§ 23. АРИСТОКРАТИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ В СОВРЕМЕННОЙ КОНСТИТУЦИИ БУРЖУАЗНОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА : Карл Шмитт читать книгу онлайн, читать бесплатно.

на главную страницу  Контакты  реклама, форум и чат rumagic.com  Лента новостей




страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24
»

вы читаете книгу

§ 23. АРИСТОКРАТИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ В СОВРЕМЕННОЙ КОНСТИТУЦИИ БУРЖУАЗНОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА

I. Политическая форма аристократии основывается на идее репрезентации. Но вследствие этого принципа форма ослабляется и смягчается в результате того, что репрезентирует не одно, а множество лиц. Так, в самой аристократии заложена известная moderation.

Современная конституция буржуазного правового государства двойственным образом применяет элементы формы аристократического принципа. Прежде всего господство парламента само по себе есть если не аристократическая, то все же олигархическая система. Кроме того, аристократические элементы структуры и формы могут использоваться как организационное средство для поддержания баланса властей, чтобы демократический и монархический элементы лучше уравнивали друг друга. Если монархический элемент особенно подходит для конструирования исполнительной власти и также применяется для этого, то аристократический элемент вводится в разделяющую власти организацию законодательства и внутри законодательной власти демократически задуманной нижней палате противопоставляется более или менее аристократическая верхняя палата. Так возникает двухпалатная система современной конституции буржуазного правового государства.

II. Идея и оправдание двухпалатной системы.

1. Для введения двухпалатной системы в большинстве государств европейского континента определяющим был английский образец. Эта система являлась для либеральных представлений XIX века чем-то особенно убедительным. А именно эта система хорошо гармонировала с принципом различения властей и, кроме того, давала возможность защитить социальную власть определенных сословий и слоев от радикальной демократии. Поэтому она равным образом подходила как для либеральных, так и для консервативных требований. Видимо, этим объясняется и большое распространение этой системы. В Германии, как и во Франции, большинство либералов рассматривали двухпалатную систему в качестве разумного и мудрого учреждения и конструировали ее различным способом.

2. Классическое для буржуазного либерализма XIX века обоснование и формулировка двухпалатной системы встречается у Бенжамена Констана. Он понимает верхнюю палату как особую репрезентацию и пытается разделить репрезентацию, конструируя различные предметы репрезентации. Возникающая в ходе выборов палата депутатов есть «репрезентант» меняющегося общественного мнения; основанная на наследственности верхняя палата — «репрезентант длительности и преемственности» (duree в отличие от opinion). «Королевская власть» как «нейтральная», исполнительная как осуществление и судебная власть уже не именуются у него «репрезентативными». В различных вариантах повторяется идея, что рядом с подверженной смене мнений и большинства нижней палатой, основанной на числе и количестве, нужно поставить особое представительство стабильности и качества. Немецкие либералы также прямо признавали подобные конструкции верхней палаты.


Bluntschli, Allgemeines Staatsrecht, I, S. 512; Gneist, Englische Verfassungsgeschichte, S. 675ff; см. высказывания Бенжамена Констана : CEuvres politique, p. 18.

3. Двухпалатная система должна противоречить политическому следствию демократии, поскольку демократия покоится на предпосылке однородности и тождества единого народа. Самостоятельная вторая палата с некоторым политическим значением была бы угрозой единству всего народа и приводила бы к дуализму именно в законодательной власти, которая в особом смысле считается выражением всеобщей воли, volonte generale. Если конституция желает особо подчеркнуть суверенитет единой и неделимой нации и где, вероятно, еще доминируют политические опасения перед социальной властью аристократии, тогда строго реализуется однопалатная система.


Таковы французские конституции 1791 и 1848 годов. Применительно к последней Токвиль выступал за однопалатную систему, поскольку согласно ей президент французской республики избирался всем французским народом, а всенародно избранному президенту следовало противопоставить только единую, всенародно избранную законодательную корпорацию. Об отторжении швейцарцами двухпалатной системы см.: Esmein-N?zard, I, S. 126.

