продолжение 70 читать книгу онлайн, читать бесплатно.

на главную страницу  Контакты  реклама, форум и чат rumagic.com  Лента новостей




страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  69  70  71  72  74  76  78  80  82  84  85
»

вы читаете книгу

Святая жестокость. — К святому подошел человек, держащий на руках новорожденного младенца. "Что сделать мне с этим дитятей? — спросил он. — Он хил, уродлив, и нет в нем жизни даже на то, чтобы умереть". "Убей его! — крикнул святой, — и держи потом на руках три дня и три ночи, чтобы запомнить. И никогда не зачнешь ты дитя таким образом, пока не придет тебе время зачать". — Когда человек услышал это, он ушел, опечаленный, и многие упрекали святого, что он дал такой жестокий совет, что велел человеку убить младенца. — "Не более ли жестоко было бы оставить его в живых?" — спросил святой.

Фридрих Ницше, "Веселая наука", раздел 731

Некоторые новые технологии с самого начала нас пугают, и согласие относительно необходимости установить политический контроль над их разработкой и применением возникает сразу. Когда в Аламогордо, Нью-Мехико, летом 1945 года взорвалась первая атомная бомба, никто из свидетелей этого события не мог не понять, какая страшная разрушительная мощь появилась в руках людей. Итак, ядерное оружие с самого начала требовало политического контроля: частным лицам было не разрешено свободно развивать ядерную технологию или ввозить компоненты, необходимые для создания атомных бомб, а со временем государства, подписавшие в 1968 году договор о нераспространении, согласились контролировать международную торговлю ядерными технологиями.

Другие новые технологии оказались куда более мирными, и потому регулируются законодательно намного меньше или не регулируются совсем. Примеры тому — персональные компьютеры и Интернет: эти новые формы информационных технологий (ИТ) сулят в перспективе создание процветания, распространение доступа к информации (а потому и к власти) более демократическим образом и порождают объединения своих пользователей. Тем, кто хочет найти обратную сторону Информационной революции, приходится сильно напрягать зрение, а найти пока удалось только вопросы так называемого "электронного раздела" (digital divide — имеется в виду неравенство доступа к ИТ) и угрозы для частной жизни — ни то, ни другое нельзя назвать потрясением основ справедливости или морали. Вопреки усилиям со стороны наиболее осторожных режимов взять под контроль использование ИТ, эти технологии в последние годы расцветают с минимальным законодательным надзором как внутри государств, так и на международном уровне.

Биотехнологии попадают где-то между двумя этими крайностями. Трансгенные посевы и генная инженерия человека вызывают у людей куда больше беспокойства, чем Интернет и персональные компьютеры. Но биотехнология также обещает многое для здоровья и благополучия человека. Когда ее заранее представляют как средство вылечить ребенка от муковисцидоза или диабета, людям трудно сформулировать причины, почему их тревоги должны встать на пути прогресса. Проше всего было бы возразить против какой-то новой биотехнологии, если бы ее испытание проводилось небрежно или если бы генетически измененные пищевые продукты вызывали опасные аллергические реакции. Однако на самом деле угрозы биотехнологии куда более тонкие, а потому их намного труднее учесть в любых утилитарных расчетах.

Перед лицом проблем, которые ставит перед нами подобная технология, где хорошее и плохое тесно переплетены, на мой взгляд, существует только одно возможное решение: государства должны политически регулировать разработку и применение таких технологий, организовав институты, которые будут различать технологический прогресс, способствующий процветанию человека, и прогресс, составляющий угрозу человеческому достоинству и благополучию. Сначала эти институты должны быть созданы на национальном уровне, а впоследствии — выйти на международный.

Сегодня в обсуждении биотехнологий выделилось два полярных лагеря. Первый — либертарианский, который утверждает, что общество не должно и не в состоянии накладывать ограничения на развитие новых технологий. В этот лагерь входят исследователи, ученые, желающие раздвинуть границы знания, представители биотехнологической промышленности, которые хотят получить выгоды от свободного технологического развития, и — в особенности в США и Великобритании — большая группа, идеологически приверженная сочетанию свободного рынка, дерегулирования и минимального вмешательства правительства в технологии.

Второй лагерь — неоднородная группа, испытывающая моральную тревогу по поводу биотехнологий, которая состоит из людей с религиозными убеждениями, энвиронменталистов, верящих в святость природы, противников новых технологий и людей с левыми убеждениями, которых беспокоит возможное возвращение евгеники. Эта группа, включающая в себя многих — начиная с активистов вроде Джереми Рифкина и заканчивая Католической Церквью, — предлагает запрет на целый ряд новых технологий: от оплодотворения ин витро и исследований стволовых клеток до трансгенных культур и клонирования человека.

Необходимо вывести дискуссию о биотехнологии из этой поляризации. Оба подхода — полное попустительство развитию биотехнологии и попытки широкого запрета различных ее направлений — ошибочны и нереалистичны. Определенные технологии, такие как клонирование человека, заслуживают полного запрета по причинам как внутренним, так и тактическим. Но почти все прочие формы биотехнологии, возникновение которых мы наблюдаем, требуют более дифференцированного подхода в законодательной регламентации. В то время как многие заняты заявлением своих этических позиций "за" и "против" различных технологий, почти никто не рассматривает конкретно, какого рода институты нужны, чтобы позволить обществу контролировать темпы и масштаб развития биотехнологии.

