Глава 3. ЭТО ЗНАНИЕ ЕСТЬ ТРАНСФОРМАЦИЯ Сентябрь 10, 1988 : Бхагаван Раджниш читать книгу онлайн, читать бесплатно.

на главную страницу  Контакты  реклама, форум и чат rumagic.com  Лента новостей




страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9
»

вы читаете книгу

Глава 3. ЭТО ЗНАНИЕ ЕСТЬ ТРАНСФОРМАЦИЯ

Сентябрь 10, 1988

Наш Возлюбленный Мастер,

Мирянин спросил Банкея:


"Хотя я благодарен тебе за учение о нерожденности,

мысли, благодаря привычкам ума,

все равно приходят,

а я теряюсь в них и испытываю трудности,

стараясь оставаться постоянно нерожденным.

К чему же я могу применить веру всего сердца?"


Банкей ответил:


"Если ты будешь стараться остановить

возникающие мысли, ум будет разделен на две части:

останавливающую и останавливаемую,

и ты никогда не достигнешь спокойствия ума.

Просто поверь, что мысли изначально

не существуют, но время от времени возникают

и прекращаются, в зависимости от того,

что ты видишь и слышишь, но не имеют

реальной сущности".


Другой мирянин спросил:


"Когда я стираю возникающие мысли,

они все равно продолжают приходить отовсюду,

не останавливаясь.

Как я могу их контролировать?"


Банкей ответил:


"Стирать возникающие мысли — все равно,

что пытаться смыть кровь кровью.

Хотя первоначальная кровь может быть удалена,

смывающая кровь все равно оставит следы;

сколько бы вы ни смывали, пятна останутся".

"Не-ум первоначально не рожден,

не умирает и существует без иллюзий.

Не осознавая этого, думая,

что мысли реально существуют,

вы скитаетесь в рутине рождений и смертей".

"Осознавая, что мысли возникают только временно,

вы должны позволить им начинаться и прекращаться,

не удерживая и не отвергая их.

Это как предметы, отражающиеся в зеркале;

если зеркало чистое и ясное,

оно отражает то, что проходит перед ним,

но не удерживает изображений".

"Просветленный не-ум — бесконечно ярче и чище,

чем зеркало, и в то же время излучает, как свет, знание;

все мысли растворяются в таком свете, не оставляя следа.

Если вы поверите в эту истину,

сможете доверять ей, то сколько бы мыслей ни пришло,

они не станут препятствием".


Маниша, Гаутама Будда — это верстовой столб в истории сознания. Общество, религия и цивилизация, которые существовали до него, не могли остаться такими же после него.

Это просто христианская одержимость — делать Иисуса Христа линией, которая отделяет прошлое общество от нынешнего. Это происходит также благодаря тому факту, что Восток никогда не имел письменной истории. Он никогда не интересовался историческими фактами по той простой причине, что все иллюзорно, меняется, и какая разница, кто начал править? Что от этого изменилось в окружающем мире? Это все нереально.

Как только мы рассматриваем вечное и существующее, время исчезает и вообще не идет речь об истории. История говорит только о внешних событиях, а не о внутренних. А поскольку полная концентрация Востока была на внутреннем, он никогда не беспокоился об истории. Его концентрация была больше направлена на то, как выразить внутреннее для тех, кто слеп, кто живет в темноте. Как принести им свет?

Мы не знаем, сколько будд осталось молчаливыми. Мы не знаем, сколько будд предшествовало Гаутаме Будде. Мы просто не касаемся подобных вещей — рождение, смерть… все эти вещи эфемерны. Но взгляд Запада направлен наружу. И, поскольку христианство стало самой распространенной мировой религией, оно сделало Иисуса Христа линией раздела между варварским обществом и обществом, которое существует сейчас. Именно поэтому мы всегда обращаемся к Иисусу — «до рождества Христова», «после рождества Христова».

Бертран Рассел писал историю мира. Он столкнулся с тем, что абсолютно неправильно связывать рубеж в развитии общества с именем Христа. Реальное разделение произошло за 5 веков до его рождения и связано с именем Гаутамы Будды. Истинная история должна обращаться к Гаутаме Будде. Любое событие должно описываться или как «до Гаутамы Будды» или «после Гаутамы Будды».

Нет никакого сравнения между Иисусом и Гаутамой Буддой. Иисус даже никогда не объявлял себя просветленным; он даже никогда не слышал, что такое медитация. Он только провозгласил себя последним пророком евреев. Его вклад в историю нулевой. А вклад Гаутамы Будды в человеческое сознание огромен, неизмерим.

Бертран Рассел был очень беспристрастный человек. Но все же детские предубеждения доминируют над вами, даже когда вам восемьдесят или девяносто. Перед этим он долго отрицал свое христианство. Он написал книгу «Почему я не христианин» и, до того как христианская религия отлучила его, он исключил саму религию. Итак, он не является ортодоксальным христианином, даже просто христианином, однако, когда перед ним встает вопрос, что делать с Иисусом Христом и Гаутамой Буддой, он пишет в своем дневнике: «Несколько дней я не мог уснуть. Я знал, что это Гаутама Будда, но моя глубокая обусловленность, которую я никогда не осознавал, настаивала, что это должен быть Иисус Христос. Иисус Христос — наш, Гаутама Будда — иностранец». В конце концов он уступил своей обусловленности.

Никто до или после Бертрана Рассела не сталкивался с этой проблемой. Она по-прежнему существует. Даже нехристиане приняли положение, что история разделяется Иисусом Христом.

Я хочу пояснить вам, что Гаутама Будда — это разделяющая линия из прошлого — его прошлого, не наше прошлое. Сейчас время снова пришло; двадцать пять веков — недостаточный срок. И в этом состоял его расчет, что после 25 веков начнется новое человечество, новый человек, новая культура, новое видение, новое сознание. В соответствии с ним мы живем в очень счастливое время — время ужасного кризиса, но одновременно время великих вызовов и бессчетных возможностей.

Я говорю о Дзене, чтобы указать, что все религии сейчас несовременны. А Дзен не цепляется за прошлое. Он не продукт прошлого, а скорее дверь в будущее. Я не трачу бесполезно ваше и наше время. Я не случайно выбрал темой разговора Дзен.