Демократическое отторжение объяснимо тем, что демократия покоится на предпосылке полной гомогенности и целостности. Для демократической конституции вопрос двухпалатной системы упрощается до ясной альтернативы: или во второй палате должны найти свое выражение примечательные субстанциальные особенности внутри народа — особое образование, особый опыт, возраст, богатство, землевладение, — и тогда эта система означает нарушение демократического равенства и однородности всех граждан государства, или же речь идет не о сущностных различениях и особенностях, но тогда непонятно, почему они должны приводить к созданию особой палаты. Интерес правового государства в поддержании баланса как такового и либеральный интерес защиты ценных меньшинств могут легко вступать в противоречие с последствиями демократического принципа. Это же касается и современных попыток поддержания в двухпалатной системе баланса между иными социальными различиями, особенно применительно к противоречию капитала и труда. Это противоречие столь сильно, что его организация в виде двух палат лишь еще больше усилит социальные противоречия и будет еще больше угрожать политическому единству.

III. Исторические типы двухпалатной системы.

1. Английская палата лордов.


С XIV века собрание лордов, то есть высшего дворянства — герцоги, графы и высшие бароны, которые относились к вассалам короля и образовывали magnum concilium — феодальное собрание свиты, — в качестве верхней палаты заседало отдельно от низшего дворянства, то есть рыцарей, которые вместе с представителями городов и общин объединялись в палату общин, House of Commons. Обе палаты вместе с королем образовывали парламент. Каждая из обеих палат получила особое историческое развитие. Палата лордов до сегодняшнего дня является палатой пэров, то есть палатой господ, состоящей в основном из наследственных членов, назначенных королем. До 1832 года между двумя палатами фактически существовала гомогенность, поскольку большинство одной палаты соответствовало большинству другой, пока нижняя палата выбиралась еще не по принципам современной демократии, а на основании средневекового избирательного права по местностям, обусловленного многими историческими случайностями, причем лорды верхней палаты вполне господствовали над выборами в нижнюю палату. В начавшемся в 1832 году новом развитии нижняя палата превратилась в палату депутатов в смысле современной демократии; палата лордов, напротив, сохранила свой аристократический характер. Впрочем, в результате Парламентского акта 1911 года она утратила полное равенство с нижней палатой в качестве законодательного фактора. Теперь закон может быть обнародован королем без одобрения палаты лордов, если он будет трижды без изменений принят нижней палатой во время определенного промежутка времени на трех следующих друг за другом периодах заседаний. Палата лордов имеет лишь «отлагательное вето». Наряду с этим данный Парламентский акт 1911 года завершает еще одно развитие, возникшее применительно к финансовому праву: о так называемых денежных законах решает только нижняя палата, даже если палата лордов обсуждает их; вопрос, что в случае сомнения считать денежным законом, определяет спикер нижней палаты без участия палаты лордов.

В настоящее время (лето 1927 года) выдвинуты планы реформ с целью вернуть палате лордов часть ее былой власти. Политический смысл этих стремлений заключается в том, чтобы нижней палате, в которой в результате демократического избирательного права постоянным фактором власти является лейбористская партия, противопоставить в качестве действенного противовеса консервативную палату лордов. Поддержание баланса должно служить здесь защите существующего буржуазного порядка.

2. В большинстве стран европейского материка двухпалатная система введена в качестве подражания английскому образцу Здесь проявилась идеализация английских конституционных дел, которая начинается с Монтескье и длится весь XIX век, а у некоторых авторов даже еще и в XX веке.


Монтескье, «О духе законов», XI, 6: «Во всяком государстве всегда есть люди, отличающиеся преимуществом рождения, богатства или почестей; и если бы они были смешаны с народом, если бы они, как и все прочие, имели только по одному голосу, то общая свобода стала бы для них рабством и они отнюдь не были бы заинтересованы в том, чтобы защищать ее, так как большая часть решений была бы направлена против них. Поэтому доля их участия в законодательстве должна соответствовать прочим преимуществам, которые они имеют в государстве». То есть рацио такого рода особой палаты заключается в том, что ценное для государства меньшинство не должно проигрывать в ходе голосования по демократическим принципам.

