Понятие рефлексирующей системы : Михаил Розов читать книгу онлайн, читать бесплатно.

на главную страницу  Контакты  реклама, форум и чат rumagic.com  Лента новостей




страницы книги:
 0  1  14  28  42  56  70  84  98  112  126  140  154  167  168  169  182  196  210  224  238  252  266  280  294  308  322  336  350  364  378  392  406  420  434  435  436
»

вы читаете книгу

Понятие рефлексирующей системы

Что такое научная рефлексия?

Термин «рефлексия» в той или иной степени знаком каждому. Под рефлексией понимают самопознание, способность человека осознавать самого себя, свою деятельность, своё поведение. Применение этого термина к науке может вызвать некоторое недоумение и поэтому нуждается в разъяснении. Действительно, разве наука познает себя, разве в этом её задача? Очевидно, что по крайней мере естествознание нацелено не на изучение науки, а на изучение природных явлений. Но, строго говоря, самих себя не изучают и гуманитарные дисциплины. Науковедение, например, строит знания не о себе, а о физике, химии, биологии... Короче, наука познает внешние по отношению к ней явления, но никак не себя самое.

Все это так, и тем не менее наука не существует без описания экспериментов и методов исследования, без формулировки своих задач, без обсуждения предмета отдельных дисциплин... Более того, при ближайшем рассмотрении довольно легко придти к выводу, что фактически почти все в науке сводится к рефлексии. Кое-что, разумеется, надо отбросить с самого начала. Рассмотрим это более подробно. Стоит хотя бы бегло просмотреть с десяток учебных курсов или монографий из разных областей знания, и мы найдём уйму сведений и об истории этих областей, и о закономерностях их развития. Выше уже приводилось немало цитат подобного рода. Нет никаких оснований относить все это к научной рефлексии. Просто любой учёный, будучи химиком или биологом, может в то же время интересоваться и живописью, и историей своей науки, и теорией познания. Живописью или историей в данном случае интересуется физик, а не физика, учёный, а не наука.

Но, даже отбросив все эти привходящие компоненты научных текстов и сосредоточив своё внимание на науке как таковой, мы не избавимся от представления, что наука – это и есть рефлексия. Действительно, можно ли провести резкую границу между описанием объекта и описанием деятельности с объектом, между знанием о мире и знанием возможностей и границ человеческой деятельности? Здесь уместно напомнить то, что уже обсуждалось в главе о знании – тезис об операциональной природе репрезентаторов. Вернёмся к химии, где мы уже встречали тексты такого вида: вещество Х чаще всего получают путём. Далее следует описание того, как именно получают Х. Следует ли рассматривать этот отрывок как описание деятельности химика, т. е. как продукт его рефлексии, или перед нами характеристика вещества Х? Очевидно, что имеет место и первое, и второе одновременно и, более того, едва ли можно названные аспекты полностью отделить и противопоставить друг другу. Любые знания о мире связаны в конечном итоге с человеческой практикой, с человеческой деятельностью, без этой связи они, вероятно, просто не существуют. Но что же в таком случае в науке не является рефлексией?

Очевидно, что для ответа на этот вопрос надо придать термину «рефлексия» более узкое и специфическое звучание. Будем исходить из уже предложенной нами модели науки. Известный специалист по термодинамике М. Трайбус пишет: «Смысл науки не только в самом процессе познания, но и в передаче и распространении полученных знаний». Фактически речь идёт об одновременном функционировании исследовательских и коллекторских программ. Именно последние, как нам представляется, и делают рефлексию органичным и необходимым компонентом науки. Учёный, с одной стороны, работает с опорой на непосредственные образцы, являясь участником соответствующих социальных эстафет, но с другой, – он вынужден вербализовать свой опыт, вербализовать те образцы, в которых он работает, т. е. сделать все это достоянием централизованной социальной памяти.