Мы подошли к моменту отправления в путешествие от того общества, в котором мы жили; к потрясающему моменту отправления за сознанием. Путь, который прошел человек, до настоящего момента не был здоровым. Способ, которым общество формировало себя, был очень больным. Вся цивилизация является почти несуществующей.

Г.Д.Уэллс сказал, что цивилизация — хорошая идея, но кто-то должен реализовать ее — она еще не воплощена в жизнь. Мы все еще живем в тени варварства. Гаутама Будда не был услышан, его слова не были поняты всеми в мире. Он кажется почти мифологической фигурой. Он — одна из наиболее цельных личностей, один из наиболее проснувшихся среди человеческих существ.

Будущее может быть отделено от нашего прошлого, только если состояние Будды — не мучительное, труднодоступное достижение. И оно не является таковым. Мы можем создать общество, в котором каждый будет Буддой. Я не говорю буддистом — это безобразный мир. Будущее не должно доминироваться каким-нибудь «измом». Но просто чистота и величие человека по имени Будда так соблазнительны, он достиг высочайшей вершины возможностей для человека. И он сделал возможным для каждого достижение этой вершины. Как только кто-то достиг определенной ступени в сознании, эта ступень легко доступна каждому, который хочет ее достичь. Гаутама Будда — пионер. Вам не нужно преодолевать все те трудности, которые преодолел он. Ему пришлось их преодолеть, потому что у него не было предшественников. Но у вас тысяча и один предшественник.

Дзен породил замечательных Мастеров, и все они провозглашали разрыв с прошлым и возникновение нового человека — Будды, пробужденного человека, человека, живущего сознательно. Мы ставим величайший эксперимент. Это не обычная лекция или обсуждение. Я не заинтересован ни в какой философии или политической идеологии. Я просто заинтересован в трансформации вас, тех, кто собрался вокруг меня.

Трансформация — это простое явление, если его однажды понять. То, что спросил мирянин у мастера Банкея, важно для всех вас.


Банкей в каком-то смысле очень простой человек, он говорит не на философском жаргоне, а на обычном разговорном языке, высказываясь очень ясно. Для его понимания не требуется большого интеллекта. Это человек, который был на вершинах сознания и вернулся в мир, чтобы передать послание.


Мирянин спросил Банкея:

"Хотя я благодарен тебе за учение

о нерожденности, мысли, благодаря привычкам ума, все равно

приходят, я теряюсь в них и испытываю трудности,

стараясь оставаться постоянно нерожденным.

К чему же я могу применить веру всего сердца?"


Вера — это неправильный перевод. К сожалению, все эти переводы были сделаны христианскими миссионерами. Здесь должно быть такое слово, что-то вроде доверия, не веры. Но для христиан оба понятия — синонимы.


Несколько дней назад человек из Японии, который переводит одну из моих книг о Дхаммападе — величайшем сочинении Гаутамы Будды — «Путь религиозности» — написал мне: «Вы не знаете японского, вы не знаете пали, вы не знаете санскрита. А в ваших беседах о Дхаммападе во многих случаях вы изменили слова, которые были вставлены христианскими миссионерами». Он просто изумлялся, потому что смотрел в японский перевод и видел, что я каждый раз оказывался прав. Он не мог понять, как человек, который не знал японского, мог сказать, что вместо «веры» должно быть слово «доверие».

Я могу понять его трудности, но для меня это не является сложной проблемой. Я не комментатор. Когда я говорю о ком-нибудь, у меня нет никаких обязательств, кроме моего собственного понимания, моего собственного освещения. И когда я говорю, что что-то изменено неправильно, переведено неверно, это не значит, что я понимаю японский или китайский, с которого был сделан перевод. Ни один Мастер, который коснулся пустоты сердца, не может говорить в терминах веры. Вера только для слепых.


Я расскажу вам одну историю. Однажды, во времена Будды жил один слепой человек, он был логик. В этом нет ничего странного; глаза не являются необходимым для логика. И поскольку он был великим логиком, никто не мог доказать ему, что свет существует. Он спросил, спросил так доказательно: «Вы либо просто дурачите себя, либо хотите унизить меня, как слепого. Но я говорю, что света нет». И его аргументация была очень ясная, кристально ясная. Он говорил: «Я готов к любому эксперименту. Я хочу коснуться его, приведите меня туда, где есть свет. Я хочу попробовать его вкус. Я готов ощутить его запах. Я готов услышать его звук».

Естественно, что люди проигрывали. Что с ним делать, с этим человеком? Он слепой, но он великий спорщик. Если использовать доказательства, он всегда побеждает, потому что никому не удается продемонстрировать звук света, ничего такого не существует… вкус света, прикосновение к свету.

Однажды Гаутама Будда, направляясь в столичный город Вайшали, проходил через деревню, где жил этот слепой. Люди подумали: «Это хорошая возможность, может быть, последняя: если этот человек сможет победить даже Будду своей аргументацией, тогда все кончено! Может быть, свет и не существует. Может быть, нам кажется, что он есть».

Слепой говорил людям: «Вы грезите. Просто успокойтесь, сосредоточьтесь: света нет, есть только темнота».

Они привели этого человека к Будде. Они думали, что Будда будет спорить с ним, но вместо этого Будда сказал: «Вы привели не того человека. Ему не надо больше аргументов, потому что никакие аргументы не могут доказать, что свет существует. Он нуждается во враче, хирурге».

У Будды был свой личный врач, лучший врач в то время, которого ему дал король Вайшали. Врач следовал за ним постоянно в течение 42 лет, до последнего мгновения, как тень, заботясь о нем. Будда был хрупким.

Будда сказал своему врачу: «Возьми это дело в свои руки. Я уезжаю завтра, но ты останешься здесь до тех пор, пока ты не закончишь с этим случаем». Врач посмотрел в глаза слепого и сказал: «Это не займет много времени. Я скоро догоню тебя. Его глаза просто покрыты тонкой пленкой, которую можно убрать. Через несколько недель он сможет видеть свет».