Из этих ходов мысли возникает аристократическая палата пэров, corps de nobles или палата господ, существующая наряду с подлинным народным представительством.


Такова chamber des pairs согласно ст. 27 французской хартии 1814 года и ст. 23 конституции буржуазного королевства 1830 года. Прусская конституция 1850 года, ст. 62: «Законодательная власть осуществляется совместно королем и двумя палатами; для любого закона необходимо согласие короля и обеих палат»; ст. 65: «Первая палата составляется из членов, назначаемых королем с правом наследования или пожизненно».

3. Двухпалатная система по причине особенностей федеративной организации. Здесь наряду с палатой депутатов, возникающей в ходе всеобщих выборов всего народа, образуется особая палата для государств — членов в качестве палаты государств. Таким образом, к унитарно-демократической палате депутатов присоединится «собрание союзных государственных индивидуальностей» (Блунчли).


Сенат Соединенных Штатов Америки наряду с палатой представителей, вместе с которой он образует конгресс, Совет кантонов Швейцарской конфедерации в качестве представительства кантонов наряду с Национальным советом — оба вместе образуют (в качестве двух отделений) Федеральное собрание; § 85 Франкфуртской конституции 1849 года: рейхстаг состоит из двух палат — палаты государств и народной палаты .

Рейхсрат Веймарской конституции (ст. 60–67), что касается полномочий и деятельности, в действительности приближается ко второй палате, однако сконструирован не как особая репрезентация, а лишь как представительство немецких земель при законодательстве и управлении рейха, причем как собрание проинструктированных представителей земельных правительств. Благодаря праву содействия в законодательстве (право законодательной инициативы согласно ст. 69 и право возражения согласно ст. 74 ИК) в системе конструкции с разделением властей он может выполнять функции второй палаты, но не образует парламента вместе с рейхстагом.

4. Двухпалатная система в демократическом унитарном государстве по простым причинам разделения властей: вторая палата в качестве сената противопоставляется палате депутатов, чтобы осуществить разделение внутри законодательства и тем самым создать средства контроля и ограничения и способствовать более основательному обсуждению и дискуссии по поводу законов. К этому прибавляется высказанная уже Болинброком мысль, что верхняя палата должна выполнять функцию арбитра между королем и нижней палатой, то есть между шефом исполнительной власти и народным представительством, и играть посредническую роль. Если в республике, основанной на демократическом принципе, подобные причины приводят к созданию второй палаты, то возникает вопрос: благодаря каким особенностям состава подобного рода вторая палата отличается от другой палаты? Было бы недемократично вместо методов периодических выборов создавать учреждение, основанное на наследственности или же выборах на пожизненный срок. Французский сенат согласно конституционному закону 1875 года должен был получить от тогдашнего Национального собрания 75 сенаторов, позже назначенных на пожизненный срок посредством кооптации. Однако уже через несколько лет (закон от 9 декабря 1884 года) это было вновь отменено. При наследственности и даже при выборах на пожизненный срок независимость и репрезентация могут настолько усилиться, что нарушается демократический принцип тождества. В результате приходится ограничиваться более мелкими дифференциациями и нюансировками: различие избирательного возраста, избирателей или числа депутатов, опосредованные вместо непосредственных выборов, периодические пополнения, при которых с целью сохранения преемственности палаты сменяется и вновь избирается лишь меньшинство, различие избирательных округов или избирательной системы. Но это дифференциации, которых, очевидно, недостаточно, чтобы создать идейное основание для самостоятельного, политически значимого учреждения.

5. В последнее время пытались сформировать двухпалатную систему как соединение экономической палаты с палатой политической или же экономического парламента с чисто политическим парламентом, так что в последнем случае возникают два парламента (а не только две палаты).