В свете сказанного под рефлексией рационально понимать переход от непосредственных образцов к вербальным описаниям, т. е. процесс вербализации образцов. Представьте себе эстафету, участники которой, не имея возможности постоянно демонстрировать друг другу акты своей деятельности, в рамках которой могут иметь место разного рода «мутации», начинают эти акты описывать. К каким последствиям это приведёт, как для самих участников, так и для внешнего наблюдателя? Во-первых, перед каждым из участников встанет проблема выбора: действовать по образцам или по описаниям? Во-вторых, наряду с непосредственными эстафетами появятся эстафеты частично или полностью вербально опосредованные. В-третьих, возникнет естественный вопрос: насколько адекватны и однозначны получаемые описания и что сулит переход к опосредованным эстафетам? Наконец, в-четвёртых, у наблюдателя, желающего описать происходящее, появляются методологические трудности, связанные с тем, что система сама себя описывает. Сказав все это, мы фактически построили простейшую модель рефлексирующей системы и наметили вопросы, которые надо обсудить.

Рефлексирующие системы – это не только наука. В общем плане это – любые системы, которые способны описывать своё поведение и использовать полученные описания в качестве правил, принципов, алгоритмов и т. п. в ходе дальнейших действий. Важно, что помимо этих описаний, системы имеют и другие, базовые механизмы, определяющие их поведение. К числу таких систем можно отнести материальное производство, систему воспроизводства языка и речи, общество в цело. В каждом из этих случаев рефлексия и её результаты выступают как существенные компоненты функционирования и развития соответствующих систем. Производство предполагает технологическое описание производственных процессов; язык закрепляет свои нормативы в словарях и грамматических справочниках. Вербальные правила никогда полностью не заменяют непосредственных эстафет, но способны коренным образом преобразовывать картину в целом. Мы, например, чаще всего говорим на родном языке, не пользуясь никакими правилами, опираясь только на непосредственные образцы, однако правила, если таковые сформулированы, несомненно, могут оказывать на речевую практику существенное влияние. Что касается науки, то можно смело сказать, что её просто не было бы без рефлексии, без вербализации образцов.


Содержание:
 0  Философия науки и техники : Михаил Розов  1  Раздел I. Научное познание как социокультурный феномен (Стёпин В.С.) : Михаил Розов
 14  Главные отличительные признаки науки : Михаил Розов  28  Раздел II. Наука как традиция (Розов М.А.) : Михаил Розов
 42  Пути формирования науки : Михаил Розов  56  Проблема стационарности социальных эстафет : Михаил Розов
 70  Рефлексия и деятельность : Михаил Розов  84  Концепция исследовательских программ И.Лакатоса : Михаил Розов
 98  Социальные куматоиды и социальные эстафеты : Михаил Розов  112  Разнообразие новаций и их относительный характер : Михаил Розов
 126  Что такое открытие? : Михаил Розов  140  Движение с пересадками : Михаил Розов
 154  Репрезентация в художественном мышлении : Михаил Розов  167  История науки и кумулятивизм : Михаил Розов
 168  вы читаете: Понятие рефлексирующей системы : Михаил Розов  169  Сократический диалог и рефлексия : Михаил Розов
 182  Объектно-инструментальные дисциплинарные комплексы : Михаил Розов  196  Процедуры перехода к эмпирическим зависимостям и фактам : Михаил Розов
 210  Процедуры конструктивного обоснования теоретических схем : Михаил Розов  224  Исторические типы научной рациональности : Михаил Розов
 238  продолжение 238  252  Философские основания науки : Михаил Розов
 266  Парадигмальные образцы решения задач : Михаил Розов  280  Логика построения развитых теорий в классической физике : Михаил Розов
 294  Исторические типы научной рациональности : Михаил Розов  308  Линейная модель : Михаил Розов
 322  Формирование и развитие технической теории : Михаил Розов  336  Кооперация работ и специалистов в системотехнике : Михаил Розов
 350  Эволюционная модель : Михаил Розов  364  Эволюционная модель : Михаил Розов
 378  Анализ и синтез схем : Михаил Розов  392  Эволюционное и революционное развитие технической теории : Михаил Розов
 406  Социотехническое проектирование : Михаил Розов  420  Проектирование : Михаил Розов
 434  Оценка современного научно-технического прогресса: конструктивные решения : Михаил Розов  435  Цели современной инженерной деятельности и её последствия : Михаил Розов
 436  Оценка современного научно-технического прогресса: конструктивные решения : Михаил Розов    
 
Разделы
 

Поиск

электронная библиотека © rumagic.com