Начало постчеловеческой истории? : Фрэнсис Фукуяма читать книгу онлайн, читать бесплатно.

на главную страницу  Контакты  реклама, форум и чат rumagic.com  Лента новостей




страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  74  76  78  80  82  83  84  85
»

вы читаете книгу

Начало постчеловеческой истории?

Американский режим начиная с 1776 года строился на основе естественного права. Конституционное правление и власть закона, ограничивая произвол тиранов, защищают те виды свободы, которые присущи людям по природе. Как указал через восемьдесят семь лет Авраам Линкольн, это был еще и режим, преданный положению о всеобщем равенстве людей. Равенство в свободе может существовать только потому, что существует естественное равенство людей; или, если перефразировать более позитивно, факт естественного равенства требует равенства политических прав.

Критики указывают, что Соединенные Штаты никогда не жили соответственно этому идеалу равенства в свободе, а в течение своей истории исключали из этого равенства целые группы. Защитники режима указывают (с моей точки зрения, более правильно), что принцип равенства прав служил причиной постоянного расширения списка тех, кому права предоставлены. Когда было постановлено, что все люди имеют естественные права, в американской политической истории вспыхнул долгий спор о том, кто попадает в этот заколдованный круг "людей", которых Декларация объявляет равными от рождения. Изначально этот круг не включал женщин, или чернокожих, или белых, не имеющих собственности; но он расширялся медленно и верно, и в свое время их в себя включил.

Однако, признают это участники спора или нет, все они (хотя бы неявно) имеют представление о том, что есть "суть" человека, то есть основание для суждения, должен ли тот или иной индивидуум таковым считаться. Внешне люди выглядят, говорят и действуют весьма отлично друг от друга, и спор во многом вертелся вокруг того, являются ли эти различия чисто условными или корни их лежат в природе.

Современная наука до некоторой степени помогла нам расширить взгляды на то, кого считать человеком, поскольку показала, что наиболее явные различия между людьми условны, а не природны. Там же, где природные различия действительно существуют, как между мужчиной и женщиной, выяснилось, что они касаются качеств, не оказывающих влияния на политические права.

Так что, вопреки плохой репутации, которую концепции вроде естественных прав имеют среди университетских философов, многое в мире нашей политики покоится на существовании устойчивой "сути", которой мы одарены от природы, или скорее на том факте, что мы верим в существование этой "сути".

Может быть, мы готовы войти в постчеловеческое будущее, в котором технология даст нам возможность постепенно изменить нашу сущность со временем. Многие приветствуют такую возможность под знаменем человеческой свободы. Они хотят максимально расширить свободу родителей выбирать, каких детей иметь, свободу ученых в исследованиях и свободу предпринимателей использовать технологию для получения прибыли.

Но свобода такого рода будет отличной от всех прочих свобод, ранее доступных людям. Политическая свобода до сих пор означала свободу преследовать те цели, которые наша природа перед нами поставила. Эти цели не определены жестко; природа человека весьма пластична, и у нас огромный диапазон возможностей выбора, совместимых с этой природой. Но она не бесконечно пластична, и элементы, остающиеся постоянными — в частности, наша видоспецифичная гамма эмоциональных реакций, — представляют собой безопасную гавань, которая дает нам возможность соединяться с другими людьми.

Может статься, что мы каким-то образом обречены на этот новый вид свободы или что на следующей стадии эволюции, как некоторые предполагают, мы сознательно возьмемся за наше биологическое строение, а не оставим его в руках слепых сил естественного отбора.

Но если мы на это пойдем, то делать это надо с открытыми глазами. Многие считают, что постчеловеческий мир будет выглядеть совсем как наш — свободный, равный, процветающий, заботливый, сочувственный, — но только с лучшим здравоохранением, большей продолжительностью жизни и, быть может, более высоким уровнем интеллекта.