Если противоречие верхней и нижней палат означает противоречие капитала и труда, тогда двухпалатная система есть лишь развитие классового противоречия. Но если, обходя это противоречие, пытаются отделить политику и экономику и построить двухпалатную систему на этом отделении, тогда попытка будет обречена на провал, поскольку решение всегда лежит в политическом. То же самое касается и конструкции из двух парламентов. Если экономический парламент сможет утвердиться наряду с политическим парламентом, то в критическом случае должен возникнуть конфликт, если только оба парламента не будут абсолютно гомогенными, но тогда вследствие этого их двойственность будет абсолютно избыточной. Однако если возникнет конфликт, тогда тот парламент, который подтвердит себя в качестве определяющей части, неизбежно станет политическим парламентом, поскольку он перенимает руководство и тем самым ответственность независимо от того, был ли он перед этим организован как политический или как экономический парламент. Данное возражение затрагивает как предложения мистера и миссис Уэбб установить параллельно два равноправных парламента (один политический и один экономический), так и немецкие предложения, требующие в интересах освобождения экономики от политики (имеется в виду партийная политика сегодняшнего типа) учредить экономический парламент. См.: Tatarin-Tarnheyden. Die Berufsst?nde, Berlin 1922, S. 238; Schmollers Jahrbuch, 49 (1925), S. 185; Ztschr. f. Politik, XV, S. 120. Далее — H. Brauweiler.  Berufsst?nde und Staat, Berlin, 1925 и Preu?ische Jahrb?cher, Oktober 1925, S. 64. Браувайлер является противником двухпалатной системы.

Веймарская конституция в ст. 165 вводит Имперский хозяйственный совет, задуманный в качестве всеохватывающей организации системы представительств рабочих и служащих в соединении с паритетно (то есть состоящими из представителей работодателей и наемных рабочих) составленными окружными хозяйственными советами. Однако до сих пор (осень 1927) на основании распоряжения от 4 мая 1920 года (RGBl. S. 858) существует лишь временный Имперский хозяйственный совет из представителей различных экономических профессий и частей хозяйственной жизни. Согласно ст. 165, аб. 4, Имперскому хозяйственному совету имперским правительством должны передаваться на экспертизу социально-политические и экономико-политические законопроекты основополагающего значения. Постоянный Имперский хозяйственный совет также имеет право самостоятельно запрашивать подобные проекты законов, то есть обладает правом инициативы и через одного из своих членов может представлять проект рейхстагу. В остальном он не обладает правом содействия в имперском законодательстве: в сущности, он ограничен экспертной деятельностью. Это учреждение согласно ст. 165 вряд ли можно рассматривать с точки зрения разделения властей, поскольку Имперский хозяйственный совет не есть особая палата, даже если его члены (согласно ст. 5 распоряжения от 4 мая 1920 года) считаются представителями экономических интересов всего народа и не связаны поручениями. Столь же невозможно рассматривать его в качестве самостоятельного экономического парламента, поскольку парламенту для экономических законов и иных дел необходимо право самостоятельного принятия решений. То, что он ограничен экспертной деятельностью, также способствовало тому, что заседания проходят только в комитетах, и больше не наблюдается даже формальности публичной дискуссии, каковая должна проходить в парламенте. Отдельные административно-правовые полномочия, такие как выдача разрешения на производство спичек (имперский закон от 28 мая 1927 года, RGBl. I, S. 123), ничего не меняют в этом результате. Может быть, что здесь заложены подходы к уникальному новообразованию, которое уже будет невозможно понять посредством традиционных представлений о государственной организации; тем не менее до сегодняшнего дня следовало говорить, что этот Имперский хозяйственный совет Веймарской конституции не является ни второй палатой, ни экономическим парламентом.

IV. Компетенции и полномочия верхней палаты.

Подлинная компетенция лежит в области законодательства. Однако английский образец способствовал передаче этой палате также других компетенций, в особенности правосудия, причем прежде всего политической юстиции.

1. Законодательство.

А. Позитивное и равноправное содействие при принятии законов.