Давно уже прошли времена, когда говорилось, что если миру что нужно, так это более жесткая законодательная регламентация. Регламентация — в частности, международная — не такая вещь, к которой можно призывать легкомысленно. До революции Рейгана — Тэтчер 1980-х годов многие секторы экономики Северной Америки, Европы и Японии были сильно зарегламентированы, и многие еще остаются такими и сегодня. Регламентация влечет за собой разного рода неэффективности и даже патологии, которые сейчас хорошо известны. Например, исследованиями показано, как регулирующие органы государства обретают собственный интерес по усилению своей власти и положения, даже если они заявляют о приверженности интересам общества[312]. Плохо продуманная законодательная регламентация может неимоверно поднять стоимость экономической деятельности, застопорить новаторство и привести к неверному распределению ресурсов, когда предприятия начинают искать способы уклониться от обременительных норм. В последние лет двадцать был выполнен большой объем инновативной работы на тему альтернатив формальной регламентации со стороны государства — например, саморегулирование предприятий и более гибкие модели создания норм и обеспечения их соблюдения.

Неэффективность любой схемы регулирования — жизненный факт. Мы можем попытаться уменьшить ее, разрабатывая институты с целью упрощения процесса регулирования и повышения его способности реагировать на изменения в технологии и общественных потребностях, но все же есть некоторые проблемы, с которыми можно справиться лишь формальным контролем со стороны государства. Схемы саморегулирования лучше всего работают в ситуациях, когда соответствующая отрасль не порождает много социальных затрат (по терминологии экономистов, негативных экстернальностей), когда решаемые вопросы в основном технические и аполитичные, и когда у самой отрасли есть сильные стимулы за собой следить. Такова ситуация в вопросах установления международных стандартов, координирования движения самолетов и платы за воздушный трафик, испытания изделий и банковских расчетов, и когда-то так было для безопасности пищевых продуктов и медицинских экспериментов.

Но совсем не такова ситуация для современной биотехнологии или для тех видов биомедицинских технологий, которые могут возникнуть в будущем. Хотя научно-исследовательская общественность в прошлом блестяще контролировала себя в таких областях, как эксперименты на людях и безопасность технологии рекомбинантной ДНК, сейчас слишком много пересекается коммерческих интересов и слишком много крутится денег, чтобы саморегулирование продолжало и дальше успешно действовать. У большинства биотехнологических компаний попросту нет стимулов соблюдать многие из тонких этических различий, которые надо будет провести, а это значит, что правительствам придется вступить в дело, чтобы ввести нормы и заставить их соблюдать.

Сегодня многие считают, что биотехнологию не следует брать под контроль и что это практически невозможно. Оба эти вывода, как мы увидим, ошибочны.


Содержание:
 0  j0.html  1  1 ПОВЕСТЬ О ДВУХ АНТИУТОПИЯХ : Фрэнсис Фукуяма
 2  Лобовое решение : Фрэнсис Фукуяма  4  продолжение 4
 6  Биотехнология и возобновление истории : Фрэнсис Фукуяма  8  Революция в когнитивной неврологии : Фрэнсис Фукуяма
 10  Генетика и преступность : Фрэнсис Фукуяма  12  продолжение 12
 14  Наследуемость интеллекта : Фрэнсис Фукуяма  16  Гены и сексуальность: гетеро и гомо : Фрэнсис Фукуяма
 18  4 ПРОДЛЕНИЕ ЖИЗНИ : Фрэнсис Фукуяма  20  Путь к младенцам на заказ : Фрэнсис Фукуяма
 22  Путь к младенцам на заказ : Фрэнсис Фукуяма  24  Религиозные соображения : Фрэнсис Фукуяма
 26  Политическая корректность : Фрэнсис Фукуяма  28  Ограничения утилитаризма : Фрэнсис Фукуяма
 30  Религиозные соображения : Фрэнсис Фукуяма  32  Политическая корректность : Фрэнсис Фукуяма
 34  Ограничения утилитаризма : Фрэнсис Фукуяма  36  Разговор о правах : Фрэнсис Фукуяма
 38  Почему учение о натуралистическом заблуждении само есть заблуждение : Фрэнсис Фукуяма  40  Разговор о правах : Фрэнсис Фукуяма
 42  Почему учение о натуралистическом заблуждении само есть заблуждение : Фрэнсис Фукуяма  44  Contra naturam[224] : Фрэнсис Фукуяма
 46  Человеческая специфика и права животных : Фрэнсис Фукуяма  48  Contra naturam[224] : Фрэнсис Фукуяма
 50  Человеческая специфика и права животных : Фрэнсис Фукуяма  52  Фактор икс : Фрэнсис Фукуяма
 54  Человеческое достоинство возвращается : Фрэнсис Фукуяма  56  Сознание : Фрэнсис Фукуяма
 58  Когда мы становимся людьми? : Фрэнсис Фукуяма  60  Фактор икс : Фрэнсис Фукуяма
 62  Человеческое достоинство возвращается : Фрэнсис Фукуяма  64  Сознание : Фрэнсис Фукуяма
 66  Когда мы становимся людьми? : Фрэнсис Фукуяма  68  Кому решать? : Фрэнсис Фукуяма
 69  Можно ли контролировать технологию? : Фрэнсис Фукуяма  70  вы читаете: продолжение 70
 71  Кому решать? : Фрэнсис Фукуяма  72  Можно ли контролировать технологию? : Фрэнсис Фукуяма
 74  Нормы для сельскохозяйственной биотехнологии : Фрэнсис Фукуяма  76  продолжение 76
 78  Биотехнология человека : Фрэнсис Фукуяма  80  Где проводить красную черту? : Фрэнсис Фукуяма
 82  продолжение 82  84  Начало постчеловеческой истории? : Фрэнсис Фукуяма
 85  notes.html    
 
Разделы
 

Поиск

электронная библиотека © rumagic.com