И через 6 недель врач пришел с этим человеком в деревню, где был в это время Будда. Этот человек пришел, танцуя. Он упал к ногам Гаутамы Будды и сказал: «Прости меня. Я не мог поверить в то, что не было моим опытом, я не человек веры. Но сейчас, когда я могу видеть свет, огромное доверие возникло во мне. В своем сострадании ты не стал спорить со мной, а просто диагностировал случай и передал меня в руки врача».


Вера для слепых, доверие для того, кто попробовал что-то окончательное. Те, кто полны веры — это последователи. Я не хочу, чтобы кто-нибудь здесь верил, имел веру. Я хочу, чтобы вы доверились себе; чтобы вы поняли, что если Гаутама Будда стал Эверестом сознания, он доказал, что сознание каждого человека обладает таким же потенциалом. Доверьтесь этому, доверяйте себе. Это различие необходимо запомнить. Верят всегда в идеологию кого-то другого и верят в какую-то другую личность. Доверие — это ваша собственная потенциальность.

И поскольку человек привел вас к вашей собственной потенциальности, у вас появляется огромная благодарность к нему, не вера. Но, к сожалению, только христианские миссионеры взяли на себя труд переводить; никто больше не интересовался переводом. И бессознательно они внесли свою собственную обусловленность, которая зиждется на вере в свои переводы. Можно сразу сказать, кто автор перевода какого-то отрывка — христианин ли он, магометанин, индуист или джайнист. Или он человек своего собственного понимания, не принадлежащий ни к какой организованной религии. Только человек, который знает истину, может дать переводу аромат истины.

Христиане знают только веру — «Имейте веру в Иисуса Христа». Но почему человек должен верить в Иисуса Христа? Вы хотите быть распятым? — потому что это должно быть окончательным знанием! И я не думаю, что вы воскреснете, как и Христос не воскрес, он просто исчез из пещеры. Ему достаточно повезло в том, что его страна — Иудея — была под властью римской империи. Поэтому римского губернатора Понтия Пилата не интересовало распятие невинного неврастеника. О человеке, который провозглашал: «Я — единственный сын Бога», — нельзя думать иначе, кроме как о неврастенике. Но это безвредно, пусть себе думает так — он не причиняет никакого вреда окружающим. Понтий Пилат считал, что Христос невиновен, он не совершил никакого преступления, и если ему нравится идея, что он — единственный рожденный от Бога, что ж, пусть радуется этому.

Если вы завидуете, вы можете выбрать какую-нибудь другую идею. Я единственный отец Бога; я не думаю, что кто-нибудь сможет опровергнуть вас, ни у кого нет доказательств. Это то же самое, что быть сыном Бога. Вы можете быть отцом Бога или братом Бога. Это прежде всего ваше воображение, галлюцинации — это невинно.

Если вы встретите кого-нибудь, кто скажет вам: «Ты знаешь, я отец Бога», — как вы думаете, заслуживает ли он распятия? Приятный парень, он просто произнес истину, в которую верит. Вы знаете, что он сдвинулся, но это не значит, что он заслуживает распятия. Его нужно развлечь, развеселить — устроить ему вечер, на котором он мог бы заявить: «Я — отец Бога». Аплодируйте ему, танцуйте с ним, потому что это такая редкость — найти Бога, а вы нашли отца Бога. Может быть он даст вам ключ, где скрывается Бог.

Евреи были слишком серьезны. Без надобности они изводили Иисуса, он не причинял никому никакого вреда. Но каждая организованная религия имеет эго, огромное эго. Иисус выставил иудаизм в смешном свете. Если человек ездит на осле от города к городу и провозглашает: «Я — единственный сын Бога», — это не преступление, но это задевает эго евреев. «Этот человек, сидящий на осле… сын бедного плотника и хорошо известно, что он родился не от своего отца. Принять его как нашего последнего пророка…?» Это было трудно для эго евреев; иначе все кончилось бы хорошо. Не было необходимости сердиться на бедного парня. Он нуждался в психиатрическом лечении, хорошем питании, заботе и, может быть, он излечился бы от своих неврозов.


Если я встречу его где-нибудь, то просто один возглас «Я-ху», и он сойдет на землю и скажет: «Ты можешь взять моего осла, я не хочу спорить!» Он просто нуждался в небольшой гипнотерапии, репрограммировании, и он стал бы вполне здоровым и посмеялся бы над этой идеей сам. Но половина человечества верит в Иисуса, и показывает этим свое отставание.

Конечно, фраза «вера всего сердца» — это христианская интерпретация. Это не проницательность тех, кто идет по пути, которым путешествовал Гаутама Будда. Это не дорога убеждения или веры. На самом деле вы должны выбросить все ваши убеждения и всю вашу веру. Вы должны быть чистыми, необремененными, потому что вы собираетесь коснуться вершин. Все эти ноши будут препятствовать вашему прогрессу. Вы собираетесь познать саму истину, поэтому не носите с собой никаких мыслей об истине, потому что эти мысли встанут между вами и Истиной. Будьте полностью чистыми — вот что значит пустое сердце Будды.


Но вопрос, который задает мирянин Банкею, важен для всех вас, кроме одного слова, весь вопрос важен для каждого медитирующего. Я повторю его.


Мирянин спросил Банкея:

"Хотя я благодарен тебе за учение

о нерожденности, мысли, благодаря привычкам ума, все равно

приходят, я теряюсь в них и испытываю трудности,

стараясь оставаться постоянно нерожденным.

К чему же я могу применить веру всего сердца?"


В этом трудность каждого медитирующего. Названия различны, но проблема одна и та же. Она состоит в том, что в ваших медитациях, может быть, на короткое мгновение вы можете уловить отблеск, вкус вечного экстаза. Но вы не сможете удерживать воспоминание об этом все 24 часа. Прежние привычки, прежний ум будут продолжать пересекаться различными путями. Это странное явление, потому что его испытывают только медитирующие. Немедитирующие никогда не испытывают его, потому что они в другой ситуации.

Медитирующий ощущает, но когда он возвращается обратно из этихглубоких пластов в свой обычный мир, на периферию, ум начинает порождать сомнение: «Ты просто грезил. Что за чепуха эта вечность. Ты что, сумасшедший, что просто закрывая глаза, достигаешь окончательной истины?» Ум начинает порождать сомнения.