В соответствии с первоначальным смыслом двухпалатной системы закон принимается солидарным решением обеих палат, к которому в конституционной монархии еще добавляется одобрение короля. Простое вето или право возражения согласно этому было бы недостаточным для придания некой корпорации характера законодательной корпорации. Даже абсолютное вето есть не право содействия в законодательстве, а некое уникальное полномочие, задуманное как ограничение, вторгающееся в законодательное право извне, не как содействие, но лишь как ограничение и защита от злоупотреблений. Полномочие отлагательного, суспензивного вето в еще меньшей степени может считаться правом содействия и обосновывать характер второй законодательной корпорации. Впрочем, в практическом результате подобное право возражения часто неотличимо от права содействия, а именно в том случае, если обладатель этого права возражения одновременно имеет право на самостоятельную законодательную инициативу. Само собой разумеется, что только лишь подобное право инициативы еще не может обосновать характер законодательной корпорации. Иные возможности ограничений, например полномочие палаты назначать всенародный опрос или роспуск в отношении закона, принятого другой палатой, то есть возможность апеллировать к народу, также еще не обосновывают позитивного права содействия в законодательстве.


Уже упоминалось, что содействие английской палаты лордов ограничено в результате Парламентского акта 1911 года, так что здесь часто говорят о чисто суспензивном праве вето (например, см.: Esmein-N?zard. I, S.209). И все же у палаты лордов, если отвлечься от денежных законов, остается компетенция обсуждения принимаемых законов. Выражение «простое право вето» практически и теоретично неточно.

Французский сенат относительно законодательного права есть вторая палата, принципиально скоординированная с палатой депутатов. Согласно конституционному закону от 25 февраля 1875 года (ст. 5), он содействует при роспуске парламента: президент республики может распустить палату депутатов только с одобрения сената; здесь право сената на содействие создает баланс и обосновывает положение своего рода арбитра между палатой депутатов и президентом государства.

Рейхсрат Германской империи согласно ст. 74 имеет полномочие высказывать возражение против принятых рейхстагом законов. В таком случае закон возвращается в рейхстаг на повторное рассмотрение. То есть рейхсрат решает лишь по поводу возражения против принятого закона; его решение о возражении не есть принятие закона. Через повторное рассмотрение рейхстагом (для которого согласно верному пониманию достаточно одного-единственного чтения) рейхстаг выражает отношение к возражению, не решая при этом окончательно относительно возражения. Решение скорее зависит от того, назначит ли рейхспрезидент всенародный опрос или нет. Если при повторном рассмотрении имеет место лишь решение простого большинства рейхстага, тогда решение рейхстага относительно закона не становится законом; если в данном случае рейхспрезидент не назначит всенародный опрос, тогда возражение рейхсрата было успешным и принятие закона было предотвращено. Если при повторном рассмотрении рейхстаг примет свое решение большинством в две трети голосов присутствующих членов, тогда возражение рейхсрата отклонено, если рейхспрезидент не назначит всенародный опрос.

Согласно ст. 76 ИК рейхсрат может потребовать назначения всенародного опроса в отношении принятых рейхстагом законов, изменяющих конституцию. Это полномочие объясняется законодательно-конституционным рассмотрением его права возражения. Для изменяющих конституцию законов в ст. 76 ИК предписывается, что принятие подобных законов делает необходимым квалифицированное большинство (большинство в две трети законодательно установленного числа членов для кворума палаты, решение большинством в две трети присутствующих). Большинство в две трети при последующем рассмотрении относительно первого решения означало бы лишь повторение, а не особую квалификацию. В этом особенно важном случае оно отклонило бы возражение рейхсрата, если рейхспрезидент не решит назначить всенародный опрос. Этот результат вновь корректируется посредством ранее упомянутого права рейхсрата требовать в подобных случаях проведения всенародного опроса.

Б. Обе палаты обычно имеют равные права относительно законодательной инициативы. Тем не менее почти повсюду существуют особенности права инициативы в случае финансовых законов. Здесь верхняя палата (палата господ или сенат) отступает перед нижней палатой как подлинным народным представительством, поскольку нижняя палата рассматривается как представительство тех, кто платит пошлины или налоги и вследствие этого также должен одобрять их.


