в случае взрослых людей такая любовь представляет собой чаще всего лишь оправдание сексуального желания. Любовь с первого взгляда просто невозможна. В обычных условиях люди могут испытывать по отношению друг к другу в лучшем случае сердечность. К примеру, отец будет тепло относиться к своему сыну, и эта сердечность взрастит в мальчике те качества и способности, которые его отец больше всего ценит. Такие забота и поддержка, в свою очередь, вызывают у сына сходное чувство сердечности по отношению к отцу. Как только образуется такая основанная на сердечности связь, отношения между отцом и сыном начинают развиваться одним из двух возможных способов, в зависимости от знаний отца.

Если отец не осознаёт подлинную природу любви, он, сам не понимая того, что делает, позволит отношениям между ним и сыном превратиться в обусловленную «любовь». В этом случае сын неизбежно окажется в ситуации, когда ему постоянно приходится исполнять требования отца, если только он хочет сохранить его одобрение и «любовь». С другой стороны, если отец признаёт подлинную природу любви, он со временем научится любить и принимать своего сына таким, каков он есть, — каким бы он ни был. Этот пример справедлив для всех форм взаимоотношений, независимо от того, идёт ли речь о муже и жене, брате и сестре, двух друзьях, матери и новорождённом ребёнке или человеке и окружающем его мире.

Из сказанного должно быть ясно, что сердечность является предвестником подлинной, безусловной любви, и именно по этой причине она чрезвычайно важна для жизни воина, так как путь, по которому он идёт, требует от него постижения подлинного смысла любви. Когда Путь Воина называют путём с сердцем, имеется в виду не романтический идеал, а реальная действительность. Невозможно наделить другое существо успехом или счастьем, внутренним покоем или удовлетворением; эти качества возникают в результате того, что человек научился принимать и любить самого себя. Проблемы Линды заключались не в том, что её отец не любил её, и не в том, что брат посягал на принадлежащее ей. Подлинной причиной было то, что Линда верила, что она хуже брата и потому недостойна любви. Самим же корнем проблемы стало то, что Линда не уважала саму себя и, следовательно, не любила себя. В этом отношении чрезвычайно важно осознать, что ни страх, ни тщеславие никогда не вызывают у человека чувства любви.


Содержание:
 0  Крик орла : Теун Марез  1  Теун Марез — издательству София : Теун Марез
 2  Предисловие к первому русскому изданию книги Крик Орла : Теун Марез  4  Введение Испытания наших дней : Теун Марез
 5  Часть первая ЖИТЬ ЖИЗНЬЮ ВОИНА: ПРЕВРАЩЕНИЕ : Теун Марез  6  вы читаете: Глава вторая Четыре атрибута воина : Теун Марез
 7  Глава третья Четыре природных врага : Теун Марез  8  Глава четвёртая Должен верить : Теун Марез
 10  Глава первая Овладение стратегией воина : Теун Марез  12  Глава третья Четыре природных врага : Теун Марез
 14  Глава пятая Настроение воина : Теун Марез  16  Глава седьмая Остановка мира : Теун Марез
 18  Глава девятая Танцы со смертью : Теун Марез  20  Глава седьмая Остановка мира : Теун Марез
 22  Глава девятая Танцы со смертью : Теун Марез  24  Глава одиннадцатая Техника сновидения : Теун Марез
 26  Семь групп сновидящих : Теун Марез  28  Ступень 1а : Теун Марез
 30  Ступень 2: Жёлтая Роза Дружбы : Теун Марез  32  Ступень 4: Декларация намерения : Теун Марез
 34  Пассивное сновидение : Теун Марез  36  продолжение 36 : Теун Марез
 38  Раздел 2: Примеры толкования сновидений : Теун Марез  40  Глава одиннадцатая Техника сновидения : Теун Марез
 42  Активное сновидение : Теун Марез  44  Ступень 1б : Теун Марез
 46  Ступень 3: Вхождение в цвет : Теун Марез  48  Ступень 5 : Теун Марез
 50  продолжение 50  52  Активное сновидение : Теун Марез
 54  Ступень 1б : Теун Марез  56  Ступень 3: Вхождение в цвет : Теун Марез
 58  Ступень 5 : Теун Марез  60  Глава двенадцатая Путеводитель по сновидениям : Теун Марез
 62  Раздел 2: Примеры толкования сновидений : Теун Марез  64  Раздел 1. Символы сновидений : Теун Марез
 65  Раздел 2: Примеры толкования сновидений : Теун Марез  66  Использовалась литература : Крик орла
 
Разделы
 

Поиск

электронная библиотека © rumagic.com