А ум ваш старый друг — четыре миллиона лет ему потребовалось для развития. Ваша медитация очень новая, очень свежая, это просто росток из семени, а ваш ум — это ливанский кедр в две, три сотни футов высотой, почти достигающий звезд.

Когда вы приходите на периферию с вашими ощущениями, внезапно возникает конфликт между новым опытом и старым четырехмиллионолетним умом. Ваш ум почти как гора, а ваш новый опыт — это роза. Поэтому снова и снова вы будете пойманы умом.


Это то, что говорит мирянин Банкею:

«Я понимаю твое учение, я благодарен за него. Но очень трудно помнить, что я никогда не рождался и никогда не умирал, что я сама вечность. Когда я возвращаюсь к обычной жизни, очень трудно с этим новым ощущением, которое просто, как распускающаяся почка. Обычная жизнь уничтожает его полностью».


Большинство медитирующих оставляет идею удержать его через несколько дней, видя, что это бесполезно. Это просто отблеск, а потом вы снова в вашем жалком мире. И этот несчастный мир так силен, что вы даже начинаете подозревать, что вам это все пригрезилось. Ваш собственный опыт становится далеким эхом, как будто вы услышали, как кто-то другой говорил вам, а не вы сами испытали это. Это идет против всей вашей обусловленности.


Итак, этот вопрос мирянина — вопрос всех медитирующих.


Банкен ответил:

"Если ты будешь стараться остановить

возникающие мысли, ум будет разделен

на две части: на останавливающую и останавливаемую,

и ты никогда не достигнешь спокойствия ума.

Просто поверь, что мысли изначально не существуют,

но время от времени возникают и прекращаются,

в зависимости от того, что ты видишь и слышишь, но не

имеют реальной сущности".


Он говорит, что каждый медитирующий подходит к этой точке: он познал небольшое пространство, где нет мыслей, поэтому делает естественное заключение, что, если он сможет остановить мыслительный процесс, то снова окажется в этом открытом небе. Но чем вы собираетесь останавливать мыслительный процесс? Даже мысль об остановке этого процесса исходит от ума. Поэтому ваш ум разделяется на два: останавливающий и останавливаемый.

Теперь у вас не будет спокойствия. Ваш собственный ум постоянно в борьбе: одна часть старается остановить его, другая восстает против этого. И помните, та часть, которая старается остановить, очень новая, а часть, которая должна быть остановлена, очень старая. В этой борьбе, в этом упорном поединке вы не сможете выиграть. Можно сказать, что ваше поражение абсолютно предрешено.

Многие люди начинали медитацию, а затем останавливались, потому что видели это и говорили: «Какой смысл в одном проблеске? В сравнении с ним жизнь становится еще ужаснее». Если слепой человек на секунду увидит свет и затем снова ослепнет, его слепота станет невыносимой. Теперь он знает, что существует свет, но не может видеть его, потому что снова стал слепым.

Медитирующему необходимо помнить, что не надо бороться с мыслями. Если вы хотите выиграть, не боритесь. Это простое правило большого пальца. Если вы хотите выиграть, просто не боритесь. Мысли придут как обычно. Вы наблюдайте, спрятавшись под одеялом, позвольте им приходить и уходить, но не вовлекайтесь в них. Весь вопрос в том, чтобы не вовлекаться, любым образом — одобрением и осуждением, любыми суждениями, как о хорошем или как о плохом. Не говорите ничего, просто оставайтесь абсолютно отчужденным и позвольте уму идти по своему обычному пути. Если вы сможете так себя вести… но именно так делали тысячи будд, поэтому это не проблема. И если я говорю, что этого можно достичь, то говорю это своей собственной властью. У меня нет другой власти. Я боролся, я измучил себя в борьбе, и я познал эту трещину, которая создает страдание и напряжение. Окончательно видно, что одержать победу невозможно. Я просто отказался от борьбы. Я позволил мыслям двигаться, как им хочется, я ими больше не интересовался.

И это чудо. Когда вы не интересуетесь, мыслей приходит меньше. Когда вы совершенно не заинтересованы, они перестают приходить, и вы без всякой борьбы достигаете состояния, когда мыслей нет, состояния величайшего спокойствия, которое человек когда-либо знал.

Это то, что мы называем пустым сердцем Будды.


Другой мирянин спросил:

"Когда я стираю возникающие мысли,

они все равно продолжают приходить отовсюду,

не останавливаясь. Как я могу их контролировать?"


Видимо, Банкей имел истинных учеников, интересующихся медитацией, потому что все вопросы являются вечными вопросами медитирующих. Спрашивающий говорит:


"Когда я стираю возникающие мысли,

они все равно продолжают приходить отовсюду,

не останавливаясь. Как я могу их контролировать?"


Сама идея контроля — это борьба. Сама идея контроля заставляет вас думать. Вам не нужно останавливать мысли, вам не нужно стирать их, потому что сама попытка контроля вовлекает вас в процесс контролирования, а странная истина состоит в том, что хозяин такой же раб своего слуги, как и слуга раб своего хозяина. Если вам удается контролировать свои мысли, вы закрепощены контролем. Вы не можете двинуться с места, вы не можете пойти на праздник. Вы контролируете свои мысли, а ваши мысли контролируют вас.

Вы не можете двигаться в медитации с помощью контроля. Вы можете двигаться в медитации, только оставаясь невовлеченным, просто наблюдателем. Приходят мысли или нет — неважно, просто позвольте им течь, как им хочется, а вы оставайтесь безучастным, просто наблюдая. Слово «наблюдение» значит просто быть зеркалом, отражая и никак не комментируя. Никакое зеркало никогда не говорит: «О, как прекрасно!» Оно не интересуется, прекрасны вы или безобразны, нормальны или ненормальны, стоите вы на ногах или на голове. Это не важно для зеркала, оно просто отражает.

Наблюдатель — это зеркало. Он просто наблюдает и остается пустым. Никакое содержание не остается в зеркале. Предметы приходят и уходят, зеркало не цепляется ни к чему. Зеркало не благосклонно к чему-нибудь и не враждебно ему. Оно не имеет понятия о том, что проходит перед ним.