Особое положение нижней палаты в случае денежных вопросов восходит к английскому развитию: нижняя палата одобряла субсидии короне. Согласно федеральной конституции Соединенных Штатов Америки законопроекты, связанные с повышением доходов, должны происходить из палаты представителей, однако сенат может вносить изменения, как при любом ином законопроекте. Согласно ст. 27 бельгийской конституции 1831 года любой закон, связанный с доходами или расходами государства, вначале должен быть одобрен палатой депутатов. Ст. 62 прусской конституции от 31 января 1850 года определяет: финансовые законопроекты и государственные бюджеты сначала передаются на рассмотрение второй палате (палате депутатов), тогда как в случае иных законов правительство имеет выбор, какой из двух палат сначала передать закон. Ст. 8, § 2 французского конституционного закона от 24 февраля 1875 года: финансовые законы (lois de finances) сначала передаются и одобряются палатой депутатов. Существуют разногласия относительно того, имеет ли сенат в случае подобных вопросов вообще какое-то право вносить изменения, то есть должен ли он принимать или отклонять законы в принятой палатой депутатов форме без изменений, может ли он вводить снижения или повышения по отдельным позициям, как сенат Соединенных Штатов Америки, или при данных изменениях он зависит от того, использует ли правительство свое право инициативы, и сенат, впрочем только по предложению правительства, может принять любые изменения в отношении решения палаты. Намерению авторов подобного конституционного закона 1875 года, имевших в виду пример сената Соединенных Штатов Америки, больше всего должно соответствовать право сената на самостоятельное внесение изменений.

Рейхсрат Германской империи согласно ст. 69 ИК имеет право принимать проекты законов. Далее он имеет право одобрения в отношении проектов законов имперского правительства. В случае проектов законов, вышедших из среды рейхстага, он не имеет данного права одобрения, так что требование согласия рейхсрата в отношении правительственных проектов можно легко обойти, если проект внесет фракция рейхстага. На тот случай, если между рейхсратом и имперским правительством не будет достигнуто согласие относительно правительственного проекта закона, рейхсрат имеет право на внесение самостоятельного предложения: в таком случае имперское правительство обязано представить проект рейхсрата на рассмотрение рейхстага.

В отношении денежных законов согласно ст. 85, аб. 2 ИК существует равнозначное право содействия рейхсрата в той мере, в какой рейхстаг может устанавливать повышение расходов и снижение доходов в предложенном правительством плане бюджета лишь с одобрения рейхсрата. Согласно верному пониманию данное право одобрения (в отличие от простого права возражения) действенно для всех денежных законов и применительно к этой важной области словно превращает рейхсрат во вторую палату. Тем не менее не стоит упускать из виду, что здесь рейхсрат имеет право соучастия лишь вместе с имперским правительством, но не против него, что далее это право соучастия может быть нейтрализовано посредством решения рейхстага двумя третями голосов (ст. 85, аб. 5; о практике ст. 85, аб.4 см.: Poetzsch, Jahrb.?. R.XIII, 1925, S. 221; Joh. Heckel, A?R, N. F. 12 (1927), S. 467–468.

2. Верхняя палата (палата господ, сенат и т. д.) в качестве государственной судебной палаты. Во многих конституционно-законодательных определениях согласно (ставшему со временем беспредметным) английскому образцу обосновывается уникальная компетенция верхней палаты или сената в отношении политических процессов. Веймарская конституция не знает такого рода политической юстиции со стороны законодательной корпорации.

3. Верхняя палата, или сенат, в качестве гаранта конституции, то есть судебной палаты по конституционным спорам, в качестве инстанции для решений относительно конституционности законов и распоряжений и так называемых конституционных жалоб. На этом основано учреждение Senat Conservateur, полномочного объявлять неконституционными законы и декреты, — учреждение, характерное для конституций Французской империи; таковы конституционные законы VIII года (1799), XII года (1802), от 14 января 1852 года, ст. 26 и далее. В этих последних определениях сенат прямо называется «хранителем основополагающего соглашения и общественных свобод» (gardien du pacte fondamental et des libert?s publiques).