Однако постчеловеческий мир может оказаться куда более иерархичным и конкурентным, чем наш сегодняшний, а потому полным социальных конфликтов. Это может быть мир, где утрачено будет любое понятие "общечеловеческого", потому что мы перемешаем гены человека с генами стольких видов, что уже не будем ясно понимать, что же такое человек. Это может оказаться мир, где средний человек будет заживаться далеко за вторую сотню лет, сидя в коляске в доме престарелых и призывая никак не идущую смерть. А может быть, это окажется мягкая тирания вроде описанной в "Дивном новом мире", где все здоровы и счастливы, но забыли смысл слов "надежда", "страх" или "борьба".

Мы не обязаны принимать любое такое будущее ради фальшивого знамени свободы, будь то свобода ничем не ограниченного размножения или свобода беспрепятственного научного исследования. Мы не обязаны считать себя рабами неизбежного технологического прогресса, если этот прогресс не служит человеческим целям. Истинная свобода означает свободу политической общественности защищать ценности, которые ей всего дороже, и именно этой свободой мы должны воспользоваться сегодня по отношению к биотехнологической революции.


Содержание:
 0  j0.html  1  1 ПОВЕСТЬ О ДВУХ АНТИУТОПИЯХ : Фрэнсис Фукуяма
 2  Лобовое решение : Фрэнсис Фукуяма  4  продолжение 4
 6  Биотехнология и возобновление истории : Фрэнсис Фукуяма  8  Революция в когнитивной неврологии : Фрэнсис Фукуяма
 10  Генетика и преступность : Фрэнсис Фукуяма  12  продолжение 12
 14  Наследуемость интеллекта : Фрэнсис Фукуяма  16  Гены и сексуальность: гетеро и гомо : Фрэнсис Фукуяма
 18  4 ПРОДЛЕНИЕ ЖИЗНИ : Фрэнсис Фукуяма  20  Путь к младенцам на заказ : Фрэнсис Фукуяма
 22  Путь к младенцам на заказ : Фрэнсис Фукуяма  24  Религиозные соображения : Фрэнсис Фукуяма
 26  Политическая корректность : Фрэнсис Фукуяма  28  Ограничения утилитаризма : Фрэнсис Фукуяма
 30  Религиозные соображения : Фрэнсис Фукуяма  32  Политическая корректность : Фрэнсис Фукуяма
 34  Ограничения утилитаризма : Фрэнсис Фукуяма  36  Разговор о правах : Фрэнсис Фукуяма
 38  Почему учение о натуралистическом заблуждении само есть заблуждение : Фрэнсис Фукуяма  40  Разговор о правах : Фрэнсис Фукуяма
 42  Почему учение о натуралистическом заблуждении само есть заблуждение : Фрэнсис Фукуяма  44  Contra naturam[224] : Фрэнсис Фукуяма
 46  Человеческая специфика и права животных : Фрэнсис Фукуяма  48  Contra naturam[224] : Фрэнсис Фукуяма
 50  Человеческая специфика и права животных : Фрэнсис Фукуяма  52  Фактор икс : Фрэнсис Фукуяма
 54  Человеческое достоинство возвращается : Фрэнсис Фукуяма  56  Сознание : Фрэнсис Фукуяма
 58  Когда мы становимся людьми? : Фрэнсис Фукуяма  60  Фактор икс : Фрэнсис Фукуяма
 62  Человеческое достоинство возвращается : Фрэнсис Фукуяма  64  Сознание : Фрэнсис Фукуяма
 66  Когда мы становимся людьми? : Фрэнсис Фукуяма  68  Кому решать? : Фрэнсис Фукуяма
 70  продолжение 70  72  Можно ли контролировать технологию? : Фрэнсис Фукуяма
 74  Нормы для сельскохозяйственной биотехнологии : Фрэнсис Фукуяма  76  продолжение 76
 78  Биотехнология человека : Фрэнсис Фукуяма  80  Где проводить красную черту? : Фрэнсис Фукуяма
 82  продолжение 82  83  Где проводить красную черту? : Фрэнсис Фукуяма
 84  вы читаете: Начало постчеловеческой истории? : Фрэнсис Фукуяма  85  notes.html
 
Разделы
 

Поиск

электронная библиотека © rumagic.com