Я слышал историю об одном хасидском рабби… Хасидизм подходит очень близко к Дзен. Это небольшая ветвь восставших евреев. Их не приемлет ортодоксальная, организованная религия, но у них есть несколько замечательных людей. Если иудаизм дал что-то человечеству, то это хасидизм, хотя он, конечно, не признает этого. Иудаизм осуждает хасидов, потому что те делают все неортодоксально, нетрадиционно, не приспосабливаясь к официальной религии, оставаясь независимыми и восставшими.

Этот хасидский мистик приходил в середине ночи к реке просто для того, чтобы посидеть молча около нее. Стражник огромного Дворца видел, как он приходит каждую полночь. В конце концов он не выдержал, остановил этого хасида и спросил его: «Я наблюдаю за тобой несколько месяцев. Ты не пропустил ни одной ночи, ты приходишь к реке каждую полночь. Что ты делаешь? Я видел тебя и следовал за тобой, потому что это моя работа — наблюдение за дворцом… поэтому я стал следовать за тобой, но ты не замечал ни дворца, ни того, кто следовал за тобой. Ты просто приходил к реке и сидел на берегу часами. Что ты там делал?»

Хасид ответил: «Я тоже наблюдатель. Так же, как ты следишь за дворцом, я наблюдаю свой ум».


Когда наблюдение углубляется, мысли исчезают без всякой борьбы. И когда сердце пусто, вы стали Буддой.


Банкей отвечает:

"Стирать возникающие мысли

все равно что пытаться

смыть кровь кровью…"


Я говорил вам, он очень простой человек. Без философского жаргона ему удается повседневным языком сказать нечто очень важное.


"Стирать возникающие мысли —

все равно, что пытаться смыть кровь кровью.

Хотя первоначальная кровь может быть удалена,

смывающая кровь все равно оставит следы;

сколько бы вы ни смывали, пятна останутся".


Борьба с мыслями — это просто удаление мыслей мыслями, смывание крови кровью. Это тоже мысль, о том, что не должно быть мыслей, о том, что «я не хочу никаких мыслей». Это также мысль. Наблюдателю не позволена даже она. Если мысли здесь, он счастлив. Если их нет, он счастлив. Он просто невовлечен.


"Не-ум первоначально не рожден,

не умирает и существует без иллюзий.

Не осознавая этого,

думая, что мысли реально существуют,

вы скитаетесь в рутине рождений и смертей".


Банкей говорил, что, если вы почувствуете момент тишины, когда мыслей нет, вы сможете увидеть, что мысли нереальны, они сделаны из того же материала, что и мечты. Вам не надо бороться с ними, вам надо просто молча наблюдать. По мере того, как ваше наблюдение становится глубже, они начинают исчезать. А на их месте возникает ощущение не-ума, пустоты, «первоначально не рожденной, не умирающей и без иллюзий. Не осознавая этого, думая, что мысли реально существуют, вы скитаетесь в рутине рождений и смертей».

Именно ваш ум ведет вас через рождения и смерти по кругу, снова и снова, от одного несчастья к другому. Вам надо выпрыгнуть из этого круга, и единственный способ выпрыгнуть — это просто свидетельствование.


"Осознавая, что мысли возникают

только временно, вы должны

позволить им начинаться

и прекращаться, не удерживая и не отвергая их.

Не делайте вообще ничего.

Это как предметы, отражающиеся в зеркале;

если зеркало чистое и ясное, оно отражает то,

что проходит перед ним, но не удерживает изображений.

Просто будьте зеркалом.

Просветленный не-ум бесконечно ярче и чище,

чем зеркало и в то же время излучает,

как свет, знание, все мысли растворяются в таком свете,

не оставляя следа.

Если вы сможете поверить в эту истину

и доверять ей, то, сколько бы мыслей ни пришло,

они не станут препятствием".


Снова я возражаю против слова «вера». В нем нет необходимости. Вы наблюдаете и видите, что мысли исчезают, как тени. Это ваше переживание. Это предложение снова вносит сюда христианский ум. «Если вы сможете поверить в эту истину и доверять ей…» Истина не требует доверия или веры. Вы просто знаете ее. А когда вы ее узнали, вы достигли свободы.

Это осознание не похоже на знания. Это осознание есть трансформация. Вы перешли от ума к не-уму. Вы перешли от тела к не-телу. Вы перешли от формы к бесформенности. Это трансформация. Тут нет вопроса об уверовании, доверии или вере. Но я могу понять трудности бедного переводчика. Он старался как мог, но его обусловленность вылезает там и здесь, совершенно непреднамеренно.

Я не осуждаю этих переводчиков, но они создали трудности для Запада. Просто читая их, западный ум не сможет точно понять, где перевод был неправильным. Я могу увидеть, где они ошибались. И я могу указать вам, что когда вы видите, вы видите; когда вы знаете, вы знаете — нет уверования, нет веры. Эти слова принадлежат к миру слепых. Мы же входим в мир будд.


Хайку… просто маленькое утверждение, но оно стоит гораздо больше огромных священных текстов:


"Когда спящий пробуждается,

Его не существует".


Вы просыпаетесь каждый день — у вас есть этот опыт, и в тот момент, когда вы проснулись, сны исчезают. Но это не полное пробуждение. Когда вы пробуждаетесь в медитации, не только ваши сны исчезают, вы сами исчезаете. Ваше отсутствие создает пустое сердце Будды.


Маниша спросила:

"Наш Возлюбленный Мастер,

Вчера я вспоминала о своей пустоте

чаще, чем когда-нибудь в другие дни.

Я вспоминала у портнихи,

Я вспоминала даже в часы пик в столовой

Мариам — окончательный тест.

Я поняла Тебя, когда Ты говорил,

что, прикладывая усилия снова и снова,

мы мало-помалу проникаемся

самоподдерживающимся осознанием,

которое в конце концов не требует

активного напоминания; оно постепенно

становится постоянным фоном всего,

что мы делаем.

Это должно как-то отличиться

от простого воспитания хорошей притычки,

но насколько это отличается?"