4. Верхняя палата (палата господ, сенат и т. д.) и парламентское правительство. Обе палаты двухпалатной системы вместе образуют парламент. В случае политической ответственности правительства перед парламентом вследствие этого правительство должно быть зависимым от обеих палат, будь это таким образом, что каждая палата отдельно за себя выражает эту ответственность, или таким образом, что необходимо солидарное решение обеих палат. В действительности демократическое развитие привело к тому, что верхняя или соответствующая ей палата лишается своего влияния, и зависимость от парламента превращается в зависимость от нижней палаты.

В Англии такое решение было найдено лишь в XIX веке; во Франции согласно ст. 6 конституционного закона от 25 февраля 1876 года министры солидарно ответственны перед палатами (solidairment responsables devant les chambres). Ответственность правительства перед парламентом на практике фактически есть ответственность перед палатой депутатов, хотя теоретически сохраняется равноправие палат (Esmein-N?zard. I, S.234ff), и на практике также встречаются сенатские вотумы доверия или недоверия (E. von Hippel J?R. XV, 1927, S. 180).

В Германской империи требование парламентского правительства имело лишь смысл зависимости правительства от доверия рейхстага. Поэтому изменяющий конституцию закон от 28 октября 1918 года определил: «Рейхсканцлер для осуществления своей должности нуждается в доверии рейхстага». Далее в том же законе, напротив, сказано: «Рейхсканцлер и его заместители при осуществлении своей должности ответственны перед бундесратом и рейхстагом ». Ст. 54 Веймарской конституции говорит о доверии рейхстага, рейхсрат в данном случае не обсуждается. Элементы второй палаты, выражающиеся в организации Германского бундесрата или рейхсрата, также обосновываются лишь федеративной структурой рейха и не означают подлинной двухпалатной системы.


V. Разделение законодательного полномочия, заложенное в двухпалатной системе, должно приводить к тому, что положение члена одной палаты является несовместимым с положением члена другой палаты. Здесь, безусловно, должна существовать несовместимость.


Содержание:
 0  Государство и политическая форма : Карл Шмитт  1  Учение о конституции (фрагмент) [20] : Карл Шмитт
 2  § 16. БУРЖУАЗНОЕ ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФОРМА : Карл Шмитт  3  Политическая часть современной конституции : Карл Шмитт
 4  § 18. НАРОД И ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ КОНСТИТУЦИЯ : Карл Шмитт  5  § 19. СЛЕДСТВИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРИНЦИПА ДЕМОКРАТИИ : Карл Шмитт
 6  j6.html  7  § 21. ГРАНИЦЫ ДЕМОКРАТИИ : Карл Шмитт
 8  § 22. УЧЕНИЕ О МОНАРХИИ : Карл Шмитт  9  вы читаете: j9.html
 10  § 24. ПАРЛАМЕНТСКАЯ СИСТЕМА : Карл Шмитт  11  § 25. ИСТОРИЧЕСКОЙ ОБЗОР РАЗВИТИЯ ПАРЛАМЕНТСКОЙ СИСТЕМЫ : Карл Шмитт
 12  § 17. УЧЕНИЕ О ДЕМОКРАТИИ : Карл Шмитт  13  § 18. НАРОД И ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ КОНСТИТУЦИЯ : Карл Шмитт
 14  § 19. СЛЕДСТВИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРИНЦИПА ДЕМОКРАТИИ : Карл Шмитт  15  j15.html
 16  § 21. ГРАНИЦЫ ДЕМОКРАТИИ : Карл Шмитт  17  § 22. УЧЕНИЕ О МОНАРХИИ : Карл Шмитт
 18  j18.html  19  § 24. ПАРЛАМЕНТСКАЯ СИСТЕМА : Карл Шмитт
 20  § 25. ИСТОРИЧЕСКОЙ ОБЗОР РАЗВИТИЯ ПАРЛАМЕНТСКОЙ СИСТЕМЫ : Карл Шмитт  21  Государственная этика и плюралистическое государство [24] : Карл Шмитт
 22  Новые принципы для правовой практики [25] : Карл Шмитт  23  Фюрер защищает право : Карл Шмитт
 24  Примечания : Карл Шмитт    
 
Разделы
 

Поиск

электронная библиотека © rumagic.com