Маниша, это совершенно другое, если сравнивать с воспитанием хорошей привычки. Вы не воспитываете что-то, вы просто вспоминаете. Вы вспоминаете ваши собственные ощущения. В воспитании хорошей привычки вы не знаете, на самом деле она хороша или это просто социальное удобство. Вы не знаете, кто решил, что это хорошо, потому что в каждом обществе, культуре, цивилизации разные вещи считались хорошими и разные вещи считались плохими.

Воспитание хорошей привычки — это воспитание чего-то заимствованного — в этом разница. Я не предлагаю вам воспитывать, я предлагаю вам вспомнить ваши ощущения, насколько это возможно. Всякий раз, когда это возможно, вспоминайте их. Дайте им больше пищи.

Давать пищу вашим ощущениям — это похоже на поливание куста роз. Хорошая привычка не является вашими ощущениями.

Вы должны хорошенько взглянуть на «хорошие привычки». Они все — социальные удобства. И они создают определенную личность в вас. Она приходит от других — от родителей, учителей, священников, социальных лидеров.

Не бойтесь того, что исходит не от вас! Любое воспитание, каким бы хорошим оно ни казалось, превращает вас в лицемера. Я хочу, чтобы вы не были лицемерами. Я хочу, чтобы вы были по-настоящему сами собой. Это не воспитание, это просто воспоминание о вашей собственной внутренней природе.

Будда не иностранец для вас, он сидит точно в центре вашего сознания. Мы должны постоянно смотреть внутрь, так, чтобы это стало почти естественным, текущим потоком. Вам не надо ничего делать, все уже присутствует. Поэтому я говорю, что это простейшая вещь. Но, к сожалению, поскольку она самая простая и самая очевидная, ею пренебрегают. Никто не беспокоится о том, кто вы есть. Вы сами об этом не беспокоитесь.


Однажды был большой праздник, и Мулла Насреддин пошел на него. Во всех отелях не было мест. Один менеджер пожалел его и сказал: «Если вы готовы жить с кем-то, то я могу попробовать убедить джентльмена, который занимает номер с двумя кроватями».

Насреддин не возражал, он сказал: «Это отлично для меня, если он согласится».

Того человека это тоже устраивало, и он сказал: «Нет проблем. Усталый человек, вынужденный ходить из отеля в отель… нет проблем. Я буду спать, и он будет спать».

Насреддин вошел в комнату, сказал этому человеку: «Привет!» И затем как был в сапогах, чалме, халате, лег в постель. Человек был слегка удивлен! Ибо, конечно, в сапогах, чалме и халате вы не можете спать, не можете расслабиться. Поэтому Мулла ворочался с боку на бок, и из-за этого его сосед не мог спать. В конце концов он сказал: «Послушай, приятель, я никогда не видел, чтобы кто-нибудь спал в сапогах».

Мулла Насреддин сказал «Я тоже не слышал о таком, но у меня проблема: я люблю спать обнаженным, так же, как и ты спишь обнаженным…»

Человек сказал: «В чем же дело?»

«Проблема в том, что я узнаю себя по моей чалме, моему халату, моим сапогам. Если я буду обнаженным утром, кто будет решать, кто есть кто? Ты обнаженный, я обнаженный. Ни я не знаю, кто я есть, ни ты не знаешь».

Человек сказал: «Да, проблема действительно большая! Но надо найти какое-то решение, потому что я должен поспать».

И он нашел маленькую игрушку, которую какой-то ребенок, должно быть, оставил до того, как они заняли комнату. Он взял игрушку и сказал: «Давай сделаем так: я привяжу ее к твоей ноге, и ты будешь знать, что ты человек с игрушкой». Насреддин сказал: «Ты гений! Я уже думал, что умру этой ночью, задохнувшись в этом халате и сапогах». Итак, он все снял, и человек привязал игрушку к его ноге. Насреддин немедленно захрапел.

А потом человеку в голову пришла идея… «Посмотрим, что будет». И он отвязал игрушку, привязал к своей ноге и лег спать. А наутро была паника! Насреддин выбежал из номера, собрался весь отель.

Менеджер спросил: «В чем дело?»

Он ответил: «Причина очень метафизична. Когда я засыпал, я думал, что я человек с игрушкой. Конечно, я не человек с игрушкой, она у моего соседа. Проблема вот в чем, если я не Насреддин, то кто же я? Конечно, я не Насреддин, потому что у меня была игрушка, это был мой символ».

Соседа Насреддина разбудили и спросили: «Ты знаешь, кто ты?» Он ответил: «Я знаю только, что я — человек с игрушкой».

Насреддин сказал: «Я говорил тебе заранее, что это породит проблемы! Теперь всю мою жизнь я буду жить, не зная, кто я. Хорошо, ты Насреддин — а кто же я?»


Мы можем посмеяться, но это показывает, как мы знаем себя. В чем заключена ваша личность? Просто в определенном лице, которое меняется. К счастью, оно не меняется скачками — оно не знает о внезапном просветлении, оно знает только постепенное. Оно продолжает меняться, но очень постепенно, поэтому вы не чувствуете, что это другое лицо.

Когда вы ложитесь спать, у вас одно лицо, когда вы встаете утром — уже другое. Но поскольку изменения происходят постепенно, вы их не замечаете. В противном случае все меняется: растут ваши усы, растет ваша борода, ваше лицо стареет. Все в вас находится в постоянном движении — но очень постепенном, поэтому кажется почти застывшим. Иначе вы не имели бы никакой индивидуальности. Если бы все менялось так быстро, то вы бы ложились спать и утром, просыпаясь, обнаруживали бы чье-то другое лицо… Вы смотрите в зеркало — «Мой бог, это никогда не было моим лицом!» Или вы были мужчиной, а сейчас вы женщина…

Природа сделала так, что все меняется очень медленно, но изменение происходит, вам необходимо об этом помнить, и вы можете чувствовать эти изменения только, если вы знаете с чем-то внутри вас, что не изменяется. Через неизменное вы увидите изменения.

Этот свидетель — единственный неизменный элемент во всем существовании. И когда вы стали свидетелем, и в вас возникла огромная ясность, даже небольшие изменения заметны, они отражаются. Вы не заботитесь ни о каких изменениях, но ваше зеркало продолжает отражать, как вы стареете, как вы движетесь от жизни к смерти, от смерти в другую утробу. Ваше зеркало в своей ясности позволит вам понять, что вы река, а не бак с водой, где ничего не движется.

Маниша, хорошие привычки должны воспитываться; вы должны принуждать себя к их выполнению. Это просто тонкая пленка — небольшая царапина, и вы забудете свои хорошие привычки и выйдет наружу ваш естественный ответ. А ваш естественный ответ будет варварским, потому что вы никогда не выходили за ваше варварство.

Медитация для меня — это единственная цивилизация, единственная культура, единственная религия. Она уводит вас за пределы всего, выше облаков, и вы можете видеть все в вас с птичьего полета. Вам не нужно что-нибудь повторять; теперь вы можете быть первоначальным, ответственным. И для меня единственное хорошее в существовании: отвечать осознанно, реагировать спонтанно, не через цивилизацию.


Я слышал о человеке, который был такой несдержанный в гневе, что убил своего сына, когда тот его ослушался. И из-за него жена прыгнула в колодец, потому что она пыталась защитить сына. Собралась вся деревня, и ему было очень стыдно. Ему было настолько стыдно, что он сказал: «Я решил отречься от мира. Я собираюсь стать святым». В это время в городе был джайнский монах. Этот человек пришел к монаху, и монах сказал: «Это очень трудный путь».

Человек ответил: «Нет ничего трудного для меня. Пойми, я убил своего ребенка, из-за меня моя жена прыгнула в колодец. Неужели ты думаешь, что для меня осталось что-то трудное?»

Джайнский монах сказал: «Тебе придется ходить обнаженным».

Человек немедленно сбросил свою одежду; даже монах был удивлен и шокирован. Но он не понял, что это был тоже просто гнев. Итак, монах его инициировал, и он стал известным. Ему дали имя Шантидас, это значит «слуга спокойствия».

Через двадцать лет… он был в Нью-Дели. Один из его друзей из той же деревни, случайно тоже оказался в Нью-Дели и подумал: «Интересно посмотреть, насколько продвинулся Шантидас». И он пошел посмотреть — там была огромная толпа почитателей. Шантидас взглянул… и он его узнал, но ничем не показал этого. Человек его положения не может узнать крестьянина, хотя они и были друзьями. Тот человек сразу же понял: «Ничего не изменилось, потому что он посмотрел на меня, как будто не узнал, но на самом деле он меня узнал. Я увидел это по его лицу».

Итак, человек подошел ближе и спросил: «Я хочу задать простой вопрос. Как тебя зовут?»

Это привело Шантидаса в сильное раздражение. Он сказал: «Ты что, не читаешь газет? Вся столица знает меня. Мое имя Муни Шантидас».

Человек сказал: «У меня очень слабая память. Не можешь ли ты повторить?»

Это было уж слишком. Он ответил: «Я уже сказал тебе! Я повторю, но запомни, если ты меня спросишь еще раз… Ты меня прекрасно знаешь. Мое имя Муни Шантидас».

Человек сказал: «Еще раз».

Шантидас схватил свой посох и сказал: «Еще раз и я убью тебя!»

Человек сказал: «Зачем делать такую большую работу. Я хотел просто выяснить, изменился ли ты».


Двадцать лет воспитания всех добродетелей, а потом небольшой конфликт, и проявился прежний человек. Вся наша мораль, все наше воспитание искусственно. А я интересуюсь не искусственным воспитанием, а революцией, радикальной, которая возникает из вашей медитации.

Пока мы не вошли в медитацию… Вы пойдете в далекое пространство внутри себя. Идите веселыми и смеющимися. Я ненавижу серьезность — я говорю серьезно! Я хочу, чтобы мои будды танцевали, и пели, и радовались. Я хочу, чтобы мои будды не были мраморными статуями, а были живущими, дышащими, любящими.


Падди и Симас сидят в баре пивной Пиклд Президент. Падди рассказывает Симасу о своей недавней поездке в Америку.

«Ты знаешь, — говорит Падди, — этого парня Рональда Рейгана, президента Америки?»

«Да, — отвечает Симас, почесывая голову. — Это старый козел со своей подружкой шимпанзе, правильно?»

«Да, — говорит Падди. — А его офис находится в таком месте, которое называется Белый Дом».

«В самом деле? — говорит Симас. — Это похоже на пивную Белый Дом?»

«Возможно, — отвечает Падди, — но в офисе на его столе есть кнопка. Ему достаточно нажать на нее и — бум! — весь мир взлетит на воздух!»

«Мне это совсем не нравится, — говорит Симас, заказывая еще пива. — Мой дед моложе, чем этот Рональд Рейган, а мы не позволяем ему нажимать кнопки даже на телевизоре».


Папа-поляк обнаруживает, что его католическая империя разрушается. Он приказывает всем исследователям Ватикана попытаться найти средство от этого грядущего бедствия.

Однажды кардинал Катзасс стремительно врывается в папскую резиденцию.

«Я нашел! Я нашел! — пронзительно кричит Катзасс. — В одном из старых манускриптов говорится, что Бог оставил последнее послание на маленькой планетке, на краю вселенной, которая называется Истерия».

В отчаяньи Папа-поляк опустошает сейф Банко Ватикане и дает деньги русским, чтобы они построили ракету, которая доставила бы его на Истерию.

После недель тренировки Папа-поляк, кардинал Катзасс и пилот-шимпанзе отрываются от Земли и мчатся через пространство к далекой планете.

Несколькими световыми годами позже они приземляются в крошечном космопорте в середине пустыни на Истерии, и польский папа наконец-то касается всеми своими членами тамошней грязи. На указателе написано: «Последнее послание Бога — сорок миль».

Во всем облачении, со своим пастушеским посохом, остроконечной шапкой и в космическом костюме, Папа-поляк тащится по пустыне. Кардинал Катзасс, пока они идут, машет кадильницей.

Через десять часов и двадцать миль поляк-папа и кардинал Катзасс уже на четвереньках и задыхаются без воды.

На следующее утро мы видим эту пару поляков, которые заставляют себя брести через пески.

Той же ночью они достигают вершины небольшого подъема и видят вдалеке холмы. Там, сверкая неоновыми огнями так, что освещен весь холм от подножия до вершины, видно последнее послание Бога ко вселенной.

Оно гласит: «Мы приносим извинения за любые неудобства».


В полночь по темной аллее, позади пивной Хучин-Куит бродит бесстрашный напившийся адвокат Гарри Гиподжерк.

Неожиданно к нему приближается оборванный тип по имени Фред-урод, который одет в черное пальто, большую шляпу и темные очки.

«Эй, — говорит Фред-урод, — ты адвокат?»

«Да, — распускает слюни Гарри, выравнивая галстук, — я адвокат».

«А ты ведешь уголовные дела?» — спрашивает Фред-урод.

«Да», — говорит Гарри, немного шатаясь.

«Ты мог бы даже помочь вору?» — спрашивает Фред-урод.

Гарри щурится, приводит в порядок свое пальто и говорит: «Конечно, сэр».

«О'кей! — говорит Фред-урод, доставая пистолет. — Тогда ты можешь начать помогать мне, отдав свой бумажник!»


Неведомо…

Будьте безмолвными.

Закройте глаза.

Почувствуйте, что ваше тело полностью застыло.

Смотрите внутрь так глубоко, как только сможете.

В самом конце найдете источник вашей жизни.

Этот источник жизни соединен с жизнью Вселенной.

Испытывать это — значит быть Буддой, испытывать

окончательную пустоту мира, но одновременно его

абсолютную наполненность счастьем,

благословлением, признательностью,

глубокой молитвой существованию, благодарностью…

Взгляните так близко, как только сможете,

на источник вашей жизни,

центр вашего сознания.

Потому что вам придется вспомнить его позже,

когда вы будете на периферии жизни…

Занимаясь всем,

но ни на мгновение не прерывая связь

с вашим сокровенным источником жизни.

Продолжая делать все, но как будда.

Просто знание «Я есть будда»

изменит весь ваш образ жизни.

Чтобы сделать это более ясным, неведомо…


Расслабьтесь.

Просто наблюдайте тело, ум.

Они — это не вы, вы — наблюдатель.

А наблюдатель — это другое имя для Будды.


Это счастливый вечер — десять тысяч человек

просто утонули в океане наблюдающего сознания.

Десять тысяч будд — никогда не было такого собрания.

Но будьте очень внимательны и осторожны,

чтобы не потерять это состояние наблюдения,

когда вы вернетесь из центра на периферию.

Неведомо…


Возвращайтесь, но возвращайтесь со всеми ощущениями,

полные радости, мира и тишины,

с милосердием и благодарностью.


Посидите несколько мгновений как Будда.

Это теперь будет вашей окончательной позой.

Медленно, медленно вы будете обживаться

в вашей буддовой природе.

И если мы сможем создать десять тысяч будд —

этого достаточно, чтобы спасти человечество —

десять тысяч будд достигнут каждого уголка мира,

распространяя любовь, сострадание, осознание.

И я не думаю, что если в мире будет так много будд,

преступные политиканы смогут его разрушить.

Это критический момент великой ответственности

и одновременно великого вызова.

Это не только вопрос вашего превращения в будду,

это вопрос спасения всей этой планеты во всей

ее красоте и величии.

Раньше люди становились буддами ради себя!

Сейчас времена изменились.

Вам придется быть Буддой не только ради себя,

но и ради спасения всего мира от ядерного оружия

и его обладателей.

Нам придется создать великое сознание на земном шаре.

Это наша единственная защита против разрушительной

науки и преступных политиканов.

Помните: ваша ответственность велика, но она

должна быть радостью, а не обязанностью.

Она должна быть вашей любовью, вашим участием

в счастье, ощущением жизни, вашими песнями,

вашими танцами, вашей радостью.

Я не прошу вас быть миссионером,

я хочу, чтобы вы были мессией.

Миссионеры только переносят заимствованное знание.

Я хочу, чтобы вы были мессией, в том смысле,

что вы будете распространять ваш собственный опыт.

Вы будете излучать вашу собственную Буддовость.

Огонь сознания должен быть зажжен на земном шаре.

Это единственная надежда человечества,

единственная надежда сохранить эту маленькую планету

такой живой, такой прекрасной, такой милой.

В первый раз от вас требуется быть Буддой не только

для себя, но и создать атмосферу, в которой

третья мировая война не сможет начаться.


-О'кей, Маниша?

— Да, Возлюбленный Мастер.

— Можем мы праздновать десять тысяч будд?

— Да, Возлюбленный Мастер.


Содержание:
 0  Будда: Пустота Сердца : Бхагаван Раджниш  1  ВВЕДЕНИЕ : Бхагаван Раджниш
 2  Глава 1. ПУСТОТА СЕРДЦА Сентябрь 8, 1988 : Бхагаван Раджниш  3  Глава 2. ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ ЧАСА В СУТКИ Сентябрь 9, 1988 : Бхагаван Раджниш
 4  вы читаете: Глава 3. ЭТО ЗНАНИЕ ЕСТЬ ТРАНСФОРМАЦИЯ Сентябрь 10, 1988 : Бхагаван Раджниш  5  Глава 4. ВОЙДИТЕ В ДВЕРЬ АНАТТЫ Сентябрь 11, 1988 : Бхагаван Раджниш
 6  Глава 5. В МГНОВЕНИЕ ОКА Сентябрь 12, 1988 : Бхагаван Раджниш  7  Глава 6. ПРОНИКНОВЕНИЕ В КОАН Сентябрь 13, 1988 : Бхагаван Раджниш
 8  Глава 7. ОТ ПЕРИФЕРИИ К ЦЕНТРУ Сентябрь 14, 1988 : Бхагаван Раджниш  9  Глава 8. ЧЕЛОВЕК ПРОСВЕТЛЕННОЙ СВОБОДЫ Сентябрь 15, 1988 : Бхагаван Раджниш
 
Разделы
 

Поиск

электронная библиотека © rumagic.com